http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказГимназистка
автор: D. A. A. (@)
тема: потеря девственности
размер: 102.62 Кб., дата: 13-04-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2 3 4 5 6 [След.]

     Ольга уже не плакала. Этой небольшой насмешки над обидчиком оказалось достаточно, чтобы Ольга перестала воспринимать случившееся, как несправедливость. Мол, чего стоит мнение такого субъекта?
     - Ну вот, видишь, слезы твои мы уже высушили, теперь нужно придумать, что сделать с двойкой, - рассуждала вслух Надежда. Внезапно они обе услышали, как во входной двери поворачивается ручка. У Ольги уже не осталось времени принять подобающую позу, и она решила спрятаться под стол. Благо, стол был большой, двухтумбовый, со стенкой, ограждающей ноги сидящего от взглядов посетителей. Змейкой скользнув под стол, Ольга скорчилась внизу. Надежда Ивановна не могла успеть как-либо отреагировать на случившееся. Дверь отворилась и в кабинет вплыла учительница латыни - многопудовая особа в неровно прикрепленном шиньоне. В руках у нее была стопка тетрадей.
     - Надежда Ивановна, у меня несчастье случилось. Куда-то пропал ключ от моего кабинета. За слесарем уже послали. Не могли бы вы приютить меня пока. Мне, вот контрольные проверить надо на завтра.
     - Конечно, располагайтесь, - выдавив из себя улыбку, ответила Надежда. Латинистка взяла стул и устроилась на уголке стола. К счастью он был так велик, что учительницы одна другой практически не мешали.  
     "Боже, она здесь будет час сидеть", "Что делать, не гнать же ее" - примерно так могли бы звучать реплики Ольги и Надежды Ивановны, если бы ситуация не заставляла их общаться только мимикой. Гимназистке ничего не оставалось, кроме как, опасаясь произвести какой-нибудь шум, устроиться поудобнее и набраться терпения. Так прошло несколько минут. И тут Надежда Ивановна, убедившись, что учительница латыни погружена в свою работу, решилась на небольшую авантюру.
     Стараясь не привлекать внимания, она положила левую руку на колено, и перебирая пальцами ткань, подняла подол своих юбок. На улице было еще достаточно тепло, чтобы можно было ходить без панталон, и Надежда всегда пользовалась такой возможностью. После того, как юбки были подняты, Надежда раздвинула колени и подвинулась на сиденье, чтобы Ольге было удобнее. Ольга сперва испугалась, но после того, как палец Надежды несколько раз прошелся туда-сюда по щелке, а затем сделал манящий жест, она решилась. Осторожно протянув руку, она коснулась влагалища своей учительницы и принялась ее мастурбировать. А Надежда, как ни в чем не бывало, вернулась к написанию какой-то бумаги.
     Конечно, Ольге было страшно. В случае, если бы ее обнаружили, изгнание из гимназии было бы неминуемо. Но это же обстоятельство придавало ситуации какую-то особую прелесть. Вскоре Ольга сама почувствовала возбуждение, но удовлетворить его, сидя на корточках под учительским столом не было никакой возможности. Зато у нее была возможность отыграться на своей любовнице, что она и проделала. У Ольги уже был немалый опыт в самоудовлетворении, и она знала, что чем дольше задерживать наступление оргазма, тем более сильным он будет. Поэтому она прекращала свои ласки, как только замечала, что у Надежды начинают дрожать колени. Особенно забавно было наблюдать за лицом классной дамы в такие моменты.
     Чувствуя приближение оргазма, Надежда Ивановна прекращала писать, опускала голову и терла пальцами виски, как будто у нее болит голова. При этом она старалась прикрыть ладонями глаза, чтобы сидящая напротив учительница латыни не прочитала на ее лице блаженства. Но тут Ольга убирала руку, и на лице Надежды отражалось уже разочарование. Так повторялось несколько раз, наконец, Надежда не вытерпела. Она оправила платье, встала и скорым шагом вышла из кабинета.
     Вернулась она на удивление быстро.
     - Томочка, ваш кабинет уже открыли, - произнесла Надежда деланно спокойным тоном. Латинистка рассыпалась в благодарностях, собрала свои тетради и вышла. Учитывая ее габариты, проделать это было не проще, чем вывести в море из Порт-артурской гавани броненосец. Мстительно улыбаясь, Ольга представила себе, как сейчас подпрыгивает от нетерпения ее любовница. Подождав, когда учительница латыни отошла достаточно далеко, чтобы не услышать скрежета ключа, она заперла дверь. Ольга тем временем вылезла из-под стола и, торопливо путаясь в юбках, стянула с себя насквозь промокшие панталоны. Вновь задрав юбки, Надежда уселась на свой стул, а Ольга села верхом к ней на колено и принялась тереться промежностью о бедро учительницы, обтянутое черным шелком чулка. При этом она не забывала возбуждать влагалище подруги. Обе они уже были на взводе, и вскоре их охватил оргазм невероятной силы. Надежда, чтобы не закричать, схватила со стола ручку и вцепилась в нее зубами. Ольга уткнулась в ее плечо и только глухо стонала. Потом они несколько мнут отходили от пережитого удовольствия.
     - Маленькая развратница! Когда это ты научилась так меня возбуждать? Посмотри, теперь мне нечем писать, - в шутку начала браниться Надежда, показывая ручку с глубокими следами зубов. Ольга приняла игру:  
     - А каково мне было тут, под столом? Я была безумно возбуждена, но боялась пошевельнуться. Представляете, если бы меня обнаружили? Вот я и показала вам, что это значит, - закончила она виноватым тоном, и тут же обе подруги рассмеялись.
     - Но вообще, сознание того, что ты занимаешься любовью при посторонних, которые ни о чем не догадываются, возбуждает невероятно, - призналась Ольга.
     - Ага, я знала, что тебе понравится.
     - Да, очень! Но мне все равно было страшно.
     - Так в этом же вся прелесть... Ну, ладно, иди домой, а с двойкой мы что-нибудь придумаем, - неожиданно закончила Надежда, взглянув на часы.
     Ольга возвращалась домой в приподнятом настроении не только поэтому. Следующий визит в гости к Петру Андреевичу Надежда назначила на завтрашний день. Ольга должна была пообедать дома и уйти под благовидным предлогом.
     И действительно, когда Ольга представила отцу на подпись дневник, там, возле двойки по закону Божьему стояла надпись "Выставлено по ошибке. Н. И.", а на следующем уроке о. Антоний задал ей какой-то легкий вопрос и честно поставил за ответ пять баллов. Надежда категорически отказалась отвечать, каким образом ей удалось уговорить попа сменить гнев на милость.


     Глава 5

     Когда на следующий день Ольга взглянула на вешалку для шляп в квартире Петра Андреевича, то поняла, что они с Надеждой будут не единственными гостями в этот день. Опережая вопросы о том, можно ли доверять собравшимся, Маша протянула им две полумаски, вырезанные из мягкой черной кожи. Когда Ольга, надев свою маску, вошла в гостиную, она обнаружила там, помимо Петра еще двоих господ. Оба они были в таких же масках.
     - Алексей.
     - Герман, - представились они, вставая. Ольга поняла, что это - не настоящие имена присутствующих, но приняла правила игры.
     - Татьяна, - в свою очередь представилась Ольга, вспомнив "Евгения Онегина". Андрей улыбнулся, услышав этот псевдоним.
     - Екатерина, - отрекомендовалась Ольгина наставница. Она, по-видимому, была осведомлена заранее о таком порядке. "Не назвать бы ее по привычке Надеждой" - подумала Ольга.
     - Катя, ты уже рассказала Танечке о том, чем ей сегодня предстоит заниматься? - спросил Петр после церемонии представления. Он не испытывал не малейшего затруднения, пользуясь псевдонимами, которые услышал первый раз в жизни.
     - Нет. Я хотела сделать ей сюрприз. "Да уж, сюрприз вышел на славу" - криво усмехнулась Ольга, - "они явно не доверяют друг другу, эти маски. Что они задумали?"
     - Тогда расскажу я, - продолжил Петр, - Таня, ты помнишь, когда вы с Катей занимались любовью, что делала Маша?
     - Она сосала ваш член, а как это называется, я не знаю.
     - Ну, во-первых, не "сосала" - член это не соска, а ласкала языком и губами, а во-вторых, это называется миньетом или французской любовью. Почему - не знаю, но то, что придумали это не французы - факт. Такие ласки известны с античных времен. Теперь и тебе следует им научиться, а заодно получить более полное представление о том, как выглядит и устроен мужской член. А Германа и Алексея я пригласил в качестве учебных пособий. Господа, нам настало время пройти в спальню и раздеться.
     Ольга хихикнула. Наиболее похожим на человека учебным пособием, которое она видела, был скелет из папье-маше, выставленный в витрине магазина братьев Глузман. Ольга страшно боялась в детстве этого скелета. Но, мужчины, обнажившись, оказались отнюдь не похожи на страшилищ. Наоборот, все они были пропорционально сложены и каждый по-своему привлекательны. Оба не носили ни усов, ни бород, и Ольга подумала, что они вполне могут быть актерами.
     - Мне тоже раздеться? - спросила Ольга.
     - Пожалуй, да. Ты можешь помять и испачкать платье.
     Эта мысль показалась Ольге здравой, и она сняла свой фартук и платье. Надежда тоже разделась, оставив на себе только чулки и обувь. Надежда всегда носила очень изящные чулки и контрастные к ним подвязки. В этот раз она надела белые чулки до середины бедра. В нижней части, которая могла виднеться из-под юбок, они были узорными. Подвязки на ней были черные, с фестонами, напоминающими цветок розы. Выглядело это все потрясающе. Ольге нижнее белье выбирали родители и на ней были простые полосатые бумажные чулки чуть выше колен. Получилось, что Ольга оказалась наиболее одетой среди всех собравшихся. Она уже перестала стесняться наготы и решила, что не следует выделяться из общества. За платьем последовали нижние юбки, корсет и сорочка. Однако, когда она попыталась снять панталоны, ее остановили.
     Теперь за дело взялась Надежда Ивановна. С умением профессионального педагога, она подвела Ольгу к сидящим мужчинам и, на примере Петра начала показывать и рассказывать. Ольга получила возможность рассмотреть мужской орган во всех подробностях, узнала, как называются его части, какие из них наиболее чувствительны, и много чего еще. Она увидела, как под ласковыми Надеждиными пальцами член Петра увеличивается и с каждым ударом пульса, наполняясь кровью, приходит в готовность к акту.
     - Запомни самое главное, - поучала ее Надежда, - мужчины очень ценят эту часть тела и панически боятся любых ее повреждений. Кроме того, головка члена очень чувствительна, примерно как твой клитор. Поэтому никогда, ты слышишь, НИКОГДА не прикасайся к этому органу зубами. Только губами и языком. Ну что, перейдем к практике? Попробуй его на вкус. Просто проведи по нему язычком.
     Отступать было поздно, и Ольга решилась. Высунув язык, она несмело коснулась самым его кончиком головки и тут же отдернула его. Ничего не произошло. Вкус оказался непривычным, но и отталкивающим его тоже нельзя было назвать. Тем более, что Петр перед приходом гостей принял ванну, и сейчас его кожа пахла яблоком. Ольга стала смелее и более уверенно лизнула член.
     - Очень хорошо, давай оближи его весь, - подбодрили ее.
     Положительно, новая игра понравилась Ольге. Ее учителя не могли нарадоваться, когда она по собственному почину принялась щекотать быстрыми движениями языка уздечку члена Петра. А причина была очень проста. Она давно сообразила, что по чувствительности и ее распределению член подобен клитору. А уж как ласкать клитор, она знала. Не даром каждый вечер упражнялась, а иногда и днем. Охватив головку губами, она убедилась, что на ощупь она напоминает мокрую замшу, а под тонкой кожицей член твердый и слегка ребристый. Ольга уже давно поняла, что уроки Надежды и Петра полезнее для счастливой жизни, чем вся латынь и древнегреческий язык, вместе взятые. Поэтому она пользовалась случаем и пробовала всевозможную технику миньета. Она увлеченно целовала, лизала, сосала, щекотала.  
     Через несколько минут она обнаружила, что советы, которые ей давал Петр свелись к стонам, в которых с трудом угадывались слова: "да, да, да...". Как только она констатировала этот факт, Петр оттолкнул ее голову, и его член выстрелил изрядной порцией спермы. Но он опоздал с этой предосторожностью, и сперма попала ей прямо в лицо. Ольга уже знала, что это случилось и отчего произошло, но просто физически была шокирована этим неожиданным извержением. Она пыталась вытереть жидкость, обрызгавшую ее лицо, когда услышала аплодисменты. Оглянувшись, она увидела, что все присутствующие уже давно сидят на корточках и в упор наблюдают за ней. Маша тоже была здесь. Она тоже была одета в "костюм", состоящий из чулок и корсета. Сейчас все зрители аплодисментами выражали свое отношение к увиденному. Ольга покраснела.
     - И вы хотите сказать, что это у нее в первый раз? Никогда не поверю! - категорически заявил Герман. Вы мне еще скажите, что она - девственница, - добавил он.
     Надежда только усмехнулась. Она и не с таких сбивала спесь.
     - Да, это ее первый миньет и она еще девственница, - твердо сказала Надежда, - но очень талантливая.
     - Я думаю, таланта во мне особого нет. Есть желание... А вам правда понравилось? - подала голос Ольга.
     Герман ошалел от такой отповеди. Он переводил взгляд с Ольги на Петра, с Петра на Надежду, пытаясь понять, дурачат его или разыгрывают. Поняв по лицам, что с ним разговаривают вполне серьезно, он со свойственной ему экспрессией заявил:
     - Я следующий!
     Все рассмеялись - этот ответ исчерпал Ольгины сомнения.
     - Только, пожалуйста, я хочу... попробовать сперму на вкус, - выпалила Ольга.
     Ее желание было удовлетворено в полной мере. Она делала миньет всем троим мужчинам по очереди пока каждый из них не кончил по два раза. Вкус спермы она нашла приятным, и глотала ее с удовольствием. Двух оргазмов Герману хватило до предела, и он отказался от дальнейшего. А Ольга, добившись третьей эрекции у Алексея, поднялась с колен и принялась стягивать панталончики.
     - Ты это зачем? - спросила ее Надежда.
     - Я больше не могу терпеть! Я хочу заняться любовью по-настоящему. Пожалуйста, разрешите мне сейчас, прошу вас!
     - Нет! Пока тебе нельзя. Я тебе потом объясню почему. Машенька, помоги Татьяне. А ты просто полежи и отдохни. Ты сегодня славно потрудилась, девочка.
     Ольга вдруг почувствовала, что и вправду устала ползать на коленях, и что у нее гудят мышцы шеи. Она улеглась на ковер и позволила горничной освободить себя от панталон. После этого Маша встала на четвереньки между ног Ольги и принялась ласкать ее влагалище, давно уже исходившее влагой. Машина манера в этом деле заметно отличалась от Надеждиной. Маша не пыталась проникнуть вглубь Ольгиного органа. Ее язык нежно и стремительно порхал по всем интимным частям Ольги. Ее прикосновения были такими легкими, что это было не трение, а, скорее, щекотка. Но именно такие легчайшие прикосновения привели к тому, что Ольга расслабилась, и, откинув голову, принялась созерцать происходящее. А посмотреть было на что: Петр, похоже, был в хорошей форме, и Надежда довольно быстро довела его до кондиции. После этого она уселась к нему на колени верхом и ввела к себе во влагалище член Петра. Оставшийся в одиночестве Алексей обратил внимание на выставленную кверху попку Маши. Он подошел к ней сзади и принялся щекотать головкой члена ее обнаженные половые губы, выступавшие между раздвинутых ляжек. Маша на секунду оторвалась от своего занятия и сделала ему приглашающий жест. Алексея не надо было упрашивать долго. Он вошел в горничную сильным, но нежным движением и, взяв ее за бедра, принялся насаживать на свой член. Но под сильными толчками Алексея Маша уже не могла продолжать ласкать Олю, и Петр обратил на это внимание.  
     - Иди к нам, - сказал он, откинувшись на кровать, на краю которой он все это время сидел.. Ольга не заставила себя просить, и подставила его опытному языку свое жаждущее влагалище. Надежда тоже решила сменить позу. Она повернулась к Петру лицом и... Ольга уже должна была бы привыкнуть ко всяким сюрпризам, но о таких вещах она и слыхом не слыхивала и понятия не имела. Надежда раздвинула ягодицы и опустилась на член Петра своей задней дырочкой. Она медленно опускалась, пока член не исчез в ее попке полностью, и она не уселась на колени Петра. Излишне было спрашивать ее о том, нравится ли ей такой способ - счастливое выражение ее лица говорило само за себя. Она уже не пыталась "скакать" на члене Петра. Для взаимного удовлетворения ей уже достаточно было просто сжимать член Петра ягодицами и вертеть тазом из стороны в сторону. Ольга решила принять участие и принялась пальцами щекотать клитор Надежды. Чтобы Ольге было удобнее, она откинулась и гимназистка приникла к ее влагалищу губами. Ольга уже несколько часов испытывала сильное желание и потому неудивительно, что она кончила после нескольких касаний языка. Но Петр и не думал останавливаться. Дав ей немного отдохнуть, он возобновил свои ласки, и вскоре Ольга кончила вторично. Что до Надежды, то она под язычком Ольги кончила уже раза три. Разумеется, Петр считал, что оргазмов много не бывает, и вскоре Ольга почувствовала, что вот-вот кончит еще раз. Она отчаянно заработала язычком во влагалище Надежды, стремясь довести ее до оргазма тоже, и это ей удалось. В экстазе она изо всех сил сдавила член Петра, и он выпустил заряд спермы в попку Надежды. Этот одновременный оргазм опустошил всех троих, и они без сил свалились отдыхать. Практически одновременно с ними достигли финиша Маша и Алексей.
     Недолгий отдых восстановил силы участников оргии. Алексей и Герман, сославшись на то, что уезжают из Киева и стеснены во времени, откланялись. Когда за ними закрылась дверь, Ольга и Надежда наконец-то получили возможность сбросить маски.
     - Почему вы не позволили мне заняться любовью по-настоящему? - набросилась с упреками на своих друзей разочарованная Ольга, - вы думаете, что я не найду, кто бы мне помог освободиться от девственности?
     - Нет, конечно, никто так не думает. Я даже больше скажу: тебе уже настала пора сделать это, - спокойно ответил Петр, - сегодня первая часть твоего обучения закончена. Следующим шагом на пути твоего полового воспитания может стать только дефлорация. Ну, потеря невинности, - добавил он, заметив, что Ольга не поняла последнего слова. Но это ответственный шаг и ты должна хорошо подумать перед ним. Нет, нет, сегодня я не желаю слушать твоего ответа. В понедельник ты дашь его Наде. Если ты найдешь нужным отказаться, то это не будет иметь никаких последствий для тебя.
     Я специально пригласил этих двоих, Германа и Алексея из заезжей труппы. Они уже едут на извозчике к вокзалу, и через два часа их не будет в Киеве. Они не знают ни твоего имени, ни лица. Этот дом они тоже вряд ли найдут. Даже если они вздумают рассказывать об этом эпизоде каждому встречному, им никто не поверит и отнесет их рассказы в область неумеренной фантазии. Таким образом, твоей репутации сейчас ничто не угрожает.
     Но если ты решишься... Проблема в том, что этот шаг, во-первых, осуждается обществом, во-вторых, он необратим. Вполне реальна перспектива того, что он разрушит твою жизнь. Я не отговариваю тебя и даже не пугаю. Просто ты обязана знать, чем рискуешь. Ты читала что-нибудь Мопассана?  
     - Нет, но я слышала, что это - безнравственный писатель. По-моему, это мой отец так говорил.
     - Ну, в общем, со своей точки зрения, он недалек от истины. Но, на мой взгляд, он просто здраво описывает опасности, подстерегающие женщину, которая следует своим желаниям в современном обществе. Его произведения не безнравственны, а просто реалистичны. Вот тебе сборник рассказов Мопассана. Можешь взять почитать, только не попадайся с ним отцу.
     Но Ольгу уже не мог переубедить никакой Мопассан. Через несколько дней она вернула прочитанный том и категорически заявила, что волков бояться - в лес не ходить.
     - Надежда, за себя же ты не боишься, - добавила она, в качестве последнего аргумента.
     - В том-то и дело, что боюсь. Плотская любовь - искусство. Как и для любого искусства, для нее нужен талант. У тебя он есть. К счастью, никаких других условий, вроде музыкального слуха или чувства цвета не требуется. Как и в любом искусстве, человек должен выбирать: делать ли то, что велит душа, или то, за что платят. Лев Толстой отказывался получать многотысячные гонорары за свои романы, а ходил в лаптях. Пушкин до конца жизни служил по министерству иностранных дел, хотя, если бы вышел в отставку и посвятил все свое время сочинению стихов, то написал бы их вдвое больше. Почему? - рассуждала вслух Надежда.
     Ольга деликатно пожала плечами, понимая, что сейчас услышит ответ:
     - Потому, что они оба понимали: в сочинения нужно вкладывать частицу своей бессмертной души. Тогда и книги выйдут бессмертные. А если писать и высчитывать, сколько пятаков получишь за свою писанину, как это делают газетные репортеры - ничего хорошего из этого не получится. На следующий день в это творение на базаре завернут селедку, и это будет ему достойная оценка. Халтура - вот совершенно точное определение такой литературе и оплачивается она соответственно качеству. Если писать так, то скоро из художника превратишься в захудалого ремесленника, вроде того фотографа, который на Владимирской горке предлагает прохожим просунуть голову в дырку на холсте и снимает всех подряд в виде отважных пилотов аэроплана. Держу пари, эта работа не приносит ему ни радости, ни денег.

страницы: [Пред.] 1 2 3 4 5 6 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Четверг 19.07.2018 18:38