http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказМышонок
автор: Rina
тема: случай
размер: 21.18 Кб., дата: 04-08-2001 версия для печати
страницы: 1 2 [След.]

     Алеше
     Все имена героев вымышлены, совпадения случайны.


     Командировка была чертовски неудачной. Я сидела напротив Сэг в дымной полутемной забегаловке, с тоской глядя в кружку пива, и думала о том, что командировка была чертовски неудачной. Говорить было решительно не о чем, и пиво-то мы пошли пить только потому, что обеим было неудобно отказаться, да и надо же было как-то расслабиться после этой ненормальной недели беготни по сельской местности, во время которой Сэг так и не смогла организовать мне ни одного из обещанных интервью. Ко всему прочему мне хотелось есть, а подавали здесь разве что чипсы да фисташки, потому я предложила сменить место дислокации, но Сэг сказала: "Подожди, сейчас должен прийти Алеша".
     Про Алешу - как и про других Сэгиных родственников - я уже была достаточно наслышана, и воображение услужливо рисовало мне образ юного шалопая типа самой Сэг - здоровенной мужеподобной девахи с узкими глазками-щелочками на скуластом лице, мятой кожей и вывернутыми наружу губами, - который по уши погряз в разврате, шляется по кабакам, живет за счет сестры и при этом систематически выпивает купленное для ее кота молоко. Знакомиться с ним мне как-то не особенно хотелось, и я уже собралась сообщить об этом Сэг, но было поздно, потому что она сказала:
     - А вот как раз и он.
     Я подняла глаза от кружки. К нашему столику шел через зал худенький мальчик лет 16-ти, одетый в джинсы и мягкую клетчатую рубашку. Длинная черная челка косо падала на невысокий лоб, прикрывая хитроватые монгольские глаза. Он поздоровался и улыбнулся, так что стала видна смешная щербинка между передними зубами. Сэг представила ему меня, как обычно с плохо понятной мне гордостью в голосе произнеся мою восточную, доставшуюся от первого мужа фамилию, и сказала: ну вот теперь можно и пойти перекусить. И мы пошли дальше, оставив забавного клетчатого Алешу развлекать своей гитарой скучающих клиентов дешевого кафе.
     Эта забегаловка отличалась от предыдущей разве что тем, что была чуть более светлой и чуть менее дымной. Сэг монотонно повествовала очередное предание из области местных сплетен. Я отодвинула тарелку, поняла, что все-таки напилась и поймала на своей груди взгляд брюнета за соседним столиком. Вскоре он и его компания набрались наглости и попросили разрешения к нам присоединиться. Парни принесли с собой еще пива и, не спрашивая, наполнили нам кружки. Высокий брюнет представился Валерой и начал откровенно меня снимать, сверкая карими глазами и поворачиваясь ко мне самой выразительной стороной своего профиля. "А хочешь, я Михаила Сергеевича спародирую?" - "Ну, попробуй", - сказала я. Он скорчил гримасу и, изменив голос, изрек: "Мы достигли консенсуса, товарищи!" И захохотал, обнажив неровные желтоватые зубы. Есть такая поговорка: если девушка до икоты смеется над анекдотом, который успел обзавестись бородой еще в прошлом веке, она ваша. Я засмеялась.
     Около десяти официантка сказала, что кафе закрывается, и я начала тонко намекать Сэг, что пора бы домой, как вдруг она широким жестом предложила всей компании продолжить банкет у нее на квартире. Я пнула Сэг под столом, но она схватила меня за руку и потащила в туалет.
     - Тебе что, не нравится этот черненький?
     - Да на фиг он мне сдался, Сэг!
     - А мне так он очень нравится... Такой красивый мужчина... Слушай, ну давай возьмем его к нам. Ты пойдешь спать, если хочешь, а он будет мне.
     Ничего не оставалось, как махнуть рукой, потому как хозяйкой дома все равно была Сэг, и последнее слово в вопросах использования жилплощади однозначно оставалось за ней. К тому же, когда мы вернулись из туалета, за столиком оставался только Валера. По дороге мы купили пачку пельменей и две бутылки портвейна, а потом Сэг вспомнила, что вечеринка немыслима без участия без ее лучшей подруги Ани, и мы зашли еще и за Аней, попутно приобретя для нее две банки джин-тоника.  
     Дома Сэг сварила пельмени и разлила по чайным чашкам вино, оказавшееся терпким и неприятно липким. Разговор не клеился, что было, в принципе, неудивительно, учитывая, что присутствующие практически не знали друг друга. Традиционно выпили за знакомство, любовь и родителей, и Валера начал уже беззастенчиво пялиться на мою грудь, как назло туго обтянутую зеленой шерстяной водолазкой. Аня потянулась к гитаре, небрежно взяла пару аккордов... На середине припева сбилась, начала сначала, снова запуталась и отложила инструмент, заявив, что гитара расстроена. И тогда Сэг крикнула: "Алеша!" Я и не знала, что он уже вернулся домой, но оказалось, что вернулся. Он вышел из своей комнаты, спокойно взял гитару и сел, но не с нами за стол, а на табуретку в углу, поправил колки и заиграл, привычно не обращая внимания на жующие физиономии напротив. Несмотря на субтильную внешность, голос у него оказался сильным и глубоким, хорошо поставленным, и пел он чисто, не путая слова и не перевирая мотив. Я слушала с удовольствием, а потом начала подпевать и почему-то обрадовалась, поймав его одобряющий взгляд. Вскоре мы - хотя я по-прежнему сидела на диване в нескольких метрах от него - уже были как будто вдвоем, вспоминая все любимые песни от БГ до "Крематория" - репертуар Алеши неожиданно совпал с моими музыкальными пристрастиями. Тем временем веселье продолжалось, и только Валера явно заскучал, потому что Сэг, позабыв о том, что собиралась подарить его своей благосклонностью, переключила все внимание на Аню. Она нежно обняла подругу за плечи и, время от времени целуя ее в обе щеки, засыпала комплиментами, рассказывая, как сильно любит эту замечательную девушку. Аня вопреки ожиданиям не убирала ее рук и поглядывала на Сэг с ласковой снисходительностью, как смотрят на озорного, но милого ребенка. Я ненадолго вышла.
     Когда я вернулась, оказалось, что Алеши нет, Аня удалилась по-английски, а мертвецки пьяная Сэг вырубилась в своей комнате и практически не подает признаков жизни. Валера сидел на диване, плотоядно глядя в мою сторону. Я смертельно устала и хотела спать. От одной мысли, что придется как-то решать еще и вопрос с этим пародистом, меня начало подташнивать.
     - Так, друг дорогой, - сказала я спокойно и серьезно. - Мероприятие окончено, гости удаляются по домам. Я ложусь спать. Тебя проводить?
     - Я остаюсь, - нагло улыбнулся он.
     - Ок, тогда твой диван этот, мой тот. Ванная там. Есть еще вопросы?
     - Давай лучше еще выпьем, - он откупорил незамеченную Аней банку джин-тоника, глотнул и протянул ее мне, облив скатерть.
     - Спасибо, я не хочу.
     - А я выпью. Ты что, крошка? Расслабься... Ты мне нравишься. Иди сюда...
     Он попытался обнять меня и потянулся губами к моему лицу, но я вывернулась и отошла в сторону:
     - Я не ясно сказала? Или ты остаешься и ведешь себя прилично, или уходи.
     - Да все в порядке... Иди сюда.
     Мне не хотелось применять силовые методы, тем более, что они могут дать разве что возможность и время убежать, а бежать в данном случае было некуда. Поэтому я как могла доступно объяснила Валере, что его пригласила Сэг, а я к этому никакого отношения не имею. Вроде бы он понял и покорно пошел ложиться на второй диван, так что я потушила свет. Но минут через десять все началось по второму кругу. Он лег сзади и жестко схватил меня за грудь, второй рукой пытаясь расстегнуть брючный ремень. Я резко села:
     - Отстань я тебе сказала!
     - Да ты успокойся, киска... Я тебя люблю. Ты мне нравишься... Я тебя хочу...
     - А я тебя нет. Ясно? Я не сплю с мужчинами, которых вижу первый раз в жизни. Кроме того я замужем.
     - Ну и что? Кому от этого будет хуже? Я тебя хочу...
     И он снова полез ко мне с поцелуями. Я оттолкнула его так сильно, что он стукнулся головой о подлокотник и наконец все понял.
     - Да ты блядь, сука, ты что себе позволяешь? Ты же меня тоже хотела, я же видел! От меня еще ни одна так не уходила! - его красивое лицо перекосилось от бешенства.
     - Ну, значит, я буду первой...
     - Ни х...! - он был заметно сильнее, а потому повалить меня на диван не составило для него особого труда. Но узкие тугие джинсы - непреодолимая преграда для изрядно выпившего и при том слепого от ярости насильника. К тому же жертва так двинула локтем ему под дых, что он, закашлявшись, свалился под стол. Что касается меня, то деваться было некуда. Я воспользовалась выигранной минутой, скользнула в смежную комнату и рванула задвижку на двери...
     Было абсолютно темно и тихо. Прислушавшись, я уловила чье-то сонное дыхание и через секунду поняла, что попала в алешину резиденцию. В крохотной комнатенке не было ни кресла, ни даже стула, на котором можно было бы переждать, пока не уймется герой-любовник. А я, несмотря на пережитый испуг, буквально засыпала на ногах... Я тихонько подошла к кровати и тронула спящего мальчика за плечо:
     - Алеша... Извини, пожалуйста - там эта сволочь ко мне пристает... Можно, я побуду немножко у тебя? Я тут прилягу, с краешку, я тебе не помешаю...
     Не говоря ни слова, он отодвинулся к стенке и я легла на край постели, не снимая одежды и не укрываясь. Секунд десять все было тихо, а потом он вдруг потянул за прижатый моим телом край одеяла. Я только успела подумать, что, видимо, все-таки ему мешаю, как он протянул руку и укрыл меня. Это было так трогательно, и я, с благодарностью пожав его худенькую ладошку, закрыла глаза и задремала...
     В этот момент дверь резко рванули.
     - Ну ты, сука! Ты думаешь, я так уйду?! А ну открывай, блядь!
     Я предпочла промолчать, а Валера продолжал беситься снаружи, то уговаривая меня, то запугивая. Впрочем, я уже поняла, что это обычный мелкий уголовник, если не наркоман - так что иметь с ним дело мне было не страшно, а скорее противно. Но он не собирался сдаваться, и в конце концов хлипкая задвижка не выдержала его напора. Дверь распахнулась и он влетел внутрь, едва не потеряв равновесия. Я подумала, что разумнее всего будет притвориться спящей и постаралась дышать как можно более размеренно и глубоко. Но сердце мое так и колотилось... Он подошел к кровати и дернул меня за руку.
     - Ну, ты, спящая красавица, вставай, пошли.
     - А, что?.. А, это опять ты...
     - Вставай, пошли, хватит ломаться... Какого х... девочку из себя строишь...
     - Послушай, Валера - я ничего из себя не строю. Ты же умный парень, ты все понял. Я не буду с тобой спать. Не буду и все.
     - Ну чего ты... Ну давай... - продолжал канючить он.
     - Нет.
     - Ну...
     - Нет.
     Этот разговор в пользу бедных продолжался еще минут пять, пока ему, наконец, не надоело и он, прошипев в мой адрес очередное грязное ругательство, ушел в зал. Я прислушалась, ожидая хлопка входной двери, но все было тихо... Прошло еще несколько минут. Я попыталась уснуть, но тут меня начало снедать беспокойство. Остатки командировочных были у меня при себе, зашпиленные в кармане джинсов на две булавки, но полная вещей сумка, дорогое пальто и шапка из седой роскошной чернобурки оставались на вешалке в коридоре... Что могло помешать рассерженному Валере возместить свой материальный и моральный ущерб за мой счет? Я подождала еще немного, встала и прислушалась. В комнате не раздавалось ни шороха, она явно была пуста... Я на цыпочках выскользнула в коридор, убедилась, что все на месте и убрала свои вещи с глаз долой - в кладовку. Вдруг послышался какой-то шум, я метнулась обратно в темный зал и прижалась к стенке шкафа... Дверь маленькой комнаты открылась и на свет божий вышла совершенно голая Сэг со стеклянным взглядом и отвисшей нижней губой. Она посмотрела куда-то сквозь меня и прошествовала в ванную. Валера, видимо, твердо решил не уходить сегодня без любви...  
     У меня немного отлегло от сердца: похоже, все в итоге получили, что хотели. Но оставаться в зале одной у меня не было ни малейшего желания, а потому я вернулась в комнату Алеши.
     Он уже не спал и с готовностью снова подвинулся, давая мне место. Я прилегла рядом, спиной к нему, и вскоре приятно пригрелась. Но лежать на самом краю узенькой кровати было неудобно, у меня начало затекать плечо и я повернулась на другой бок, так что теперь мы были, как две ложечки в коробке. Неожиданно для самой себя я протянула руку и обняла его, как ребенка, прижавшись к его горячей худенькой спине. Он не вздрогнул, не отодвинулся, словно ждал этого, а наоборот, устроился поудобнее и затих... Но через несколько секунд вдруг повернулся ко мне и наши губы оказались прямо друг против друга. Последовавший поцелуй был очень неумелым, очень долгим и очень нежным... Нежность - это была именно огромная нежность, вдруг нахлынувшая и затопившая меня до основания... Я ласкала его жесткие черные волосы, его узкие плечи, все его маленькое тело. Его худые тонкие пальцы робко, восхищенно касались моей груди. Он зарылся в меня лицом и жадно втянул воздух:
     - Это сандал?..
     - Да, сандал, - я протянула ему запястье, плотно схваченное душистым браслетом-талисманом, и он прижался губами к моей руке, лихорадочно целуя ее, обжигая дыханием кожу...
     Он был неопытен и тороплив, но я поняла это уже после. А тогда все, что он делал, было мне по душе, я думала только о том, как хорошо мне в объятиях этого хрупкого мальчика, и, отдавшись ему, почувствовала легкую радость...
     - Сколько же тебе лет, котенок? - спросила я несколько минут спустя.
     - Двадцать...
     - Двадцать?! А я думала, что совращаю малолетних... Эх ты, Мышонок, - я улыбнулась, потрепав его по волосам.
     - Мышонок... Угадала: меня мама всегда тушканчиком зовет, лопоухий потому что.
     Он негромко засмеялся. Мышонок - прозвище было для него самое подходящее. Я устроилась поудобнее у него на плече и закрыла глаза, как вдруг противно заскрипела дверь и в комнату снова кто-то вошел. Я с трудом сдержалась, чтобы не подскочить и не заорать: "Валера, мать твою так, да пошел ты на ...!" И слава богу, что сдержалась: потому что это был не Валера. Это была голая Сэг собственной персоной. Она опустилась на корточки перед кроватью и потянула меня за рукав.
     - Ты... это... пойдем к нам...
     - Ты что, Сэг, с ума сошла?! За каким чертом?
     - Ну, пойдем... чего ты ломаешься... Такой красивый мужчина тебя приглашает...
     Абсурдность происходящего лишила меня даже возможности рассердиться. Я мягко взяла Сэг за плечи, как могла доходчиво объяснила ей, что остаюсь здесь и ни в каких оргиях принимать участия не собираюсь, и сориентировала ее лицом к двери. Она скорбно покачала головой, видимо, поражаясь моей непрактичности - как можно отвергать такого красивого мужчину?! - и ушла восвояси.
     Мы с Алешей уже успели задремать, когда дверь заскрипела вновь. Вот теперь это действительно был Валера. Он, выругавшись, грубо тряхнул меня за плечо:
     - Ну, ты, целка... Деньги давай.
     - Какие еще на хер деньги?!
     - На дорогу, какие... Тачку брать буду.
     Мужики, способные попросить - тем более, потребовать - денег у женщины, у меня лично не вызывают ничего, кроме омерзения. Да и причин, по которым я должна была бы спонсировать этого отморозка, решительно не наблюдалось. Но возможность наконец от него избавиться, пожалуй, того стоила.

страницы: 1 2 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

В большом ассортименте на удобном сайте предлагаются крематории.
  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Воскресенье 22.07.2018 21:20