http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказГимназистка
автор: D. A. A. (@)
тема: потеря девственности
размер: 102.62 Кб., дата: 13-04-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2 3 4 5 6 [След.]

     Продажная любовь, как и продажная литература, оплачивается плохо, не приносит радости и губит талант на корню. А лишиться возможности вкушать радости любви? Ни за какие деньги, НИ ЗА ЧТО!
     - Надежда, ты даже не убедила меня, а, скорее, изложила то, что я в душе понимала, но выразить не умела.
     - Вот поэтому я и ценю свою независимость как гарантию того, что занятия любовью мне никто не вменит в обязанность, и я не растрачу свой талант, исполняя эту повинность. Впрочем, здесь я могу ошибаться. Да, ты знаешь, что Петр - врач?
     - Судя по книгам в его библиотеке, я поняла, что он имеет какое-то отношение к медицине, но какое я не знала.
     - В любом случае, расспроси его. Он тебе расскажет о способах предохранения от нежелательной беременности, более надежных, чем молитва: "святая дева Мария, зачавшая без греха, помоги мне согрешить без зачатия" и еще кое о чем.
     Ольга рассмеялась этой своеобразной молитве и тут ее улыбка погасла. Она вдруг поняла, что принципиальное решение она уже высказала, и отступать стыдно. Осталось только уладить кое-какие второстепенные детали. Она нервно сглотнула.
     - А в первый раз у меня ЭТО будет с Петром?
     - Решающее слово за тобой. Ну и, конечно, если он будет против, то ты его не заставишь. Ты - далеко не первая девица, которая решила примкнуть к нашему обществу и у нас существует целый ритуал на этот случай.
     - ?
     - Это... мероприятие обставляют как праздник. Собираются все члены нашего общества, организуют угощение. Летом - на природе, где-нибудь на Трухановом острове. В холодное время года - в подвале одного фабричного здания. Не смейся. Владелец фабрики - один из соучредителей общества. Подвал давно приспособлен соответственно нашим запросам. От нездорового любопытства полиции далеко, все удобства в наличии, места много. Посвящаемая девушка должна исполнить маленькое представление - раздеться перед обществом, чтобы все могли полюбоваться на ее красоту. После этого она может оценить, насколько ее выступление, скажем так, понравилось собравшимся мужчинам и выбрать счастливчика, которому предстоит сыграть главную мужскую роль. Дело его чести - сыграть ее так, чтобы причинить девушке поменьше боли. Вот, собственно, и все. Остальное ты видела. Потом - неофициальная часть: нечто вроде приема, но ты в нем можешь не принимать участия, если слишком тяжело перенесешь первую часть.
     Ольга несколько секунд молчала. Потом, опустив глаза, тихо произнесла одно слово:
     - Хорошо.


     Глава 6

     "Ожидание праздника приятнее самого праздника". Ольга невесело улыбнулась этому афоризму. Она так не считала. За последние две недели ей пришлось изрядно понервничать, чтобы организовать церемонию своей инициации в лучшем виде.
     Самым трудным было, конечно, исчезнуть из дома. Но недаром Ольгины успехи в гимназии всегда оценивались высшим баллом. Припомнив и проанализировав даты отцовских "задержек на службе", расспросив его, чем он занимается в канцелярии и переговорив с Петром она выяснила примерно следующую картину: двенадцатого числа каждого месяца городской санитарный инспектор, в подчинении которого служил Ольгин отец, представляет губернатору список коммерческих предприятий города, которые санитарным нормам не соответствуют. По идее, согрешившие против здоровья потребителей предприниматели должны быть оштрафованы. Большинство купцов платят, чтобы не попасть в этот список от случая к случаю, когда к ним приходит ревизор, но есть категория злостных нарушителей, которым выгоднее не соблюдать этих норм. Вот их ежемесячные взносы, в конце концов, оседают в доме терпимости "у Анны". Происходит это в следующую за двенадцатым числом субботу. Мать Ольги тоже исчезала под разными предлогами из дому в этот день. Единственное исключение, которое Ольга смогла припомнить, случилось два месяца назад в связи с простудой матери. У горничной выходной тоже был по субботам. Ночь на воскресенье она обычно проводила у родственников. Таким образом, вопрос "когда?" разрешился, тем более, что субботний вечер - наиболее подходящее время для всевозможных светских развлечений.
     Как только мать Ольги ушла из дому, указав дочери быть паинькой, она надела пальто и шляпку и выскочила следом. У нее были все основания спешить: перед выступлением следовало еще принять ванну, сделать с помощью Надежды прическу и первый в жизни маникюр.  
     Не меньше проблем вызвал костюм, в котором она предстанет перед обществом. К счастью, Маша, обладавшая почти такой же фигурой, что и Ольга, одолжила ей свое выходное платье из прекрасного полотна. Надежда и Петр частью подарили, частью одолжили ей роскошное белье и чулки, от которых не отказалась бы ни одна парижанка. Изящные туфельки тоже нашлись. Один пациент Петра, ювелир, ссудил ее серьгами и золотой цепочкой. Цепочку она надела на талию как поясок.
     И вот Ольга, одетая в этот костюм, стоит за тяжелой портьерой и через щель в ней рассматривает зал, где ей предстоит стать женщиной. В этом помещении она уже была, но сейчас здесь все выглядело совершенно иначе. Кругом толпились элегантные дамы и кавалеры. Всего присутствовало человек около пятидесяти. Гости смеялись, разговаривали, закусывали возле буфета. Кое-кто отдал предпочтение традиционным костюмам, но большинство нарядились как на карнавал. Женщины избрали себе костюмы, наиболее подчеркивающие их прелести. Здесь была одалиска, весь наряд которой состоял из тончайших газовых шаровар и безрукавки, настолько короткой, что при каждом шаге можно было созерцать груди ее владелицы. Несколько дам надели какие-то туники, похожие то ли на античные, то ли на те, что носили их прапрабабушки в начале XIX века. Хотя, пожалуй, разрезы по бокам юбки до самого пояса (а пояса тогда затягивали под самой грудью) показались бы слишком смелыми и в те времена. Еще одна особа нарядилась в балетную пачку и трико с отверстиями в соответствующих местах. Две женщины, похожие на сестер, видимо, были поклонницами Гогена. Во всяком случае, подобно моделям таитянского цикла знаменитого художника они задрапировались в куски яркой ткани, подвели глаза на азиатский манер и воткнули в парики из конского волоса по яркому искусственному цветку. Но большинство женщин выбрали для себя костюмы, обыгрывающие тему современного дезабилье: корсеты, из которых дерзко выглядывали соски грудей, прозрачные юбки с разрезами или пеньюары, тонкие чулки, башмачки на каблуках. Одним словом - то, что представляет себе мужчина, раздевая взглядом хорошенькую незнакомку.
     Наконец, общество расселось на стульях перед предметом мебели, который Ольга в свой первый визит мысленно окрестила диваном. Она уже знала, что от народного остроумия он назывался сексодромом. Вперед выступил мужчина во фраке и начал что-то говорить. Гимназистка уже поняла, что говорят о ней, но стук собственного сердца мешал ей услышать речь, хотя дело происходило всего в нескольких шагах.
     Последние приготовления. Надежда просунула краешки пуговиц на спине Ольгиного платья в петли, чтобы застежку можно было расстегнуть одним движением, и сжала запястье ученицы вместо благословения. "Конферансье" завершил свою речь, и все взоры обратились в сторону портьеры, за которой стояла Ольга. Легкий толчок пониже спины дал ей понять, что пора идти. "Ну, вперед. Отступать поздно" - сказала она себе и сделала первый шаг.
     Публика подобралась культурная и не стала смущать новоиспеченную артистку неуместным шумом. Но даже если бы все вокруг начали свистеть и улюлюкать, они бы не сбили Ольгу с курса. Страх ее прошел, тело обрело удивительную легкость, на губах заиграла улыбка победительницы. Кажется, сейчас она бы без труда прошла по телеграфной проволоке. Впрочем, ей этого не требовалось. Она шла к сексодрому, как танцевала. Плечи развернуты, подбородок поднят, каблуки туфель со стуком становятся на одну прямую линию.
     "Так, поворот. Поднимем руку, замрем, пусть на нас люди посмотрят. Улыбнемся" - словно кто-то шел рядом и давал советы. Пора расстегивать платье. Ольга завела руки за спину и потянула за края застежки. Застежка лихо распалась на две половины. Умница, Надежда. А вот и она сама. Стоит с края и показывает ей скрещенные пальцы. Точно суеверная гимназистка на экзамене. Однако надо продолжать. Прижмем руки к груди. Сделаем вид, будто нам страшно. Поозираемся по сторонам. Приоткроем грудь и снова ее спрячем. Теперь сложный момент. Нужно подхватить край юбки и поднять ее к груди, прежде чем зрители что-либо толком разглядят.  
     Ну вот, вроде получилось неплохо. Стягиваем платье с себя, поворачиваемся спиной к зрителям, кладем его на спинку сексодрома. Ольге почему-то захотелось расправить платье и смахнуть с него несуществующую пылинку. Так, самое трудное позади. Теперь на Ольге остались корсет, сорочка, две нижние юбки, панталоны, чулки на подвязках и туфельки.
     Сначала панталоны. Подхватим сзади юбки, как это делают женщины, поднимаясь по крутой лестнице. Перебирая пальцами, подцепим их края. Вот так. Медленно подтянем кверху, до самых подмышек. Нагнемся - пусть все оценят соответствующие части тела. Пока зрители прожигают взглядами дыру в кальсончиках, нащупаем их завязку. Раз! Панталончики ползут вниз, но мы не позволим зрителям что-либо усмотреть и выпрямимся. Освобождаем одну ногу, подбираем юбку. Второй ногой отбрасываем панталоны прочь.
      Как там Надежда? Стоит и жестами показывает: "Все в порядке, смелей". Ну, значит, едем дальше. Туфельки. Это просто. Теперь - чулки. Для этого нужно прилечь на сексодром. Зрители уже заметили, что Ольга голая под юбкой и по мере того, как обнажается ее нога, мужские взгляды скользят по ней. Ольга почти физически почувствовала, как взгляды зрителей, словно шаловливые пальцы, пытаются пробраться под ее юбку. Она поддела кружевную красную подвязку и стянула ее с ноги. Что бы с ней сделать? Просто бросать не интересно. Растянем ее на пальцах как рогатку и выстрелим в первый ряд. Ольга механически отметила, что счастливец, которому достался этот предмет, поцеловал его и спрятал в нагрудный карман.
     С чулком проще. Его можно стянуть за кончик. Теперь подойдем к первому ряду. Поставим ногу на стул, подберем юбку. Кавалер, сидевший на этом стуле, не заставил себя дважды упрашивать и в два счета освободил ее от второй подвязки. А его сосед явно покушается сделать то же с чулком. Ну что же - будь по вашему. Только зубами. Прежде, чем ухватить зубами чулок, сосед несколько раз поцеловал подъем Ольгиной ступни прямо сквозь шелк. Пришлось легонько стукнуть его, чтобы не увлекался и не затягивал мероприятие.
     Теперь опять вернемся к сексодрому. Корсет. Он парижского изготовления. Парижанки понимают толк в любовных утехах и для них портные придумали специальную модель корсета. Сзади он на шнуровке, а спереди на крючках. Чтобы его надеть, не нужно звать горничную, а то ведь горничные в Париже такие, что могут у хозяйки отбить того, ради кого пришлось корсет снимать. А уж освободиться от него и вовсе просто. Раз, два, три и готово.
     Теперь нижняя юбка. Медленно - медленно тянем за завязку. У зрителей в зале - выражение глаз, как у котов, созерцающих приготовление печеночного паштета. Увы, господа, вас ждет разочарование. У Ольги под юбкой есть еще одна. Но та - совершенно прозрачная. Впрочем, и ее тоже -долой.
     Ну вот, последний предмет одежды - тонкая кружевная сорочка. Ольга повернулась спиной, спустила с плеч бретельки и развела руки, отчего стала похожа на летящую птицу. Сорочка упала с ее плеч, и она осталась обнаженной. Ольга грациозно развернулась и упала на сексодром, слегка раздвинув колени и уронив голову. Все!
     И тут зал взорвало. Теперь уже никто не боялся смутить дебютантку, и каждый выражал свой восторг громкими аплодисментами и одобрительными криками. А Ольга чувствовала, как груз переживаний, который она несла последние дни, упал с ее плеч вместе с сорочкой. Она справилась. Теперь не может быть осечки. Одновременно Ольга осознала, что волнение, присущее всем, начинающим какое-либо трудное дело, трансформировалось у нее в сильное половое возбуждение. Она приподняла голову и осмотрела зал сквозь ресницы. Гимназистка смотрела не на лица мужчин, а на их брюки. Так и есть, в зале - ни одного мужского члена, который бы не находился в состоянии эрекции. Ольга самодовольно усмехнулась.  
     - Ну-с, кто желает сорвать этот цветочек? - спросил распорядитель. Не меньше десятка мужчин сорвались с мест и, на ходу расстегивая штаны, выстроились перед Ольгой.
     - Прошу вас, мадемуазель, выбирайте. Присутствующие дамы охотно подтвердят, что вас не разочарует никто из собравшихся.
     Женская половина общества аплодисментами выразила свое согласие со словами ведущего.
     Ольга прекрасно понимала важность своего выбора, внимательно рассматривая соискателей. Петра среди них нет, и это хорошо. Ольга понимала, что в случае, если бы он оказался в этой шеренге, то ей бы пришлось выбрать своего учителя, а обижать Надежду она не хотела. "Надо будет поблагодарить его за деликатность" - подумала она, проходя вдоль ряда. И тут она увидела ЕГО. Это моложавое лицо она видела всего несколько минут в жизни, но эти усы, закрученные в колечки a la премьер Столыпин, она бы не спутала ни с какими другими. Это был человек, который ее похитил, привез в этот подвал и заставил позировать обнаженной для непристойных фотографий. Но он же пробудил в ней женщину. С ним она впервые испытала оргазм.
     - Господин фотограф, я даже не знаю вашего имени, но выбираю вас. Я не могу отблагодарить вас чем-либо меньшим, за тот вечер в ...
     Незнакомец прижал палец к губам.
     - Вадим. Можно на "ты". Я очень рад, что тебе так понравилось, - с паузами после каждого предложения произнес он.
     Остальные претенденты тихо удалились, когда поняли, что им не выгорит.
     Вадим без всякого труда подхватил ее на руки и отнес к сексодрому.
     - Просто ляг и расслабься. Я все сделаю сам. Только согни колени. Если тебе страшно - закрой глаза, - прошептал он Ольге на ухо. Она чуть заметно кивнула.
     Действительно, Вадим прекрасно понимал важность своей нынешней задачи. Он заранее отказался от попыток получить какое-то особое удовольствие в ходе этого акта, и употребил все силы на возбуждение своей партнерши. Губами, языком, усами он ласкал ее грудь и влагалище пока Ольга не затрепетала в преддверии оргазма. Только добившись этого, он передвинулся выше, и Ольга почувствовала срамными губами кончик члена Вадима. Она даже не успела испугаться, как мужчина вошел в нее сильным, но нежным движением. На удивление Ольги боли не было. Просто ощущение, словно лопнула и разорвалась какая-то чужеродная перегородка, закрывавшая вход в ее тело. Поняв, что все уже свершилось, Ольга чуть не рассмеялась. Теперь уже точно, все позади. Расслабившись, она отдалась своим ощущениям и вскоре испытала оргазм. Это было совершенно новое ощущение по сравнению с тем, что она переживала раньше. Возможно, это был не столь интенсивный взрыв, чем тот, что она у себя вызывала, щекоча пальцами клитор, но гораздо продолжительнее и, главное, полнее. Тем более, что Вадим, почувствовав, что она кончает, не только не замедлил своих движений, но наоборот, ускорил их и тут Ольга, не успев выйти из первого оргазма испытала второй, еще более глубокий. Это была вершина. Вадим уже извлек член и изливал семя на ее живот. Только в этот момент, взглянув на кровь на его члене, Ольга с опозданием испугалась. Кто-то заботливо принес тазик с теплой водой и полотенце и сейчас Вадим смывал с нее кровь, убеждаясь, что никакой более серьезной помощи не требуется.
     Наконец, Ольге разрешили встать. Надежда взяла свою подопечную за руку и отвела в комнатку, в которой Ольга наряжалась для всего мероприятия. По дороге все норовили ее поздравить, ободрить, оказать какую-нибудь мелкую услугу. Но Ольге было не до этого. Она еле переставляла ноги. На нее вдруг навалилась необоримая сонливость. В комнатушке стояла кушетка, занимавшая почти половину ее.
     - Оля, тебя здесь никто не побеспокоит. Можешь отдохнуть, сколько найдешь нужным. Ты держалась молодцом.
     У Ольги хватило сил только на вымученную улыбку. Как только ее голова опустилась на подушку, гимназистка погрузилась, точнее сказать, провалилась, в сон.
     Ольга проспала как убитая больше двух часов. Но мысль о том, что ей необходимо быть дома до появления родителей пробилась через спящий мозг и вызвала пробуждение. Ольга отбросила одеяло, которым ее кто-то заботливо укрыл, и тут вспомнила, что она совершенно голая. Завернувшись в одеяло, она встала с кушетки, и включила свет. Только после этого обнаружилось, что в комнате она не одна. На стуле в углу, неподвижно и бесшумно как филин, сидел Вадим. Он ждал ее пробуждения.
     - Я принес тебе пеньюар, - объяснил он свое присутствие, - как ты себя чувствуешь?
     Ольга себя чувствовала неважно. Вадиму не нужно было объяснять, почему. Она просто мученически улыбнулась.
     - Странно, в первое время мне было ни капельки не больно, а сейчас - словно палец порезала.
     - Это Надежда постаралась. Она тебе не сказала, но после ванны протерла твою девственную плеву обезболивающим раствором. Надо сказать, справилась мастерски, совершенно не затронув других частей, а то бы ты не почувствовала не только боли, но и удовольствия. Ну, ничего, через несколько часов все заживет.
     - Который час?
     - Без четверти десять.
     - Тогда мне нужно найти Надежду. Отвернись, пока я переоденусь.
     Вадим демонстративно отвернулся и встал так, чтобы видеть Ольгу в зеркале на стене. Она уже сообразила, что сказала глупость, потребовав отвернуться от человека, который уже видел ее во всех подробностях, и не стала сердиться. Накинув халат, она вышла в большой зал. Свет в нем был притушен и в полумраке звучала симфония звуков страсти. От разговоров и флирта гости давно перешли к более плотному общению. На сексодроме занимались любовью человек десять одновременно. Теперь Ольга оценила удобство этого сооружения, позволявшего с комфортом заниматься любовью в любой позе. Остальные мелкими группами разместились на ковре. Надежда тоже была здесь. Она лежала ничком, зажатая между Петром и еще каким-то незнакомцем. Кроме этого она ухитрялась языком вылизывать влагалище еще одной женщины. Зайдя сзади, Ольга своими глазами увидела, как два мужских члена синхронно входят во влагалище и задний проход Надежды, вызывая у нее страстные стоны, которые была не способна заглушить даже вторая женщина, прижимавшаяся своей безволосой промежностью к лицу Надежды. При ближайшем рассмотрении это оказалась Маша.
     Ольга поняла, что пока эта компания не удовлетворится, поговорить с учительницей ей не удастся. Мысль о том, чтобы присоединиться к участникам оргии, вызвала у Ольги только новый приступ боли, и ей ничего не оставалось, кроме как присесть поодаль на кресло и ждать завершения.

страницы: [Пред.] 1 2 3 4 5 6 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Четверг 19.07.2018 18:36