http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказЕвгений О
автор: Бархатов С. (@)
тема: садо-мазохизм
размер: 134.84 Кб., дата: 06-08-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [След.]

     И девушки принялись за еду, не переставая обсуждать, когда же их "вещь" последует совету. Юля дошла до того, что даже протянула Евгению ложечку: "Пока мухи не завелись! Глотай же скорее, дурак!"
     Он, конечно, некоторое время боролся с отвращением, но вскоре переступил через это, казавшееся таким давним и чужим, чувство. Первый глоток дался с огромным трудом; его чуть не вырвало, но угрожающих взглядов было достаточно, чтобы он продолжал бороться со следующим, еще чуть теплым кусочком.
     - Достаточно! - заявила Вика. - Надеюсь, было вкусно?
     Он кивнул.
     - Теперь отправляйся и вымой горшок, а я положу тебе твою порцию. Хотя дерьмо хозяйки - достойный деликатес.
     Это блюдо вошло в его рацион достаточно прочно. Та из хозяек, которая чувствовала в том потребность, какала в белый горшочек утром, и "вещь" должна была начать с пробы свой день. Вечером, при желании девушек, к ужину он получал тот же десерт - в количестве символическом, но вполне достаточном, чтобы вызвать омерзение и ощущение того, что он - вещь, находящаяся в чужой власти.
     Вечерние наказания повторялись ежедневно. Теперь пороли за малейшую, даже кажущуюся провинность - дерзкий взгляд, изданный не вовремя шум, неудачную стряпню и так далее... У каждой из девушек уже появилось свое любимое орудие - Юля действовала длинной линейкой, оставлявшей широкие красные полосы на спине; Лена обходилась традиционным ремнем, никогда, впрочем, не доводя ягодицы жертвы до синевы; Вика действовала своим хлыстом сильнее обеих подружек. Впрочем, сидеть Евгению приходилось редко, и боли он почти не ощущал, занятый удовлетворением бытовых пожеланий своих хозяек.
     Однажды утром ему не позволили стать за плиту. Вика и Лена испекли приятно пахнувший пирог и сделали кое-какие дополнительные приготовления.
     - Конечно, вещь, у нас сегодня гость. Но пусть он останется для тебя сюрпризом. - Девушки засмеялись.
     Вечером они заклеили рот Евгения пластырем, завязали глаза и туго стянули его руки веревкой за спиной, укоротили поводок до предела, так что приходилось оставаться в полусидячем положении, прислонившись к батарее.
     - Не забудь о повиновении, - заметила Вика. - Ира правильно говорила, что ты справишься. Оставайся вещью и - все будет прекрасно!
     Вечером в коридоре послышались голоса, вошли девушки, сопровождаемые молодым человеком, которого Вика называла Вадиком.
     - И где эта ваша вещь? А, вот она! Я думал, что вы меня разыгрываете, а это серьезно.
     Повязку с глаз Евгения скоро сорвали, и он увидел широкоплечего блондина, обнимавшего Вику и забавлявшего своими шуточками подружек.  
     - Ты что, кайф от этого ловишь, да? - ухмыльнулся он, глядя на юношу.
     - Во-первых, у вещи кляп во рту, - улыбнулась Вика, - а во-вторых, ей запрещено разговаривать без особых условий, которых сейчас нет. Кроме того, тебе, Вадик, всего не понять. А вещь понимает... Она у нас одаренная.
     Принялись за еду, почти не обращая на Евгения внимания. Немного выпили, произнося обычные тосты; тамадой чаще всего выступала Вика. Потом Лена и Юля собрались "прогуляться".
     - Часика через три придем... Вы тут пока поразвлекитесь.
     Когда дверь за ними захлопнулась, Вика соизволила обратиться к Евгению:
     - Сейчас тебе придется показать гостю, что ты умеешь! Ведь это забавно, а, Вадик? - Блондин нерешительно кивнул. - Впрочем, можешь полюбоваться пока. Вопросов не задавай. В присутствии вещи все равно не отвечу. К ноге! - скомандовала она.
     Евгений подполз на коленях к повелительнице, получил пинок ногой за медлительность. Ему было приказано целовать туфельки госпожи, затем разуть ее и покрывать поцелуями ножки. Вика при этом шевелила пальчиками, получая явное удовольствие. Она дала знак перебираться повыше... вот уже и колени...
     - Ну хватит! - прикрикнула она. - А то привыкнешь к сладенькому. Тебе пора попить. А гостю как раз стоит сходить в туалет.
     - Ты думаешь... - с сомнением глянул на нее Вадик. - Это как-то чересчур.
     - Вещь прекрасно освоила это питье; ей и кал кажется очень вкусным, ведь так? - Евгений кивнул. - Вот так. Подползи и помоги гостю облегчиться. Без рук! Зубами...
      Руки Вадика потянулись к ширинке, но по знаку подруги он оставил всю работу "вещи". Евгений потянулся губами к брюкам, языком подцепил молнию, сжал ее зубами, расстегнул. Член Вадима топорщился, но эрекция не была предельной: все-таки шампанского выпил гость не мало. Евгений аккуратно, стараясь не зацепить член, спустил с гостя брюки, и перед глазами его закачался половой орган - средних размеров, насколько он понимал. Евгению пришло в голову, что, кроме редких визитов в ненавистную мужскую баню и случайных наблюдений, он впервые видит мужской пенис так близко. И теперь он еще больше приблизится.
     - Открой рот! Вадик, ты можешь пописать на вещь и прямо в нее. Вещь потом приберется, - злорадно улыбнулась Вика.
     Ее любовник некоторое время не мог настроиться; тем неожиданнее оказалась тонкая струйка, ударившая прямо в рот Евгению. Рот наполнился влагой, в которой ощущался легкий привкус шампанского. Однако вскоре это Вадиму надоело, и он описал волосы и глаза "вещи". Струйка, не утихая, била еще некоторое время, и все тело Евгения получило свою долю мужской мочи.
     Завершив ритуал, Вадик не спешил застегивать брюки: "Слизни-ка, чтоб ни капельки не осталось!" Евгений вновь приблизился к члену, провел языком по крайней плоти, подхватив повисшую на ней каплю влаги. От этого оба возбудились: член Вадима стоял как кол, Евгений тоже ощутил, что его орган не остался неподвижным.
     - Смотри-ка, даже вещь хочет! - рассмеялась Вика, хладнокровно наблюдала за этой сценой. - Вадик, давай пойдем в койку! Пусть вещь посмотрит на наши с тобой игры.
     Они тут же разоблачились; ладно скроенное, атлетическое тело Вадима прекрасно гармонировало с ширококостной, но изящной фигурой Вики. Блондин долго ласкал грудь подруги - сначала пальцами, потом языком. Затем он спустился пониже, провел членом по бедрам девушки. Она тяжело дышала и явно исходила соком от возбуждения. Протяжный стон, раздавшийся, когда Вадик вошел в нее, только подтвердил это. Но через минуту Вика будто очнулась:  
     - О...ох, Вадик, пусть вещь лижет нам ноги! Живее! И не забывай, что ног четыре, чтобы каждая получила свое.
     Евгений стал на четвереньки возле изножия кровати и вылизывал пальчики Вики, которых уже касался, и Вадика - новое для него ощущение. Ноги любовника были не вполне свежими, но Евгений исполнял приказ; в этом повиновении он видел не меньшее удовольствие, чем в самоудовлетворении. Так он помогал другим людям, отдавая себя целиком. Кроме того, не забывал он и о словах Иры. Как давно это было!
     Вдруг он ощутил сильный толчок прямо в лицо:
     - Ты что это? Надо же, к члену тянется, когда мы еще не кончили. Руки за спину!
     Евгений выполнил приказ и продолжал ласкать удовлетворявшую друг друга парочку. Немного спустя Вадик шумно кончил, почти сразу же погрузилась в пучину оргазма и Вика. Они не позволили Евгению прекратить ласки даже тогда, когда улеглись рядом, отдыхая. Однако это показалось Вике однообразным:
     - Пусть вещь поласкает свой орган; это может показаться забавным, правда? - Вадик согласился.
     Евгению было приказано принять позу, оставлявшую открытой все движения рук, и приступать к делу. Он истово схватил истомленный член, опустил крайнюю плоть...
     - Медленнее! А то получишь кнута...
     Вверх, вниз, вверх-вниз... Пять пальцев на члене; другие пять гладят чувствительные яички. В общем, оргазм пришел очень скоро. Облегчение Евгения было неимоверным, взгляд на член Вадима показал, что гость оценил спектакль. А собственный член юноши вновь рвался вверх... Однако повторить представление ему не позволили: Вика потребовала продолжать ласки ног во время второго совместного акта. Затем любовники еще немного отдохнули и Вадим стал собираться.
     - Честное слово, пора! До скорой встречи. Твоя вещь очень удобна в использовании. Надеюсь, ты еще будешь ее применять.
     - Очень жаль, но вещь у меня временно. Так что ты, может быть, с ней больше не встретишься. Однако помни, что ты обещал не упоминать о ее существовании.
     - Нем, совершенно нем! - поцеловав подругу, Вадик ушел.
     Вика тут же приказала "вещи" прибраться в комнате. Но сначала Евгений должен был вымыть в ванной хозяйку и вымыться в особом тазике сам. Сам банный ритуал происходил без его участия; он просто должен был наблюдать, изнывая от возбуждения, как Вика намыливает свои сокровища, как раздвигаются ее ягодицы, как свободно гуляет в письке палец и как гладит клитор нежная ручка. Поскольку Евгений еще раз прикоснулся к своему пенису, сразу же после ванны руки его были стянуты за спиной: "Теперь и есть так будешь!" Действительно, ужин был подан в тарелке, из которой он должен был ртом выбирать макароны с мясом, что сильно позабавило пришедших Лену и Юлю. Рассказ Вики их очень заинтересовал, и они шумно пожалели, что не смогут и себе устроить такого же развлечения. Зато устроили другое: помочились Евгению прямо в рот, проследив, чтобы не пролилось ни капли. Затем две девушки улеглись на свое ложе и принялись исступленно ласкать друг друга. Евгений должен был вылизывать им ступни, а в это время Вика изо всех сил охаживала его задницу ремнем.
     Наутро ягодицы посинели, и Вика сделала "вещи" прохладный и мягкий компресс.
     - Нельзя портить дорогие и функциональные устройства! - объяснила она удивленным подругам. Вика освободила Евгения от большинства хозяйственных работ, но не вынула кляп. Она долго сидела на табуретке рядом с батареей, иногда поглаживая лежавшую на полу "вещь" пальцами ног и всячески выражая свою привязанность - пусть даже к предмету обстановки. Однако вечером наполнила калом белый горшок и, сорвав пластырь, заставила Евгения съесть непривычно много.
     - Нельзя забывать, что ты прежде всего вещь, а все, что с тобой происходит, основано на чужой воле! Ты должен - по моему желанию. Других объяснений нет, так что глотай! - И Евгений, давясь, откусывал и глотал темно-коричневую массу. Лена и Юля не смеялись над ним сейчас; они понимали, что происходит нечто серьезное, пусть и не задумывались над определением этого.
     А Евгений, лежа во тьме ночи и страдая от тошноты, задумывался. Не страх разоблачения, не только и не столько воля Иры удерживала в его в путах, мешала разорвать веревку, оттолкнуть хозяек и уйти прочь. Нет, может быть, где-то рядом действительно его место. И, слепо подчиняясь здесь и сейчас, отдавая себя на чужую волю, он делает первый шаг по дороге из желтого кирпича, которая приведет к чему-то настоящему, к месту, где раскроются все его скрытые потенции. А пока он, сжимая и разжимая мышцы ног, пытался ослабить напряжение полового органа.
     Наутро Вика подошла к нему, натянула перчатки и начала обеими руками нежно ласкать член. После третьего оргазма она заставила его слизнуть всю сперму с перчаток, пола и коврика.
     - Вещь не должна привыкать к ласке, но и ласка тоже возможна, - сказала темноволосая хозяйка. - Из тебя вышла неплохая вещь, хотя выйдет и кое-что получше. А пока попей.
     Она справила малую нужду и пододвинула к нему горшочек.
     До вечера Евгений занимался уборкой, стиркой, готовкой, даже почитал Юле вслух ее любимые сонеты Шекспира. А вечером, когда Вика ушла по делам, Лена отстегнула поводок от батареи и сорвала все веревки. Юля достала из шкафа одежду Евгения и протянула ему:
     - Фотографии в кармане пиджака. Сюда больше не приходи; послезавтра корпус заселяют. Нам лучше не видеться впредь. Живей одевайся и уходи!
     Он, еще не понимая до конца смысла этого, натянул полузабытую одежду; ошейник оставался на нем.
     - Не вздумай снимать, пока Ира не разрешит. На нем ее клеймо, - заметила Юля. - Это знак пройденной тобой выучки, чтобы не пришлось ее повторять.
     Поддерживая Евгения с обеих сторон, девушки довели его до проходной, вытолкнули на улицу и захлопнули дверь. Он прислонился к стене и некоторое время стоял неподвижно, только вдыхая воздух не очень-то нужной свободы... Надо было идти куда-то и что-то делать - ради себя самого, не отдавая и не отдаваясь. Только ошейник был символом пережитого, символом потребности отдаваться, которая могла еще не раз потребоваться...


     История третья
     МАДАМ ПОЛИНА

     Евгений вернулся домой, вновь занялся привычными делами, не испытывая от них ни малейшего удовольствия. Он понимал, что открытия еще не завершились, что самого себя он еще не знает и не понимает. И ждал дальнейших указаний от Иры. Девушка позвонила на следующее утро после его освобождения, задала несколько незначащих вопросов, поинтересовалась, здоров ли он. Утвердительный ответ ее явно обрадовал:
     - Не спрашиваю, понравилось ли тебе, поскольку нравиться или не нравиться это не может. Здесь другие критерии. Но ты чувствуешь, ради чего все было сделано? Насколько это связано с нашими беседами?  
     - Вроде бы понимаю. Хотя я хотел узнать...
     - Вопросы задавать рано. Нужно продолжать. Я хочу понять, насколько далеко заходит твоя смелость и способен ли ты на что-то большее. Ты многое обещаешь в будущем, но не все обещания сбываются.
     - Насколько глубоко нужно погрузиться, чтобы по-настоящему обрести смысл, чтобы повиновение не было только игрой? Я понимаю, что доставлять удовольствие другим - это нечто важное, но что именно получаю Я?
     - Ты еще не готов... - Ира умолкла. - Кстати, ошейник на тебе?
     - Да, конечно, раз это входит...
     - По возможности не снимай его. Я позвоню...
     После этого Ира на некоторое время исчезла с его горизонта. Потом Евгений встретил ее как бы случайно - в кафе. Разговорились все о том же: о любви и о жизни.
     - Мне кажется, что все физическое не так уж важно, - откомментировал свои впечатления Евгений. - Может, как дополнительный стимулятор, не более. Разве порка может заменить психологическую сторону - обе стороны снимают стресс. Вещь отдает себя и несет бремя, но еще большее бремя ответственности несет хозяйка. Но к чему же все это может привести?
     - Меня не спрашивай. Послезавтра поздно вечером приходи ко мне. Оденься поприличнее; не забудь об ошейнике.
     Евгений вздрогнул. Ожидался какой-то новый поворот в его судьбе; возможно, именно он будет важнейшим. Даже то, что Ира вопреки обыкновению не поцеловала его, прошло почти незамеченным. Кроме того, ведь он еще не вполне ее достоин. Нужно ждать.
     В назначенный вечер он вошел в квартиру Иры; она провела Евгения в комнату, где на диване, потягивая вино из бокала, сидела женщина лет тридцати. В полумраке Евгений различил только широкие плечи, пышный бюст и несколько излишнюю полноту, скрытую брючным костюмом.
     - Познакомься, это Полина. Для тебя - Мадам Полина. Думаю, он сможет помочь тебе с некоторыми ответами.
     Мадам подняла взгляд и всмотрелась прямо в глаза Евгению, привстала (ростом она была чуть ниже его), взяла настольную лампу и некоторое время светила ему прямо в лицо. Голос ее был низким, рокочущим и угрожающим:
     - Больше ты не будешь смотреть мне в лицо. Запрещаю. И разговаривать без разрешения тебе тоже не стоит, - добавила она. И обратилась к Ире: - Да гордость в нем есть, и немалая. Ты думаешь, он настолько силен? Сомневаюсь... Впрочем, чтобы сделать тебе приятное, я проверю его. Объясни, пожалуйста, Ира...

страницы: [Пред.] 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Воскресенье 22.07.2018 21:27