http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказУчительница "первая" моя. Урок второй: родной язык
автор: Paul Eagle
тема: лесбиянки, подростки
размер: 60.62 Кб., дата: 08-03-2001 версия для печати
страницы: 1 2 3 4 [След.]

     - Мисс Грей, можно? - На пороге класса стояла маленькая симпатичная пятиклассница в белом школьном передничке и темных, почему-то, мужских очках, которые ей были слишком велики. Мисс Грей даже не сразу поняла, кто именно из ее учениц побеспокоил ее, но потом она разглядела короткую "стрижку-под-мальчишку" из светлых прямых волос. Ну, конечно, это Элли Годро. Девочка стояла с опущенной головой, очки, почти полностью, закрывали ее лицо и удивительно гармонировали с черными сатиновыми колготками.
     - Что Вам угодно, мисс Годро? - Учительница, нарисовав очередную двойку, закрыла проверенный диктант какого-то придурка-семиклассника, который вместо "жила одна", умудрился написать "отдавалась долго" (игра слов: lives alone - gives a long). Она постаралась улыбнуться.
     - Я хотела бы поговорить с Вами, мисс Грей? Это очень, очень важно. - Девочка сделала один шаг вперед.
     - Ну, что ж, Элли. Я, с удовольствием, поговорю с тобой. Но, помни. Я веду сразу восемь классов и у меня еще сто двадцать тетрадей на сегодня. У тебя есть пять минут. Заодно и я немного отдохну от ваших каракуль. - Женщина встала и жестом руки пригласила Элли присесть.
     - Спасибо, мадам. Я думаю, что смогу уложиться. - Девочка присела и огладила передник по юбочке.
     Мисс Грей ласково улыбнулась пятикласснице, которая хорошо успевала по ее предмету. Она немного потрепала курносую девчушку по волосам и уселась напротив, поправив свою прическу. У мисс Грей были красивые, немного вьющиеся от природы каштановые волосы, спадавшие почти до пояса. Ее широкие плечи, одетые в строгий деловой костюм, красиво переходили в элегантную тонкую шею. Удивительные по красоте огромные сиреневые глаза с интересом смотрели на отличницу из-под шикарных почти прямых ресниц. Для своих двадцати восьми лет, мисс Грей выглядела в высшей степени неплохо. Учительница открыла аккуратный рот-бантик, экономно подкрашенный под цвет глаз, и произнесла:
     - Я слушаю тебя, малышка.
     - Самое ужасное, мадам, то, что я не могу поделиться этим со своей матерью. Она просто не поймет. - Элли вздохнула.
     - Странно. Мне кажется, что все мамы - достаточно хорошие слушатели для своих дочек. -
     Мисс Грей была убеждена в том, что говорила. - Да и стоит ли доверять мне то, что ты не можешь доверить матери?
     - Стоит, мадам. - В голосе Элли уверенности было не меньше.
     - Но, почему именно мне? Ведь я даже не твой классный руководитель.
     - Не знаю. - Девочке нужна была пауза, чтобы подобрать слова. - Просто Вы такая...такая добрая и... и красивая. И еще я люблю Ваш урок. - Последнюю фразу девочка произнесла быстро-быстро.
     - Ну, хорошо. Давай, выкладывай. - Как и большинство женщин, мисс Грей была падка на лесть. - Только сними очки. Мне не видно твоих глаз.
     - Не могу. - Девочка потупилась. - У меня глаза болят! - Неумелая ложь не осталась без внимания педагога, но она решила простить двенадцатилетнюю Элли. Ей и так приходилось трудно. Шутка ли - рассказать учительнице то, что нельзя рассказать матери.
     - Ладно, рассказывай. Время идет.
     - Понимаете, мисс Грей. Мне кажется, я не такая, как все. - Видимо девочка репетировала эту часть разговора. Слова вылетали без запинки. - Я много об этом думала и поняла, что мне нужно поделиться с Вами. Если не с Вами, то ни с кем. Вы никому не расскажете?
     - Я ничего никому не скажу. Но только в том случае, если ты не беременна. Все остальное я смогу сохранить в тайне. - Серьезный взгляд мисс Грей обжог девчушку, но та не испугалась.
     - Нет, что Вы, мадам. Я еще маленькая и я - не беременна. Но я не знаю, что было бы лучше.
     - Что - лучше? О чем ты? - Мисс Грей теряла терпение.
     - Мне кажется, что я... не просто девочка. Мне кажется, я - лесбионистка!
     - Кто, кто?! - Мисс Грей не просто засмеялась. Она заржала в голос. Конечно, это было не педагогично, но мало того, что эта соплюшка еще слишком мала, так еще и слово исковеркала. Женщина никак не могла успокоиться, но тут Элли вскочила и бросилась к двери.
     Только резкое ускорение позволило мисс Грей остановить девочку, да и то уже наполовину в коридоре. Она силой втянула ее обратно в класс, привела к стулу и, положив руки на плечи, усадила.
     - Ну, не надо обижаться, Элли! Ну, прости меня, пожалуйста. Просто очень смешно, когда
     двенадцатилетняя девочка говорит: "я - лесбионистка". - Ласковая рука учительницы гладила Элли по спинке. Она присела на корточки рядом с глупышкой и положила вторую руку ей на колени.
     - А вот мне - не смешно! - Девочка подняла голову, и мисс Грей увидела, что по щекам из-
     под очков, градом катятся слезы.
     - Господи! Ну не расстраивайся ты так! - Мисс Грей притянула Элли к себе, и теперь
     отличница рыдала ей в плечо. - Хорошо, я обещаю, что не буду больше смеяться.
     - Правда? - Лицо наивного подростка сразу просияло. От резкого кивка головой очки слетели, и тут мисс Грей испытала настоящий шок.
     На левом глазу девочки расплылся огромный синяк. Видимо, он был поставлен дня два-три назад, так как уже успел из синего превратиться в темно серый. По краям отчетливо проступала желтая кромка от йода. Никогда не видевшая ничего подобного, учительница подняла, было, руку, желая дотронуться до лица пятиклассницы, но тут же отдернула, встретившись со взглядом Элли. "Вот так - поговорила с мамой", - подумала мисс Грей.
     - Не надо! Будет больно. - Прошептала девочка. Она отвернулась и ее плечи снова затряслись. Истерика, вроде бы уже переставшая, снова охватила малышку.
     Вот тут-то мисс Грей и растерялась. Что делать? Накричать на нее - будет еще хуже. Пожалеть - это затянется на полчаса, а то и дольше. Сказать, чтобы пошла и успокоилась. Так ведь не вернется.
     Женщина стояла с разведенными в стороны руками и наблюдала, как одна из ее лучших учениц молча заливает слезами свой накрахмаленный передник. "Черт! Если бы у меня были свои дети, я бы...", подумала мисс Грей, и внезапно решение пришло к ней само. Учительница шагнула к девочке, взяла ее на руки, хоть это было и не легко, и, поймав наконец, заплаканный взгляд, ласково, но твердо, сказала:
     - Элли. Давай договоримся. Я ненадолго стану твоей мамой. И когда ты успокоишься, ты мне все расскажешь, а я тебя выслушаю. Хорошо? - Она поцеловала девочку в щеку и теперь смотрела на нее.
     - Хорошо! - Элли улыбнулась. Истерики не осталось и следа. Мисс Грей еще немного подержала ее, и аккуратно усадила обратно на стул. Затем взяла свой и поставила его рядом с ученицей.
     - Итак! - В голосе мисс Грей зазвучали учительские нотки, но она вовремя спохватилась, вспомнив, что она сейчас просто мама. - Почему, солнышко, ты считаешь, что ты - лесбиянка?
     - Я не считаю, мадам. Я знаю.
     - Если хочешь, что бы я тебя выслушала, зови меня мамой. - Отрезала женщина, но подумав, шепотом добавила, - пожалуйста! - Превращение из учительницы в маму давалось нелегко.
     Девочка кивнула и продолжила:
     - Понимаете...гм-м...понимаешь,...мамочка, - слова вылезали под давлением в десять атмосфер, - я знаю, что я - лесбио...эээ...лесбиянка!
     - Ты уже баловалась с другими девочками, доченька! - В голосе мисс Грей не осталось и тени строгости. Наоборот, она словно растеклась медом. Для не самой было неожиданно, что тема разговора так волнует ее. Воображение тут же нарисовало картину, как именно может баловаться девочка с девочкой. Да еще и оттого, что Элли назвала ее мамой, а она ее - дочкой, ее тело стало подавать привычные позывы. Учительница никогда раньше не была с женщиной, а тем более - с ученицей, но остановить свою похоть она просто не могла. Теплые капли женского дождя начинали стекать по не видевшему ничего, кроме желтого вибратора, влагалищу. Они впитывались в черные трусики мисс Грей и потихоньку склеивали ляжки учительницы.
     - Нет, что ты, мамочка! - Второй раз это слово вылетело почти без запинки. - Но мне бы очень хотелось этого. Когда я, после физкультуры, моюсь в душе, я не знаю, что мне делать. Мои подружки все голенькие. Они так моют свои..., - девочка запнулась.
     - Моют свои что?
     - Ну, это, то, что между ног.
     - Доченька, я хочу услышать, как ты произнесешь это слово.
     - Хорошо, мамочка. Я просто не знаю, как правильно говорить. Моют свои...писи?...нет - письки. Нет - пиписки. Но они уже все гуляют с мальчиками, а я на них...
     - Ну, хорошо, хорошо. Ты все правильно говоришь, дочка. - Мисс Грей уже готова была кончить. Откровенные слова Элли, словно бензопилой, разрезали ее губы, между которыми бушевал Ниагарский водопад. - Ну, и что, мое солнышко? Они моют, а ты?
     - А я не могу оторваться от их ... писек. Мне делается так хорошо, что хочется поцеловать их всех ... туда. Мамочка, я так сильно возбужаюсь.
     - Доча! Надо говорить не возбужаюсь, а возбуждаюсь. А откуда ты знаешь, что
     Возбуждаешься? Ты что, уже трогала себя?
     - Да! - После небольшой паузы сказала Элли и опустила взгляд.
     - Что - да? - Рука мисс Грей теребила край юбки. Ноги пришлось немного раздвинуть потому, что жаждущий клитор не вынес бы и самого мягкого прикосновения.
     - Да, мамочка! Я трогаю себя.
     - А ты знаешь, как это называется, дочка? - Голос задрожал, и женщине пришлось повысить его.
     - Да. Это называется - рукоблуждение.
     Мисс Грей опять чуть не рассмеялась. Но сейчас это было очень кстати. Смешок помог ей хоть немного побороть свою похоть. Пусть ненадолго, но все-таки.
     - Нет, доча! Это называется не так. Это называется - мастурбация, или онанизм. Так значит, ты мастурбируешь? И как часто?
     - Да не очень! - Элли опять соврала, и мисс Грей это опять почувствовала.
     - Послушай, дочка! Ты не должна обманывать свою мать. Я ведь всегда пойму, когда ты говоришь правду, а когда - нет. У тебя есть отдельная комната?
     - Да.
     - Ну, тогда все и так ясно. Ты мастурбируешь каждый вечер. - Вожделение снова пошло на штурм. Чем больше мисс Грей раскрашивала свою речь откровенными словами, тем сложнее ей было держать оборону.
     - Да, это так. - Уже совсем тихо пролепетала девочка. - Скажите,...скажи, мама, это очень плохо?
     - Что ты, девочка моя! Здесь нет ничего страшного. Но ты совершенно не умеешь разговаривать откровенно. - Мисс Грей раздвинула ноги еще шире. - Я хочу научить тебя. Ты не должна стесняться своей мамы. И теперь ты мне должна рассказать, как ты это делаешь. И что представляешь.
     - Ну-у, я делаю это...
     - Не говори "делаю". Говори "мастурбирую", или "онанирую", или ... "дрочу".
     - Хорошо, мамочка! Я мастууу...дрочу, когда ложусь спать. - Элли была взволнована не меньше учительницы. Ей жуть, как хотелось рассказать ей все, но что-то мешало вылетать словам. - Я всегда трогаю себя сначала через пижаму, а потом, когда уже очень хочется..., - девочка запнулась, но быстро нашлась, - хочется, что бы стало хорошо, я начинаю трогать, ой, то есть, мастурбировать свою писю.
     - Ага! Значит, ты уже умеешь кончать.
     - Что?
     - Ты умеешь кончать. Когда тебе становиться очень хорошо, это называется кончить. Или спустить. Тебе повезло. Некоторые женщины не могут кончать вообще. Даже, когда их..., - мисс Грей вовремя спохватилась, вспомнив, что разговаривает не с обычной девушкой, а с юной лесбиянкой, - ...когда они мастурбируют.
     - Мамочка, а ты умеешь кончать?
     - Да, лапочка. И я тоже часто мастурбирую. Иногда даже два раза подряд. - "Господи, неужели это сказала я?" - подумала мисс Грей, и без всякого онанизма, чуть не кончила прямо в трусы.
     - Дааа! - Протянула девочка. - А я не знала, что можно второй раз.
     - Можно, можно. Ну, ладно. Давай, рассказывай, что ты фантазируешь.
     - Ой! Эээ..., мамочка, я много фантазирую.
     - Ну а чаще всего?
     - Чаще всего я думаю о Бетти и Манон. Они мне нравятся больше всех. - Сказала девочка со вздохом.
     Мисс Грей тут же вспомнила этих двух девчонок. Они учились в одном классе с Элли и были подругами. Бетти была высоким нескладным ребенком, с красивой мордашкой и короткими рыжими волосами. Ее подруга Манон была чуть старше и уже более женственна. Ее грудь почти сформировалась, а на ногах начинали расти волосы. Она носила две короткие косички с бантиками, и всегда надевала джинсовые мини-юбки.
     - И что ты о них думаешь? - Учительница приготовилась выслушать эротическую фантазию двенадцатилетней девчушки, окрашенную в розовые тона. Для этого ей пришлось передвинуться на самый краешек стула и сесть немного боком к Элли, чтобы та не вздумала заглядывать ей между широко раздвинутых ног. Такого она бы уже не перенесла.
     - Мамочка! А ты не будешь меня ругать, если я расскажу.
     - Господи, дочка! Конечно, не буду. Ну, рассказывай же быстрее, пожалуйста. - Последние слова выдали мисс Грей с головой. Будь Элли хоть пятилетней, она бы все равно поняла, что училке это тоже нравиться. Нерешительность сменилась на уверенность.
     - Значит, начинаю я так. Во-первых, я представляю их обеих голенькими. Ты видела, мамочка, какие у Манон груди. - В ответ женщина смогла только дернуть головой, а это могло означать что угодно. - У меня таких никогда не будет. И я представляю, как Бетти сначала подходит к лежащей на диване Манон, и начинает трогать ее за грудь. - Элли сама вошла во вкус. Полчаса назад она и представить себе не могла, что такие разговоры могут творить с ее телом. - А Манон лежит и гладит себя по письке. Когда мне становиться очень тепло внизу, я представляю, будто Бетти целует Манон в сисечки, а потом ложится на нее и начинает тереться всем телом. Тогда я засовываю ладошку под пижаму и начинаю гладить свой...
     - Клитор!!! Это называется клитор! - Не выдержала паузы мисс Грей и заорала на весь класс.
     - Да, мама, свой клитор. - Как же, черт побери, Элли хотелось потрогать его сейчас. - Потом я представляю, что Бетти лежит рядом с Манон, целует ее в губы, и они при этом трогают друг другу писи. А дальше, когда я хочу, чтобы мне стало..., то есть когда я уже хочу кончить, я представляю, что Манон наклоняется к письке Бетти и..., - девочка зажмурилась и чуть не потеряла сознание. Потом через пять или шесть секунд она открыла глаза и заплетающимся голосом виновато прошептала, - ...а потом я никогда дальше не фантазировала потому, что мне становилось очень хорошо. То есть, я хотела сказать, мама, что я всегда очень кончала.
     - Надо говорить "очень сильно кончала", доченька. - Находясь в полузабытьи, мисс Грей сделала замечание чисто машинально.
     Учительница уже отчетливо понимала, что если она сейчас не схватит свою промежность рукой и не отдрочит себя, то ее матка просто вывалится наружу и добьется оргазма от соприкосновения со стулом. Поэтому она поймала момент, когда Элли, продолжавшая что-то говорить, запнулась, и максимально твердым голосом, на который только была еще способна, сказала:
     - Элли, доченька! Мне очень понравилось то, что ты была со мной откровенна, но сейчас мне нужно заниматься. Не подумай, что я бросаю тебя в таком состоянии, и предлагаю вот, что. Я сегодня вечером свободна, а ты, я знаю, живешь неподалеку. Ты приходи сегодня часов в семь. Адрес я тебе дам. Мы займемся с тобой твоей проблемой и твоим языком. - Женщина дрожащей рукой вытащила визитку из кармана пиджака. - И помни! Я все еще твоя мама!
     - Я обязательно приду, мамочка! - Девочка засияла, схватила визитку и вылетела из класса.
     Мисс Грей сделала, было, движение к двери, намереваясь закрыть ее, но это было выше ее сил. Она чуть приподняла попку, одним движением рук задрала юбочку на талию и схватила свою дамскую сумку. Вспотевшими пальцами она нашарила расческу с длинной гладкой ручкой и резко выдернула ее. Сумка выскочила из потерявших контроль ладоней и упала на пол, по пути, со звоном рассыпая всякие мелочи. Пудреница откатилась аж к грифельной доске, но мисс Грей даже не слышала этого. Женщина расставила ноги. Ловким, явно отработанным движением левой руки она отодвинула полоску кружевных трусиков, а правой со всего маха воткнула ручку расчески в исстрадавшееся влагалище. Она вошла, как шар в лузу, вызвав бурю самых-самых сладких переживаний. Одно усилие, и рукоять уперлась в верхнюю стенку пещеры. "Уупс!", - только и смогла выдавить учительница, после чего закусила нижнюю губу. Средний и безымянный пальцы выпустили трусы на свободу и защемили дрожащий клитор. Затем, не вынимая расческу из вагины, женщина стала водить ею вверх-вниз, вверх-вниз. В условиях такого дикого возбуждения, нескольких движений оказалось достаточно. Ноги сами резко соединились, колени приподнялись, и, потеряв равновесие, тело женщины повалилось на грязный паркет, в то время как сердце выпрыгнуло и устремилось в небо. Оргазм молотил мисс Грей с такой силой, что бедра судорожно дергались с частотой молодого кобеля, а смазка полностью залила паховую выемку. Попка скользила по полу, а рукоятка - по всей глубине натерпевшейся дырочки.
     Прошло, наверное, минуты две, прежде чем мисс Грей открыла глаза. Она быстро поняла, что надо подниматься и попыталась встать, но ей помешала ее игрушка, которая так и оставалась в промежности. Аккуратно, с любовью вынув ее из себя, мисс Грей встала. Она чувствовала, как силы и сознание наперегонки возвращаются к ней.
     Мисс Грей оправила юбку, но тут о себе дали знать промокшие трусики. Женщина быстро оглянулась вокруг и ловко поддев подол, зацепила пальчиками свои кружева. Стянув их, она поднесла белье к своему остренькому носику и, закрыв глаза, быстро втянула воздух. Потом нашла взглядом валявшуюся сумку и спрятала в нее трусы.
     Потихоньку собрав разбросанные вещи, и не забыв непроверенные тетради, мисс Грей закурила и вышла из класса. Она улыбалась во все лицо и даже повстречавшийся ей старый учитель химии, увидев ее улыбку, не стал делать ей замечание по поводу сигареты. Женщина шла к себе домой, готовиться к встрече с дочкой.
     - Привет, Салли. Ты узнала меня?
     - О-хо-хо! Кого я слышу. Здорово, соседка. - За шесть лет, которые они не виделись, Салли ни чуть не изменилась. Все тот же бодрый низковатый дискант. Все та же жизнерадостность в голосе. - Что это ты решила меня вспомнить?
     - Да, так, как-то. Короче, есть разговор.
     - Интересненько. Значит, просто позвонить, узнать - как дела, это слабо. Ну, ладно, Фи. Рассказывай.
     Услышав свое прозвище, прилипшее к ней в колледже, мисс Грей вздрогнула. Салли не забыла о нем. Впрочем, ничего удивительного. Салли сама поспособствовала наклеиванию этого ярлыка. Мисс Грей получила его благодаря своему пренебрежительному отношению к ухажерам обоих полов, которые приставали к ней в течение всех четырех лет учебы. Она всегда "искала принца", правда, поиски чуть подзатянулись, и, в результате, если бы не вибратор, то мисс Грей до сих пор оставалась бы девственницей.
     - Понимаешь, тут вот какое дело. Ко мне сегодня девушка приходила...
     - К тебе - девушка?!
     - Да нет, ты не поняла. Она моя ученица. Ей всего двенадцать.
     - Так, так, так. Правильно ли я тебя поняла, Фи, что раньше, когда мы с тобой делили на двоих одну комнату в общаге, ты была простой онанисткой-недотрогой, а теперь ты стала розовенькой, да еще и с уклоном на педофилию?
     - Господи, Салли! Да ни кем я не стала. Просто она пришла ко мне рассказать о своей беде.
     Ее зовут Элли Годро, и она думает, что она - лесбиянка. Она пыталась поговорить со своей матерью, но та ее просто избила. Я хочу ей помочь, но не знаю - как. А ты ведь должна знать.
     - Ага! Ну, допустим, я-то знаю. А что ты, собственно, хочешь? Если ты решила рассказать ей, какая гадость - секс с женщиной, то знай, я против, и помогать тебе в этом не буду.
     - Дура! Наоборот. Во-первых, она уже и сама знает, что такое секс потому, что она дрочит ежедневно. И потом, она мне ... понравилась. Я ей сказала, что буду ее мамой, и она согласилась. Она придет ко мне сегодня в семь. Когда она мне рассказала, что она фантазирует, когда ласкает себя, я чуть не выпрыгнула из трусов.
     - Видать, к двадцати восьми и у тебя появился разум. А, Фи?
     - Не знаю я, что у меня появилось. Я просто прошу тебя помочь мне. Если, конечно, ты не изменилась за последние годы.
     - С какой радости я должна была измениться. Спать с этими волосатыми животными - фууу!
     - Ну, что - поможешь? - В голосе мисс Грей звучало отчаяние.
     - Ладно. Я буду у тебя в семь. Там разберемся.

страницы: 1 2 3 4 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Суббота 21.04.2018 03:16