http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказУчительница "первая" моя. Урок второй: родной язык
автор: Paul Eagle
тема: лесбиянки, подростки
размер: 60.62 Кб., дата: 08-03-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2 3 4 [След.]

     - А вот такая тебе нравится? - Мисс Грей совершенно неожиданно отодвинула длинный ворот халатика и, сдернув чашечку анжелики, обнажила левую грудь. Другой рукой она поддерживала одежду, чтобы та не поторопилась и не показала сразу всего. Забравшись ладошкой под грудь, Фи приподняла ее, от чего она сразу округлилась, а коричневый сосок, как прожектор ослепил Элли. В своем нынешнем состоянии он больше всего по размеру напоминал верхнюю фалангу женского мизинца, только гораздо темнее.
     - Вот это класс! - Не удержалась девочка.
     Фи облизала длинный указательный палец и стала наматывать им влажные круги вокруг соска. Сосок не увеличился в размерах только потому, что дальше увеличиваться было просто некуда. Он был огромен. Мисс Грей взглянула на лежащую девочку маслеными глазами, не прекращая своей забавы. Элли просто не знала, куда ей деваться и на что смотреть.
     - А вот так я делала в твоих фантазиях? - Спросила мама.
     - Нннн-ет!
     - А ты знаешь, что все дочки когда-то сосали грудь у своих мам? Ты хочешь стать моей настоящей дочкой?
     - Мамочка! Пожалуйста, не надо! Я сейчас умру! - Девочка, задыхаясь, потянула ручки к женщине.
     Мисс Грей не стала дальше мучить подростка. Она снова присела на диван, налегла на девочку и одним ловким движением воткнула свой сосок ей в рот. Его тут же заволокло вязкой теплой завесой из слюны, а губки сжали его, как детскую соску. Элли напоминала человека, который только что прошел Сахару и теперь никак не может напиться. Она обвила ручками плечи Фи, прижимая ее так, чтобы как можно больший участок желанного женского тела касался ее. При этом, девочка неистово отсасывала возбужденную коричневую кнопочку.
     Насладившись своими ощущениями в первые секунды, и уже полностью намочив попавшую между ног складку халата, Фи решила изменить позу. Она прилегла на бок рядом с Элли, вытянулась вдоль и положила одну ногу на бедра пятиклассницы, не вынимая при этом сосочек из двенадцатилетнего жаждущего рта. В результате, на диване получилась картинка из журнала "Молодой матери", под названием "дневное кормление грудного ребенка в положении лежа". Ребенок, правда, вел себя совершенно неадекватно. Дитя всеми силами старалось высосать маму до капли, при чем одна рука почему-то все время норовила залезть к себе в джинсы и отдрочить себя, а второй рученкой двенадцатилетний грудничек старался проникнуть в истекающее влагалище любвеобильной мамочки. Впрочем, мама тоже была не на высоте. С закрытыми глазами, ежесекундно охая, она одной рукой вталкивала сисечку в жадный ротик, а другой задрала маечку ребенка и теперь буквально откручивала ей молоденькие набухшие соски. Когда ребенку, наконец, удалось отодрать халат от вымазанной в смазке промежности кормящей мамы, рука ринулась внутрь, но мать, вдруг, вскочила и непослушным языком залепетала:
     - Не-е-ет! Так не пойдет. - Мисс Грей грациозно расставила ножки. - Я хочу, дочка, чтобы ты полюбовалась мной. Ты хочешь посмотреть на меня?
     - Да, мамочка, да! - Пятиклассница все-таки справилась с молнией на джинсах и теперь ее ладошка полностью погрузилась в промежность.
     Фи потянула халатик за воротник и шелк, красиво струясь по возбужденному телу, упал к ногам учительницы. Женщина с вожделением следила за бегающим взглядом Элли, которая просто потеряла всякий контроль над своими глазами. Даже рука, мастурбирующая прелести под джинсами, на секунду остановилась. Очи бегали по всему телу, и Фи почти чувствовала, как на ее коже остаются жгучие укусы от беспорядочных пожирающих взглядов. Женщина сияла. Она явно произвела нужное впечатление. Ее выбритый лобок блестел от размазанной влаги, а клитор и губы, оттянутые собственной тяжестью, болтались в воздухе. Мисс Грей, и так до крайности возбужденная, чуть не умерла от желания, когда слюна Элли, оставшаяся на соске, подсыхая, стала чуть сжимать его. Второй сосок, тоже не желая быть забытым, начал гонять внутри себя кровь со скоростью звука, и женщине пришлось схватить его и сжать между пальцами. Неожиданно это вызвало такую сильную истому, что Фи вскрикнула, и организм, забыв спросить разрешение хозяйки, стал вколачивать в учительницу отбойные молотки первого оргазма. Учительница пошатнулась и свободной рукой оперлась на спинку стула. Три пальца другой руки как-то сами собой мгновенно оказались во влагалище.
     Элли растерялась. Она только что потихоньку кончила, правда, ей было неудобно в узких джинсах, и оргазм скорее раззадорил, чем удовлетворил. Теперь она пялилась на новую маму, с рукой в промежности и не знала, что ей делать. Мисс Грей, тем временем, орудовала рукой между ног в белых чулочках, и, судя по ее лицу, останавливаться не собиралась. Ее глаза были зажмурены, а вот рот, наоборот, открылся и судорожно глотал воздух. Плечи, лоб и бедра покрылись серебряными капельками пота.
     Наконец, Фи сумела глотнуть достаточно кислорода. И уже на выдохе, вместе с воздухом из легких полетел истошный нечленораздельный крик. Она упала на колени, а туловище, наклонившись, уронило голову на диван. Еще один вдох, и теплые молочные реки потекли по клитору, капая с его кончика на пол. Женщина последний раз выгнулась и, расслабившись, села попкой прямо на ковер.
     - Мама, что это? - Прошептала пораженная Элли. Она и сама знала, что такое оргазм, но чтобы вот так метаться?
     - Ничего страшного, доча! Все теперь будет хорошо! - Не открывая глаз, ответила мисс Грей. Она вспомнила про девочку и теперь протянула к ней руки. - Иди ко мне.
     Элли потянулась к учительнице. Они обнялись и пролежали так около минуты. Затем мисс Грей открыла глаза и стала гладить волосы подростка.
     - Я люблю тебя, доченька! Я люблю тебя даже больше, чем твоя собственная мать. Теперь я хочу стать твоей мамой навсегда. Ты хочешь, чтобы я...? --Женщина поцеловала Элли в подбородок.
     - Да, мамочка! Я очень хочу. Можно, я стану твоей настоящей дочкой?
     - Да, девочка! Я буду любить тебя еще сильнее, чем кто-либо. Хочешь, я покажу тебе, как я тебя люблю?
     - Да, хочу. Я тебя тоже очень люблю, мамочка!
     Мисс Грей приподнялась. Она ласковыми вкрадчивыми движениями посадила девочку и посмотрела на нее. Господи, насколько же было круче, когда эта девочка рассказывала ей всякие откровенные развратные штучки.
     - Сейчас, Элли, мы с тобой займемся вот чем! Раз я теперь твоя мама, то я хочу тебя научить правильно разговаривать про секс, чтобы тебе было проще общаться с подругами или со мной на эту тему. Не забывай, что я еще и твоя учительница. Так вот. Я сейчас буду делать тебе очень приятные вещи, а ты будешь рассказывать мне про все то, что я делаю. И если ты будешь говорить что-то не правильно, я сразу буду прекращать и тебе придется исправиться. Ладно?
     - Ух, ты! Здорово! - Девочка постаралась представить, что такого с ней можно сделать.
     Первая же картинка еще сильнее возбудила ее.
     - Итак! Я начинаю! - Фи стала скатывать маечку Элли вверх, потихоньку обнажая ее грудки.
     - Ну, же, давай! Что я сейчас делаю?
     - Ты снимаешь с меня маечку! - Хихикнула пятиклассница.
     - Добавляй, пожалуйста, "мамочка", хорошо! Мне очень нравиться, когда ты называешь меня мамой.
     - Хорошо, мамочка! - Элли посмотрела на свои ягодные сосочки, выскочившие из-под одежды. Мисс Грей стащила майку через голову.
     - А сейчас?
     - А сейчас ты гладишь меня по сисичкам, мама! - В то время как руки Фи оглаживали молодую, едва появившуюся грудь, речь Элли все больше теряла стройность. Каждое прикосновение к соскам разбивало об юное тело двести двадцать вольт. Дав девочке понежиться секунд десять, Фи стала забираться дальше.
     - А что, теперь, дочка?
     - Маа-мочка-а-а! Ты же взяла в рот мой сосо-о-очек! - Элли не могла этого видеть, так как ее глаза, как закрылись с первыми разрядами похоти, так и не открывались. Но она чувствовала.
     - Я не просто взяла в рот, дочка. Я его еще и ... что?
     - Ты его ... сосешь, мама! Ты его та-ак классно сосешь! - Голос сорвался на визг. - Ой! А теперь ты еще и гладишь второй! Уй-йяааа!
     Мисс Грей помучила ребенка еще немного, потом поменяла соски. Теперь ее ротик схватил левый сосок, а правый она отвинчивала, как шуруп.
     Элли дергалась, стонала, но кончить не могла. Нужно было нечто большее, чем ласка груди. Мисс Грей оторвала свой ротик от ученицы, продолжая гладить ее.
     - А теперь, дочь, ты должна подготовиться к самому страшному! Ну-ка, открой глазки! -
     Руки Фи сползли по тельцу и остановились на преграде из джинсовой ткани. Ширинка была расстегнута, но брюки были столь узкие, что их пришлось стягивать за низ.
     - Что же ты замолчала, доча? - Очень ласковым материнским голоском мисс Грей немного вернула девочку к действительности.
     - Ой, прости, мам! Я сейчас! - Элли набрала побольше воздуху. - Ты сняла с меня мои джинсы. Да? - Они уже валялись на полу. - Теперь ты целуешь мои ножки. Ой, как приятно! - Учительница вылизывала ляжки и коленки девочки. Затем она задрала ее ножки вверх и стала целовать нежные подколенные впадины. От удовольствия у Элли чуть не остановилось сердце. Она схватилась за бедро. На нем очень кстати оказалась полоска чуть приспущенных трусиков и девочка схватила их ничего не чувствующими пальцами, потянув на себя. Ткань треснула. За бретелькой последовал лепесток, прикрывающий промежность и лобочек, но резинка оказалась не по силам юной особе и стала душить торчащий клитор прямо за горло. Клитор не смог пережить этого. Он сдался очень быстро и выжал из девственного влагалища полстакана липкого киселя. Элли почувствовала, что трусики могут помочь ей. Она стала натягивать и расслаблять резинку, и в этот момент Фи решила помочь ей сама. Она опустила руки и с усилием вдавила большой палец туда, где, по ее мнению, под трусиками должен присутствовать клитор. Промахнуться было не возможно потому, что этот орган сейчас был очень большой. Элли, на миг показалось, что ее посадили на кол. Она вся выпрямилась, в экстазе шлепнула ладошкой по постели, и запела мелодию оргазма:
     - А-а-а-а-а-й-я! Ох, ай-й-й-я-аааа! Ой, ма-а-а-мочк-а-а-а! - Мама, естественно, была бессильна против такого экстаза. Она только могла ему помочь, и не стала упускать эту возможность. Ловко переместив руку, Фи защемила весь вспухший под трусиками шарик. Клитор выдавился наружу, как зубная паста из тюбика, и девочка теперь стала выкрикивать междометия короткими залпами, видимо в такт ударам оргазма. - Ой!...Ай!...Ох!...Ой!
     Элли побилась в руках у Фи еще секунд пятнадцать и затихла, полностью расслабившись. Ее тельце было разбросано по дивану. Рядом лежала счастливая мама и поглаживала девочку по животу и груди. Взгляд Мисс Грей пробежал по всему телу дочери, и уперся в зеркало над диваном. В нем были электронные часы. Они показывали девятнадцать пятьдесят восемь. Женщина с улыбкой потянулась губами к щеке юной обспускавшейся лесбиянки, но вдруг вскочила как ошпаренная:
     - Черт! Черт возьми! Время! - Растерянность утроила силы голосовых связок. Элли чуть не свалилась с дивана от испуга. - Элли, девочка моя. Сейчас, подожди. Я вернусь! - С этими странными словами, мисс Грей ринулась в спальню. Дрожащими руками, рассыпая всякие мелочи, она выгребла из тумбочки старый блокнот. Там же нашлась и ручка. Учительница быстро начирикала несколько слов, вырвала листок и сложила записку пополам. Пробежав через всю квартиру к двери, она открыла ее, выскочила в коридор и тут вспомнила, что она голая. "Наплевать", подумала Фи. Она вызвала лифт. Тот так и стоял на ее этаже. Это не было удивительным - в доме жили всего восемь семей на четырех этажах. Она спустилась в цоколь, открыла дверь и стала искать, куда бы деть записку, но дверь была гладкой. Паника совсем сожрала ее, когда она услышала звук приближающейся машины. Густо покраснев, Фи приготовилась к самому худшему, но вдруг нашла верное решение. Она воткнула бумагу в сетку переговорного устройства и с силой захлопнула дверь. "Уфф"!
     Но предстоял еще путь назад. С голенькой сверкающей писькой и торчащими из-под анжелики сосками, в очень сексуальном наряде, мисс Грей могла бы запросто попретендовать на звание "мисс Мечта Маньяка" года. Но ей снова повезло. Она никого не встретила. Еле отдышавшись, она вошла в свою квартиру.
     На середине коридора стояла абсолютно голая Элли. В глазах читался немой вопрос. Она уже была уверена, что ее бросили. Как же просияла девочка, когда увидела, что мама вернулась. Она подбежала к мисс Грей и с разбегу запрыгнула на руки. Учительница прижала девочку к себе, и в таком виде они оказались в спальне.
     Шикарная, застеленная атласным покрывалом, кровать красовалась прямо посередине комнаты. Положив дочку на нее, мисс Грей задернула темно-синие занавески. В комнате растворился интим. Женщина прилегла рядом с Элли и нежно обняла ее за плечи, зарывшись в ее шейку. Девочка поигрывала волосами учительницы и терлась головой о ее голову. Она хотела посмотреть в глаза мисс Грей и подарить ей свой счастливый взгляд. Ей было очень хорошо. Очень! Она хотела выразить свое отношение к этому, но не смогла найти ничего, кроме банального вздоха:
     - Мамочка! Я люблю тебя!
     Голова мисс Грей приподнялась. Она глянула на Элли и прошептала:
     - Да, дочка. Спасибо тебе. Я тоже тебя очень люблю.
     - Спасибо тебе. Мне так хорошо.
     - Ты хорошо спустила, доча?
     - Здорово. Просто круто?
     "Проклятый сленг", подумала учительница, а вслух сказала:
     - Дочка. Я хочу спросить. Помнишь, что ты сегодня сказала в классе днем?
     - Да. А что именно?
     - Ты сказала, что тебе очень хочется поцеловать писи твоих подружек, когда они в душе голенькие. Это правда?
     - Правда! Я даже один раз уже собиралась попросить у Бетти, но потом испугалась.
     - Дочка. А моя пися тебе нравиться? Она все-таки не такая аккуратная и гладенькая, как у девочек.
     - Мамочка! Да твоя пися мне нравится еще больше. Она такая большая. У девочек там ничего не видно. Только саму письку и все. А у тебя так торчит.
     - Значит, ты хотела бы поцеловать меня ... туда, дочка? - В голосе звучало слишком много надежды.
     - Да. - Шепот девочки прозвучал столь тихо, что мисс Грей скорее прочитала ответ по губам, нежели услышала его.
     - Дочка! Я должна тебе признаться. Мне еще никто никогда не лизал письку. Я мечтаю об этом уже много лет. Ты знаешь, как женщины любят, когда им целуют писю?
     - Нет. А разве самой лизать не более приятно, мама? - Элли и подумать не могла о том, что может быть что-нибудь приятнее, чем самой целовать девушек туда. Впрочем, она, так же как и мисс Грей, не пробовала ни того, ни другого.
     - Не знаю. - Честно призналась Фи. - Но, вообще-то, когда девочка лижет у подружки, то она дотрагивается язычком и губками до клитора. А он более чувствителен. Он самый чувствительный!
     - Вот, здорово! Мамочка, давай, я тебе полижу, а? Пожалуйста! - Терпеть уже не было никаких сил. Элли нужно было немедленно получить в ротик бритое сокровище. Все ее, еще остававшиеся неисполненными, мечты сбылись бы в один миг.
     - Конечно, лапочка. Спасибо тебе. Ну, давай. Полижи у своей мамы, пожалуйста! - Фи уже успела чмокнуть Элли в носик и теперь улеглась на спину попкой к девочке. Подогнув ножки и разведя их в стороны, она поманила пятиклассницу пальцем.
     Элли переместилась к женской ложбинке. В пяти сантиметрах от ее глаз лежала возбужденная орхидея, красивого розового цвета, с малиновой тычинкой клитора. Полные губки, со следами успевшей чуть подсохнуть смазки, были склеены и, казалось, тянулись к ее рту.
     Даже, несмотря на то, что девочка мечтала об этом весь последний год, ей было не просто впервые перебороть себя и впустить в ротик гениталии возбужденной учительницы. Она боролась с собой секунд пять, но запах желанной промежности уже накинул розовое лассо на ее разум. Девочка вздохнула. Она обняла за бедра мисс Грей. Ее глаза подернулись поволокой, и в следующий миг девочка сама натянула свой ротик на утомленную ожиданием промежность. Язык коснулся клитора, а розовые полоски губ ровно легли по краям бутона.
     Влагалище счастливой Фи тут же выбросило на подбородок девочки несколько капель женской похоти. Вздох мисс Грей был таким сильным, что в комнате образовалось эхо. Она схватила Элли за голову и, притянув ее к себе как можно ближе, размазала ее язык ровным слоем по всей промежности, насколько это было возможно.
     Элли, конечно же, не умела сосать. Но она готова была научиться, и теперь ее неопытность целиком восполнялась юношеским энтузиазмом. К тому же, это действо ей явно начинало нравиться. Теперь уже полностью закрыв глаза, девочка мусолила клитор и губы, стараясь запоминать движения, которые приводили к наиболее сладострастным вздохам учительницы. Она не была сильно возбуждена, и могла сосредоточиться на ощущениях партнерши. Но долго этот первый урок не продлился.
     Мисс Грей смогла вытерпеть, от силы, секунд сорок. Она была готова взорваться уже после пятого неумелого движения, и кончить на одной чистой психологии. Но Фи стойко удерживала вожжи оргазма, накапливая внизу живота похотливый динамит. Она даже перестала на миг охать и ахать, стиснув зубы и сконцентрировавшись на своем бедном клиторе. Готовая лежать так хоть целую вечность, мисс Грей тащилась от новых ощущений, но вот беда - Элли оказалась отличницей и по этому предмету. В очередной раз, задев какую-то очень чувствительную жилку, девочка посвятила ей еще несколько оральных ласк. Жилка копила в себе горячую кровь, но не справилась со степенью возбуждения и выплеснула ее, давая старт новому огромному оргазму. Фи закричала. Ее ляжки и бедра свело сильнейшей судорогой, зажимая голову сосущей девочки. Ногти вонзились в груди, добавив новых эмоций. Она закричала снова, а девочка, стараясь не останавливаться, начала просто жевать ее плоть. Клитор гонял по всему телу кровяные разряды, и мисс Грей казалось, что именно он, а не сердце, бьется, как сумасшедшее. Наконец, последний спазм отпустил учительницу. Она еще успела почувствовать, как мокрый девичий ротик с хлюпающим звуком покинул ее распухшую щелку. Но уже в следующую секунду она заснула самым счастливым сном.
     Элли не удивилась. Она не знала, как должна вести себя девушка после сильного оргазма и не видела ничего плохого в том, что ее мама заснула. Девочка была уверена лишь в одном: этот оргазм был точно сильным. Ее девичьи утехи казались ничем, по сравнению с оргазмами-монстрами, которые сегодня были вызваны ее чарами и чарами мисс Грей.
     Пятиклассница молча лежала в ногах у матери и наслаждалась каждым вдохом. Ей было здорово! Оттого, что она такое испытала сегодня. Оттого, что сбылась ее мечта. Оттого, что она действительно стала лесбиянкой (по крайней мере, она так думала). Но больше всего ей было хорошо оттого, что теперь она не видела в этом ничего плохого.
     Девочка стала гладить маму по чулочкам. Потом, испытав неожиданное желание подарить нежность, она прижалась к ножкам и закрыла глаза.
     Подремав минут десять, мисс Грей стала выкарабкиваться из коматозного состояния. Потянувшись, она почувствовала на своих ногах девочку, и, открыв свои воловьи очи, зажмурилась от узкой полоски света, проникавшего через щель между штор. Мягкое майское солнце только что собралось отправиться на покой и теперь догорало, заполнив натюрморт за окном ровным маревом.
     Элли посмотрела на мисс Грей влюбленными глазами. Ни слова не говоря, девушки потянулись друг к другу. Мать двигалась быстрее и поэтому она успела перехватить талию Элли, качнула ее к себе, и девочка оказалась в ее объятиях, касаясь щекой груди. Фи наклонила голову, и ее нежные губы нашли поцелуем ротик любимой дочки.

страницы: [Пред.] 1 2 3 4 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Пятница 16.11.2018 18:58