http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказУчительница "первая" моя. Урок второй: родной язык
автор: Paul Eagle
тема: лесбиянки, подростки
размер: 60.62 Кб., дата: 08-03-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2 3 4 [След.]

     - Нет! - Крикнула мисс Грей. - Ты мне здесь не нужна. С тобой тут будет сплошной разврат.
     Я до сих пор содрогаюсь, когда вспоминаю твои приставания.
     - Прости, Фи, но тогда я тебе - не помощник. Ты что, всерьез думаешь, что про это можно рассказать по телефону, и что девочка придет к тебе только за проповедями? Извини, но тогда ты еще большая дура, чем я думала. Так что я просто приеду. Попробуем твою отличницу.
     - Слушай, Салли. Тогда приезжай попозже. - Учительница поняла, что сопротивление бесполезно. К тому же, в словах бывшей подруги было разумное зерно. - Скажем, в восемь. Тогда я впущу тебя. Ладно?
     - Ладно. Уговорила. Иди, поменяй трусики. - Салли брякнула трубку на рычаги.
     Мисс Грей вздохнула и полезла в комод с нижним бельем.
      
      
     Какое счастье, что у нее были непроверенные тетради. Иначе женщина просто сошла бы с ума в ожидании вечера. После разговора со старой подругой, мисс Грей вывалила на постель целый ящик своих интимных шмоток и провела волнующие полчаса за их разбором. Она подбирала одежду, надевая на себя то одно, то другое, комбинируя наряды и бижутерию. Женщина забраковала несколько комбинаций разных цветов, сочтя их чересчур старомодными. Затем обратно в ящик полетели две старые откровенные ночнушки, которые были слишком длинны. В куче теперь оставались лишь отдельные предметы туалета: лифчики, чулки, один черный пояс и море разнообразных трусиков, от цветастых неделек до кружевных супероткровенных бикини. Фи чуть не расплакалась, когда вспомнила, что все это она купила себе сама. А как было бы приятно получить это все в подарок? Но, вот от кого?
     Сдержав секундную слабость, надменная красавица вернулась к подбору. Повоевав с кучей еще пять минут, она остановилась на красивых, очень высоких белоснежных чулках, доходящих до самого паха. К ним она подобрала светло-розовую анжелику и маленькие серебряные сережки ромбиком, а трусики решила не надевать вообще. Побросав оставшееся обратно в комод, учительница прихватила с собой свой любимый шелковый халатик приятного голубого оттенка, прикрывающий все тело до самых щиколоток, и грациозно прошествовала в ванную.
     Приняв душ, мисс Грей достала бритву. Предстояла большая работа. Фи начала с подмышек, затем перешла к ногам и, наконец, хитро улыбнувшись самой себе в зеркало, стала намыливать лобок. Она никогда раньше этого не делала, но слова о том, что Элли готова перецеловать лобки всех своих двенадцатилетних подружек, сильно запали в душу мисс Грей. Девочка сама не знала, какую бурю ожиданий она вызвала в преподавательнице английского. Какие тайные мечты задела. Да! Мисс Грей с четырнадцати лет мечтала о том, чтобы кто-нибудь целовал ее крошку. За всю свою жизнь ни один акт мастурбации не проходил без того, чтобы кто-то не полизал Фи. Чей только язык не делал этого в ее фантазиях. И обожаемый Сильвестр Сталлоне, и мужественный Пол Ньюмен, и жгучий Хулио Иглесиас, и ласковый Жан-Мишель Жарр. Не избежали этой участи Том Круз и Эрик Кантона. А один раз этим занималась даже Кортни Кокс (Фи целый месяц после этого не могла простить себе эту вольность). Тысячу раз это могло случиться наяву, но...
     Когда на лобке и промежности не осталось и следа от кудряшек, мисс Грей спрыснула раскрасневшуюся кожу любимым Je Oze, и стала натягивать на себя выбранные аксессуары. Накинув в конце халатик, но, не завязывая пояс, женщина решила полюбоваться на себя в зеркало. Оценив увиденное достаточно критическим взглядом, Фи поняла, что чего-то не хватает. Покрутившись так и сяк, учительница посмотрела на свои ноги, и сразу сообразила, чего именно. Она вышла в гостиную и стала рыться в нижнем ящике платяного шкафа. В конце концов, она извлекла на свет небольшую коробку и, открыв ее, достала шикарные замшевые белые туфли на высоком каблуке. Их она получила в подарок к двадцатилетию от своей тетки, с наказом одеть их только на свадьбу. Надо ли уточнять, что обувь так и валялась не востребованной.
     Сейчас мисс Грей не сомневалась в правильности своего поступка, и о словах тетки даже не вспомнила. Она просто натянула туфли на чулки и грациозно вернулась в ванную.
     На этот раз свое собственное отражение оставило женщину полностью удовлетворенной в визуальном смысле. Но только не в сексуальном. Видя себя начисто выбритой и одетой во все эти развратные штучки, Фи пришлось сжать кулаки и отвернуться, чтобы не начать лапать себя прямо здесь.
     Конечно, она поборола свой организм. Во-первых, она уже спускала сегодня, (читатель знает, как это произошло) и ей было легче отказаться от акта самоудовлетворения, а во-вторых, она возлагала слишком большие надежды на сегодняшний вечер.
     Когда она последний раз выплыла из ванной, на часах было без пятнадцати четыре. Мисс Грей выпила на кухне стакан персикового сока, и принялась за работу. После того, как последняя тетрадь была закрыта, прелестница выкурила сигарету и посмотрела на часы. Они показывали двадцать минут седьмого. Еще сорок минут. Целых сорок минут.
     Женщина пошла шляться по комнатам. Не находя себе места, она наткнулась на холодильник и от нечего делать открыла его. Первое, что она в нем увидела, была большая банка земляничного джема.
     Идея пришла моментально. "Двенадцатилетняя девочка не может не любить земляничный джем", подметила, про себя, Фи. Она схватила банку. Закрыв холодильник, она достала свежий хлеб и тостер. Поджарив приличное количество кусков, мисс Грей стала аккуратно намазывать на аппетитные ломтики сначала немного арахисового масла, а потом приличный слой земляничного лакомства. Когда она закончила с девятым тостом, и разложила их на тарелке, она уже полностью была уверена в том, что они пригодятся. " С них мы и начнем", сказала сама себе мисс Грей.
     Оставалось еще пятнадцать минут. Нетерпение нарастало. "Только, не опаздывай, доченька", попросила она про себя.
     Ей было и хорошо и плохо. Хорошо оттого, что у нее сегодня будет свидание. Оттого, что она так приготовилась к нему. Оттого, что сегодня, наверное, сбудется ее главная мечта. Но никак не хотела отступать мысль о том, что, по большому счету, это - ее первое свидание в жизни. Что все это - для глупой двенадцатилетней девчонки, для неопытной пятиклашки. И то, что она не знает, как вести себя на свидании, тоже не добавляло ей оптимизма. Господи Боже, ей уже двадцать восемь. А за плечами только университет, тетради, педсоветы и мастурбация. На первом свидании девушка всегда получает букет цветов. Но, Фи не получит их. Ей вообще никогда никто не дарил цветы. Ну, кроме родителей учеников, да и то - на первое сентября.
     И мисс Грей, строгая англичанка, гроза хулиганов и неучей, вдруг пожалела себя. Пожалела столь сильно, что не прошло и пяти секунд, как две соленых капли уже пробежали по озорным щечкам и нашли успокоение в ткани халата. Фи кинулась, было, в ванную - быстро просушить халат феном, но тут прозвенел звонок.
     Трясущейся от волнения рукой, мисс Грей дотронулась до кнопки на переговорном устройстве и сама не поняла, как, вместо привычного "Кто там?", с накрашенных губ слетело "Элли, это - ты?".
     - Да, мамочка! Впусти меня, пожалуйста.
     Женщина не нашла в себе сил что-либо ответить и просто нажала на "открыть". Тридцать секунд. Всего тридцать секунд, и ее Элли будет здесь. Машинально, чисто по-женски, мисс Грей огладила на себе халатик, подтянула поясок и поправила прическу. Потом, вспомнив что-то, женщина вынула из единственного кармана носовой платок и быстро вытерла перед трюмо остатки слезливых дорожек на щечках. Ей еще повезло, что у нее были длиннющие ресницы, и, поэтому, она не пользовалась тушью.
     Из коридора послышались звуки открывающегося лифта, которые тут же сменились легким застенчивым стуком в дверь. Мисс Грей распахнула ее, отступила на пару шагов и увидела Элли, одетую в джинсы, маечку салатового цвета и темно-синие туфли-шпильки, которые были ей минимум на размер велики. Наметанный взгляд учительницы тут же подметил, что такие же вчера были на Манон. Лицо Элли покрывало огромное количество самой разнообразной и совершенно не нужной косметики.
     В одной руке пятиклассница держала свою сумку, а вторую старательно прятала за спиной.
     - Проходи, доченька! - Пригласила мисс Грей. Она хотела было сказать, чтобы девочка чувствовала себя, как дома, но вспомнила, что она - мать, и поэтому изменила фразу. - Давай, беги на кухню. У меня все готово!
     Вместо этого, Элли потупилась и стала шаркать ногой.
     - Ты, чего, ласточка? - Мисс Грей присела на пуфик. От лица Элли ее отделяли сантиметров сорок.
     - Понимаешь, ма! Я тут подумала и... То есть, у меня было немного денег. И я решила, что тебе было бы приятно... - С этими словами, скромная отличница отвела руку из-за спины. - Это тебе, мамочка!
     - Элли!!!
     Женщина прямо с пуфика упала на колени перед девочкой. Небольшой, но роскошный, красиво оформленный букет из трех роз Grand-prix, богатого вишневого цвета, благоухал свежестью и буквально выдавливал слезы счастья из глаз Фи. Пару секунд она сдерживалась, но поняла, что это невозможно. Взяв правой рукой цветы, мисс Грей дважды судорожно вдохнула вздернутым носиком их аромат. Потом положила розы прямо на пол и обеими руками прижала девочку к себе.
     Слезы кинулись врассыпную. Казалось, что они не текут, а бьют фонтаном, как у циркового клоуна. Мисс Грей покрывала бархатное личико Элли сонмом поцелуев, густо смешивая свою соленую влагу с дешевой косметикой. Руки не знали, куда себя деть, и поэтому шарили по всему двенадцатилетнему тельцу. От сиреневой помады на губах мисс Грей не осталось и следа. Зато она вся красовалась на щечках и шейке любимой дочери.
     - Милая моя! Любимая! Доченька! Малышка! Белочка! - Захлебывалась Фи в коротких промежутках между поцелуями. - Спасибо, лапочка! Господи, какая я счастливая, что ты у меня есть, киска!
     Элли, надо признаться, ни хрена не понимала в том, что произошло с учительницей-мамой, но это было слишком приятным, чтобы быть подозрительным. Девочка таяла в объятиях и лишь просила Бога, чтобы мисс Грей почаще целовала ее в шейку. Ясно, что никто этого раньше никогда с Элли не делал, и это оказалось столь приятным и волнующим, что девичий клитор моментально превратился в мандарин, который сжимали тугие джинсы. Мандарин был слишком сочный, чтобы держать в себе всю влагу, и вот уже первые струйки потекли из девственной соковыжималки.
     Элли закрыла глаза. Она и не думала отвечать поцелуем на поцелуй. Она была слишком молода, чтобы сразу отличить материнское чмокание от любовных лобзаний. А если это - просто нежность? Тогда, если она ответит, то мисс Грей, то есть мама, может это не правильно понять и сразу прекратит поцелуи. А ей этого ой, как не хотелось! Поэтому, девочка просто положила свои ладошки на плечи женщины и предалась ощущениям близости. Но ощущения не хотели оставаться наверху, на расцелованной шейке. Их так и тянуло свалиться вниз и расплющить своей томительной тяжестью какую-нибудь, жаждущую ласки, складочку на губках или клиторе.
     Наконец, мисс Грей опомнилась. Выпалив очередную сентиментальную глупость, она вдруг заметила, что дверь в коридор так и осталась открытой, и любой находящийся там мог бы слышать и видеть всю сцену. Женщину передернуло от такой перспективы, и тогда она поднялась с колен, вытерла, немного по-мужски, рукавом слезы с лица и взяла Элли за руки.
     - Ну, пойдем. - Прошептала она, закрывая дверь и увлекая ученицу за собой на кухню. - У меня есть для тебя потрясающий сюрприз. Кажется, он тебе очень понра....Ой!
     Фи внезапно вспомнила, что забыла самое главное. Она, опрометью, кинулась обратно в прихожую и, чуть не запутавшись в длинном халате, и только по воле случая не упав, подняла свой первый букет. Нежно приласкав бутоны, она прижала их к груди и направилась вслед Элли, которая уже наслаждалась видом девяти земляничных сандвичей.
     Поставив цветы в вазу, а вазу - в центр стола, мисс Грей разлила кофе из кофеварки-термоса. Она чувствовала некоторую неловкость за свой порыв в прихожей, и немного покраснела. Желая снять затянувшуюся паузу, мисс Грей провела кончиком пальца по носику Элли и сказала:
     - Доченька, ты любишь земляничный джем?
     - Еще как, мама! - С чувством ответила Элли.
     - Ну, тогда давай, наслаждайся.
     Девочка потянулась за первым тостом. Фи тоже взяла один для вида, но откусила лишь маленький кусочек. Это дало время подумать, но в голову не лезло ничего путного. Женщина опять попалась на ласково произносимые слова Элли "мама" и "мамочка". Мгновенно намокшая пещерка тянула из тела Фи тонкие нитки желания, и мисс Грей тут же вспомнила о том, что хотела сделать Элли с писями одноклассниц. Понятное дело, что это не добавило ей самообладания и находчивости. И тут она почувствовала, что ей надо выпить! Она посмотрела на приканчивающую уже второй тост Элли и потянулась рукой к шкафу. Достав оттуда початую бутылку коньяка, она плеснула в кофе две чайные ложки, что не осталось незамеченным девочкой. Лакомка сглотнула и без всякого подвоха спросила:
     - Ой, мам! А что это?
     - Это коньяк, дочка!
     - Ух, ты! А зачем?
     - Эээ...для тонуса. - Вывернулась мисс Грей.
     - А можно и мне? Ну, пожалуйста, мама. - Элли закапризничала и тут же превратилась из начинающей лесбиянки в нормального ребенка.
     - Ну, ладно. - Учительница махнула рукой. - Но только одну ложку.
     Она впрыснула святой напиток в чашку Элли, и тут же подумала о том, как бы все это понравилось настоящей матери пятиклассницы. Холодок змейкой пробежал по спине, но быстро исчез. Коньяк уже начинал действовать. "Черт возьми, эта сука избила мою крошку. Теперь Элли моя, и пусть только попробует...", подумала Фи.
     Горячие волны кофе с коньяком спускались по телу учительницы. Они достигали талии и сталкивались там с не менее горячими, поднимающимися волнами, но другого толка. Это состояние настолько завладело мисс Грей, что теперь она была готова к своему падению.
     - Мамочка! Так здорово!!! - Элли только что закончила с третьим тостом и, отодвинув от себя тарелку, откинулась на спинку стула. Девочка разбросала ноги в стороны и, улыбаясь во весь рот, глядела на свою учительницу влажными черными глазами.
     - Тебе хорошо? - Спросила мисс Грей.
     - Ага. Спасибо, мама. Все такое вкусное.
     - Ну, что, доча. Может пойдем в комнату?
     - Пойдем. - Девочка вскочила, но, не рассчитав действие алкоголя, чуть не повалилась на кафельный пол. Учительница еле успела протянуть руку, чтобы схватить Элли за маечку. Элли устояла, но майка задралась, и из-под ткани выскочили два в высшей степени соблазнительных коричневых набухших сосочка. Обе девушки смутились, но более старшая спохватилась быстрее. Она присела перед гостьей на корточки и гладящими движениями вернула майку на место. С последним поглаживанием, Фи, как бы невзначай, провела рукой несколько ниже, чем требовалось, но на большее пока не решилась. Она привлекла голову еле стоявшей девочки к себе и прошептала в ухо:
     - Доченька, ты можешь идти?
     - Наверное. - Язык, в отличие от ног, слушался девочку хорошо.
     - Ладно, дочка. Я сама тебя отнесу. - Мисс Грей подхватила девчушку на руки и, прижимая к себе, медленно понесла в гостиную.
     Опустив ценную ношу на диван, учительница села рядом на край и посмотрела на нее. Девочка лежала солдатиком, расслабленная и счастливая. "Ну, теперь можно, сейчас или никогда", подумала Фи.
     Одна рука опустилась на талию девочки. Другая лежала на собственном колене. "Давай, Фи. Она же подарила тебе цветы", помогал внутренний голос.
     - Давай вернемся к сегодняшнему разговору, дочка. Я, все-таки, не уверена, что ты - лесбиянка. Может быть, это пройдет?
     - Нет же, мамочка! Я точно - лесбиянка. Я пробовала фантазировать о мальчиках, но я даже не смогла ничего представить.
     - Правильно, ведь ты же не видела голого мальчика.
     - Нет, но я видела журнал, и в нем были мужчины. У них такие отвратительные пиписки! -
     Девочку внутренне передернуло. Мисс Грей почувствовала это своей рукой.
     - Но, ведь, ты не знаешь, какие они бывают и что с ними делают.
     - Ой, мамочка! Да, знаю я все. В том же журнале было. Бедные девочки. Они их там так...
     - Дочка! Ты опять стесняешься перед мамой. Сколько раз тебе говорить, что ты должна говорить откровенно. - Мисс Грей почувствовала, что ей нужно услышать это слово. Она поняла, что ее заводит не то, что говорит Элли, а то, что именно Элли - двенадцатилетняя чистая девочка с тоненьким голоском - об этом говорит. - Так, что они делали с девочками?
     - Они их трахали. Это было так мерзко. - Мисс Грей даже испытала некоторое разочарование оттого, что девочка произнесла слово правильно.
     - Значит, пиписьки девочек тебе нравятся больше?
     - О, да! - С чувством сказала Элли.
     - А что тебе в них нравиться?
     - Ну, это..., как его...,все. Они такие. Такие...
     Мисс Грей промокла. На подвернутом под попку халатике лениво расплывалось небольшое пятно. Рука вжалась в живот девочки и скользнула ниже, на бедро. Соски под анжеликой затвердели.
     - Ну, какие, доченька. Ну, скажи.
     - Такие гладенькие. Ласковые, розовенькие. Мамочка, они такие нежные. Мне так нравиться разглядывать свою письку в зеркало. А когда ее раздвигаешь, там торчит такая кнопочка.
     - Ну, я же тебе говорила, что это клитор, дочка. Значит, у тебя клитор торчит?
     - Да. Я думала он торчит у всех девочек. У Бетти, например, он торчит даже когда она не трогает свою писю.
     - Значит, он у нее большой. А у тебя он становится больше, когда ты его ласкаешь? -
     Собственный клитор мисс Грей увеличился уже давно.
     - Мне кажется, да. Но я точно не знаю. Зато он становится тверже. Это точно.
     - А он встает, когда ты смотришь на голых девочек в душе?
     - Что ты, мамочка! Он встает намного раньше. Еще до того, как я вхожу туда. Я же знаю, что они там все голенькие.
     Вот он - момент. Вот теперь - пора! Мисс Грей набрала воздуха и тихо спросила:
     - А если бы ты сейчас, дочка, увидела меня голенькую, у тебя бы встал клитор?
     Девочка, от неожиданности, сглотнула. Ее рука, лежавшая на коленке учительницы напряглась, мышцы пальцев непроизвольно сократились, теребя шелковую ткань. Глаза полезли из орбит.
     - Мамочка! Я думаю, что мой клитор просто выскочил бы из трусов. Я так мечтала увидеть тебя обнаженной. Можно я тебе признаюсь?
     - Конечно, дочка! - Рука мисс Грей схватила ладошку Элли и, сжимая ее, потянула чуть повыше. Туда, где под халатом начинались кружева чулок.
     - Я должна признаться, мама, что когда я мастурбировала, я представляла не только Манон и Бетти. Еще я часто представляла тебя.
     - И что же ты представляла? - Мисс Грей начала медленно подниматься. Шелковая накидка заструилась по телу, немного щекоча вздернутые соски.
     - Я видела тебя совсем голенькой. И ты сначала целовала свои сисечки, а потом трогала себя по письке.
     - Боже мой, девочка моя. Нельзя говорить "трогала по письке". Нужно говорить "трогала письку". И как я ее трогала? - Мисс Грей подхватила один конец пояса на халате, который завязывался сзади на бантик.
     - Сначала пальчиком. Ты им водила по всей писе, по кругу, а потом двумя пальцами раздвигала...эээ...половинки и второй рукой трогала, то есть дрочила клитор. Мне всегда почему-то представлялось, мамочка, что у тебя очень большой клитор. - При этих словах, девочку передернуло от возбуждения, а мисс Грей потянула за поясок, и он развязался. Полы халатика ослабли, но пока не открыли вожделенной плоти. - И поэтому я решилась рассказать все именно тебе.
     - Значит, тебе нравятся большие клиторы, дочка. А какие сисички тебе нравятся? - Женщина возвращала руку из-за спины и не удержалась от того, чтобы ласково провести ладошкой по своей попке. Сейчас ей было не трудно сдерживать свою похотливость, так как она знала, что скоро даст ей полный выход.
     - Не знаю, мама. Мне все сисички нравятся. Но вот сосочки. Я просто тащусь от таких, которые торчат над грудью. И еще мне нравится, когда кружки очень темные. Мне прямо хочется..., - девочка моргнула и облизала губы. Ее собственные соски выпирали так, что на маечке образовалась складка от одного соска до другого (а груди у нее пока почти не было), - ...хочется поцеловать и полизать.

страницы: [Пред.] 1 2 3 4 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Пятница 16.11.2018 18:35