http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказЕвгений О
автор: Бархатов С. (@)
тема: садо-мазохизм
размер: 134.84 Кб., дата: 06-08-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [След.]

     Вскоре хозяйка положила трубку, потом сделала еще несколько звонков. Вечером к дому подъехала машина.
     Евгений разжигал камин, стоя на четвереньках, когда в гостиную вошла Мадам в сопровождении двух женщин в белых халатах:
     - Заберите его! - с этими словами хозяйка передала поводок одной из женщин. На раба она даже не посмотрела и вышла из комнаты. Получившая поводок гостья сделала Евгению знак следовать за ними. В прихожей ему приказали встать, и поддерживаемый с двух сторон неожиданно сильными руками, Евгений навсегда покинул дом Мадам Полины.


     История четвертая
     ЛЕЧЕБНИЦА ДОКТОРА РАДЕК

     На улице их ожидала машина - "скорая помощь" без опознавательных надписей. Дверцы были открыты, кушетка внутри застелена. Женщины уложили Евгения на нее и накрыли одеялом. Машина тут же тронулась, дверь захлопнулась, а окна были закрашены белым и плотно зарешечены. Впрочем, рассмотреть Евгений бы все равно ничего не успел: сильные руки прижали к его лицу медицинскую маску с эфиром. Он не смог удержаться от вдоха и потерял сознание.
     ...Евгений очнулся, когда его кушетку на колесиках катили по длинному пустому коридору. На двух женщинах были медицинские халаты и марлевые маски, одна из них обеими руками удержала его от попытки приподняться. Когда кушетку остановили в небольшом помещении, одеяло отбросили и Евгению помогли встать, поддерживая с двух сторон, так как голова кружилась после эфира и он не мог самостоятельно сделать ни шагу.
     Комната была абсолютно белой, оснащенной несколькими медицинскими приборами и парой смотровых кушеток, одна из которых походила на гинекологическое кресло. Кроме входной двери, была и вторая, поменьше, она вела в душ. Здесь обнаженного Евгения поставили под струю воды, затем нанесли на грудь, подмышки и ноги некий пористый состав, который смыли влажной губкой. Под действием его волосы с тела исчезали, уносимые водой вниз, в воронку. Женщины также невозмутимо обработали ягодицы и лобок Евгения, оставив только небольшой участок волос над и по бокам от пениса. На эрекцию они никак не прореагировали; затем тщательно вымыли его обычным мылом, как маленького, в ванне, стоявшей в углу. Особенно тщательной обработке подвергся анус. Раздвинув ягодицы, одна из женщин заметила:
     - Похоже, здесь еще предстоит работа!
     - Да, многое еще откроется, пока... - другая понимающе кивнула.
     Евгений, досуха вытертый одноразовым полотенцем, был препровожден в первую комнату, где ему замерили пульс и давление, взяли кровь на анализ. Женщины отвели его к гинекологическому креслу и закрепили на нем кожаными ремнями, нещадно туго их стянув на руках, ногах, коленях и даже на шее и груди.  
     Затем они заполнили какие-то бланки и вышли. В дверях вторая обернулась:
     - Сейчас с тобой встретится главный врач, доктор Радек. Будь предельно почтителен, ибо от нее здесь все зависит.
     И Евгений остался один, размышляя о превратностях судьбы. Воля Иры и здесь была несомненна, но к чему это испытание? Оставалось ждать таинственного доктора Радек.
     Дверь открылась и вошла миловидная блондинка с несколько хищным выражением лица. Она не носила халата и была облачена в строгий серый костюм, шла резкими, быстрыми шагами.
     - Новенький... - В улыбке доктора радости не было. - Ты еще не перешел в полную собственность той женщины, что тебя сюда направила. Поэтому ее знаки (она взяла в руки ошейник Евгения) с тебя удалены. Поэтому всяких гарантий в этих стенах ты лишен. Может, в какой-то момент и смерть покажется тебе избавлением от происходящего.
     Евгений вздрогнул. И доктор Радек это заметила:
     - Не перебивать! И не смотреть на хозяек! Этому тебя должны были научить, но если еще не научили - здесь освоишь... В моем заведении подобные тебе рабы проходят курс коррекции поведения. Твое мнение и вся твоя жизнь здесь - ничто по сравнению с волей самого младшего персонала. Если будешь восприимчив и научишься себя вести, получишь аттестат и станешь настоящим рабом. Пока тебе еще не все ясно - но мне объяснять уже надоело.
     Она подошла ближе, натянула резиновые перчатки и бесцеремонно ощупала тело Евгения, периодически возвращаясь к своему столу и что-то занося в медицинскую карту:
     - Так, физическое развитие в норме, потенция, кажется, тоже. Проведем небольшой тест.
     Доктор Радек начала яростно мастурбировать обеими руками член Евгения. Он некоторое время сдерживался, потом все же кончил. Сперма была собрана в пробирку - очевидно, для предстоявшего анализа. А руки женщины перешли к его анусу:
     - А, здесь ты еще целочка! Это не так уж плохо, хотя удивительно, что тебя прежде не использовали в этом качестве. Так, какой же размер?
     Она порылась в своем столе и извлекла оттуда небольшой стержень в форме пениса, слегка изогнутый и гибкий. Раздвинув пальцами ягодицы Евгения, доктор Радек до предела вдвинула в задний проход фаллоимитатор и закрепила его снаружи двумя кожаными ремешками, обвившими поясницу Евгения.
     - Так легче будет вытянуть. Позже заменим...
     Она освободила раба от ремней и приказала ему встать и сделать несколько шагов. Наличие стержня в заднем проходе создавало легкое неудобство и при ходьбе приходилось одновременно расслаблять сфинктер и слегка покачивать ягодицами. А расхаживавший в анусе пластик создавал и приятное ощущение.
     - Что, понравилось? - улыбнулась доктор. - Со временем понравится еще больше. Теперь подготовка закончена; следуй за мной. И от пола глаз не отрывать!
     Следя за каблучками доктора, стучавшими по кафельному полу, Евгений вышел из смотрового кабинета и по коридору проследовал в другую комнату. Здесь находились четыре женщины в халатах и масках, две из них носили на груди табличку с надписью "сестра", две других соответственно "старшая сестра" и "сестра-хозяйка". К этой последней и подошла доктор Радек.
     - Это ваш новенький, сестра. Ознакомьте его с распорядком. Вечером он должен быть наказан, поскольку не слишком явно выражает почтение. Вот и сейчас, входя в комнату, не поклонился. Так что его еще предстоит вышколить. Дадите знать, как будут идти дела.
     Она протянула медицинскую карту Евгения старшей сестре и вышла. Та уложила бумаги на свой стол и осмотрела пациента со всех сторон, бесцеремонно заставила открыть рот, ощупала зубы и десны. Он не увидел ничего, кроме пронзительного, жестокого взгляда черных глаз над белой маской. Затем сестра провела по пенису и бедрам и заметила:
     - Сестра-хозяйка, помогите ему облачиться и откройте гардероб.
     На одном из шкафчиков у стены была наклеена литера "Е"; за открытой дверцей обнаружилось то, чем Евгению следовало прикрыть свою наготу: три ночных дамских рубашки - голубая и розовые; несколько белых бюстгальтеров с ватными вставками для создания объема, белые же чулки, туфли-лодочки без каблуков, трусики и корсеты с подвязками, первый из которых тут же был опробован на Евгении. Ловкие пальцы сестры-хозяйки затянули шнуровку сзади таким образом, что дышать пациенту стало нелегко.
     - Очень хорошо, - сестра-хозяйка шлепнула его по ягодицам. - Совершенно другая осанка. И каждый поклон теперь будет даваться без излишней легкости. А теперь трусики.
     Белые "дамские" трусики, отделанные кружевами, оказались легкими только на первый взгляд. Чтобы зафиксировать член, передняя часть была оснащена встроенной раковиной, не препятствовавшей эрекции до определенных пределов, а затем уже не позволявшей члену вырваться наружу. За трусиками последовали чулки, за ними - нейлоновая комбинация, лишенная практически всякой отделки.
     - Это твоя повседневная форма одежды, - пояснила старшая сестра. - Если в течение дня на тебе не будет какой-нибудь ее части, или что-то покажется мне одетым неправильно, строго накажу. Лучше тебе не испытывать моего терпения. А что касается вставки в твоей заднице, об этом позаботятся сестры. Если потребуется ее вынуть, обратишься к ним: подойти, поклониться и изложить. И только так! Кивни, если понял.
     Затем она продолжила:
     - Распорядок дня в клинике узнаешь в палате; твои соседи, надеюсь, с ним тебя ознакомят. К одной из дежурных сестер обращаться со всеми вопросами. Пока ты новенький, запомни - большинство пациентов настоящие рабы, потому они выше тебя и могут отдавать некоторые приказы... Пойдем-ка в палату...
     За широкой дверью обнаружилось вполне больничное помещение с восемью койками, одна из которых была свободна. На остальных или рядом с ними расположились семеро других пациентов. Большая их часть была одного возраста с Евгением или чуть старше, насколько позволяла понять однотипная форменная одежда. Некоторые явно носили парики, а двое выделялись накладной грудью. При входе старшей сестры все пациенты тотчас встали и полуприсели в поклоне, приподняв комбинации.
     - Очень хорошо, - отметила она. - Вот ваш новенький: Евгений. Надеюсь, вы поможете ему освоиться. Это старший по палате - Дмитрий. - Вперед вышел среднего роста юноша с аккуратным и экономным макияжем на лице, придававшим женственность, но никак не женоподобие его мелковатым чертам лица. Евгений, почти разучившийся удивляться, все-таки отметил работу визажиста (макияж носили только два пациента). Дмитрий, сделав шаг вперед, поцеловал руку сестры и ответил:  
     - Буду рад исполнить приказание... Новенький получит все, что необходимо.
     - Надеюсь, ты объяснишь ему распорядок и правила поведения. А пока все...
     Когда сестры удалились, Евгений нерешительно замер у двери, а прочие пациенты приблизились к нему и придирчиво осмотрели. Наконец Дмитрий прервал молчание:
     - Здесь можешь глаз не опускать - разрешено. Поскольку сейчас время отдыха, можно тебя посвятить во все тонкости. Это твоя кровать, присаживайся.
     Обычная больничная кровать, только все белье - марлевое. У кровати пустой туалетный столик. Он опустился:
     - Не так! - выдохнул Дмитрий. - Комбинашку задирай. Только трусики должны соприкасаться с сидением. И держись прямо. Ложиться до отбоя запрещено, только сидеть. Ночью все, кроме трусиков и ночнушки, снимай - такова форма. В парадных случаях и к обеду одевать бюстгалтер и платье, тебе его выдадут. А прочее - довольно просто и соответствует обычному этикету, только пожестче. Без взглядов, без разговоров, с поклонами и поцелуями руки, если к тебе обратились. За всякое нарушение распорядка вечером наказание. Если нарушение совершилось здесь, я обязан докладывать, иначе сам пожалею. Завтрак, обед, чай - как в обыкновенных больницах. Утром разминка, после завтрака занятия, после обеда свободное время, вечером прогулка и опять тренинг, потом экзекуция... Вот вроде и все. А пока познакомимся!
     Пациенты представились, но о себе рассказывать не спешили. А потом вошла сестра и приказала следовать на ужин, сервированный в больничном помещении за одним огромным столом. Туда шли парами, взявшись за руки, что со стороны показалось бы забавным. Здесь собралось человек сорок - видимо, из различных палат. Некоторые пациенты были среднего возраста, но были и совсем мальчики. Форма одежды у всех была сходная, но поскольку поднимать глаза от пола или от поверхности стола не разрешалось, большего Евгений не увидел. Разговаривать тоже не позволялось. Ужин был великолепен, хотя без особых деликатесов, подавалось и вино - по фужеру каждому. Еду подавали сестры; несколько пациентов получили только по стакану воды, другие должны были есть без помощи приборов или даже без помощи рук. Но это Евгений уже испытал и потому не удивлялся.
     После еды всех отвели в уборную, где позволили умыться; Евгений подошел к дежурной сестре, поклонился и попросил разрешения сходить в туалет. Та отвела его в кабинку, там спустила трусики и вытянула стержень из ануса. В ее присутствии пациент облегчился, затем ему указали на биде, в котором был значительный напор воды. Протерев задницу Евгения марлевой салфеткой, сестра вставила фаллоимитатор на место. "Ходи помедленнее и не стесняйся расслаблять бедра, иначе кишечник может пострадать!" - заметила она, сопровождая Евгения назад.
     Вечерняя прогулка происходила в обширном парке позади трехэтажного белого здания с двумя флигелями, где размещалась лечебница. Высокий забор с колючей проволокой не позволял разглядеть что-нибудь во внешнем мире. На прогулке позволяли разговаривать друг с другом; к Евгению подошли Дмитрий и юноша по имени Виктор. Его комбинация была отделана гораздо шикарнее, чем у других пациентов, а волосы причесаны по-детски, с челкой и двумя косичками по бокам. Неведомый визажист поработал на славу: если бы не отсутствие груди, Виктора можно было принять за девушку, решившую выглядеть как девочка. Говорил он высоким голосом, не лишенным приятности. Оказалось, что во время занятий Евгению могла потребоваться помощь, и ее возложили на Виктора.  
     - Сядешь рядом со мной, - пояснил он. - Вечером, после ужина, позанимаемся, чтобы войти в курс.
     Но тут их прервали; одна из сестер взяла Виктора за руку и увела в левый флигель. На вопросительный взгляд Евгения Дмитрий пояснил:
     - Витя на привилегированном положении, поскольку его поместила сюда одна из старших сестер. Это накладывает некоторые обязательства; он должен после обучения стать для нее Викой, девочкой-рабыней, поэтому и готовится к детской роли так тщательно.
     Они еще немного поговорили; Дмитрий пояснил, что сам он уже пять лет находится в рабстве у женщины, которая решила узаконить их отношения. Но перед свадьбой он должен пройти полную выучку в этой лечебнице. Он указал Евгению, что сестры то и дело отзывали некоторых пациентов с прогулки:
     - Все желания персонала должны удовлетворяться немедленно, под страхом строжайших наказаний. Любая сестра может захотеть чего-то экзотического, и ты, в качестве дрессировки, должен это обеспечить. Но тебе, судя по всему, подобные развлечения не в диковинку.
     Вечерние занятия происходили в помещении, оформленном на манер классной комнаты. Высокая худая женщина разъясняла рабам некоторые приемы удовлетворения воли хозяек, прежде всего сексуальной. Однако разбирались и вопросы этикета, в том числе женственного поведения. Это касалось и поведения в обществе: застольный этикет, интонации, выражение почтения разбирались весьма подробно. Чуть позже занимались кулинарным мастерством и сервировкой стола; на очереди шла выпечка. Всем пациентам раздавались кружевные переднички, в которых они оправились на кухню.
     Вообще к знаниям раба в лечебнице предъявлялись повышенные требования. Утренние занятия охватывали греческий и латинский языки, а также изящную словесность и риторику. Раб должен был уметь изъясняться более чем красиво, во всех ситуациях поддерживая свою госпожу, если потребуется сопровождать ее в обществе или занимать гостей. Впрочем, в качестве примеров избирались в основном эротические тексты. Некоторые из них были определенно возбуждающи, так что Евгений уже на первом занятии почувствовал давление члена на резинки трусиков. Он был не одинок - у Виктора тоже обнаружилось вздутие в нужном месте. Вечерние занятия были скорее прикладными, утренние - теоретическими, посвящались знаниям, а не навыкам раба. Евгению было довольно легко освоиться, поскольку, хоть и неоконченное, высшее образование давало о себе знать. Помощь Виктора понадобилась только на первых порах, да и то незначительная.

страницы: [Пред.] 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Суббота 21.04.2018 16:15