http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказИгрушка для "кожаных сестричек"
автор: Бархатов С. (@)
тема: садо-мазохизм
размер: 49.44 Кб., дата: 23-05-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2 3 [След.]

     На согласие сестры отреагировали спокойно - они этого явно ожидали. Нина повела сестру к выходу из комнаты, у двери обернулась и произнесла:
     - Полежи немного, подумай, а мы через часик вернемся.
     Алексей вскоре убедился, что привязан надежно: девушки явно обладали некоторым опытом в этой области. Он вскоре почувствовал, что возбуждение обострилось от беспомощности. Действительно, юноша впервые столкнулся с такой агрессивностью "слабого пола", был этим покорен и очарован. Кожаный пояс как будто приковал его к сестрам, сделал во всем покорным их воле. И это суровое давление добавило ему самому мягкости, удовольствия, пожалуй, счастья. Неудобство, казавшееся поначалу столь сильным, к исходу часа превратилось в чуть заметное напоминание о силе, с любовью направлявшей его, не давая ничего изменить. Впервые оказавшись в таком не свойственном мужчине положении, Алексей вскоре им проникся. Действительно, он с самого начала знакомства пытался загнать внутрь пробудившееся желание. А теперь его удовлетворят женщины - своей властью. От стремления брать и управлять самому юноша постепенно отказался; внешне очевидное унижение было для него лучшим из возможных опытов. Каждое мгновение добавляло все новые ощущения: И на вошедших в комнату девушек он уже смотрел как на владычиц, освоивших новую, прекрасную роль в его мире.  
     Нина сразу же осмотрела его и осталась довольна нескрываемым возбуждением и покорностью. Она оглядела пояс верности, натянула его потуже, поправила какую-то деталь и развязала веревку на руках:
     - Полагаю, что ты осознал, какого рода развлечения нас ждут. Свобода твоя теперь - только то, что мы тебе разрешаем. А позволено будет многое: Для начала тебе стоит приодеться. Ладно? Ира, покажи ему:
     Одежда Алексея была унесена из комнаты. Взамен сестры предоставили нечто, напоминавшее странную униформу: короткие кожаные шорты, туго обтянувшие пояс, и кожаная майка. Когда он облачился, девушки захихикали:
     - Тебе очень идет. А теперь еще один подарочек. - На шее юноши застегнули легкий кожаный ошейник. - Теперь ты понял, какого рода игрушки нам нравятся. А некоторым людям - тебе в том числе - очень нравятся девушки, которые тянутся к таким игрушкам. И мы можем поиграть вместе. Деваться тебе все равно некуда. Если захочешь в туалет - только с нашего позволения. То же касается и сексуальных удовольствий - ведь нужно сначала расстегнуть поясок.
     Нина шлепнула Алексея по щеке:
     - Ты должен быть поближе к моим сапожкам, то есть на полу. И встанешь только тогда, когда скажу. На четвереньки!
     Вошедший в роль игрушки юноша молча повиновался. Ира не удержалась, чтобы слегка не пихнуть его ногой, когда он замер у ног старшей из сестер:
     - Теперь оближи сапожки! Тебе предоставляется огромная привилегия, которой многие добиваются месяцами:
     В этот миг Алексей понимал, что стал настоящим рабом. Но возбуждение захлестывало его настолько, что противиться не было сил. Они прикоснулся к носкам кожаных сапог:
     - Лижи! Моя обувь должна блестеть! Ведь тебе же нравится эта кожа: Нельзя с ней плохо обращаться.
     Алексей не мог понять, шутят сестры или говорят серьезно. Но, ползая на полу и покрывая поцелуями затянутую в кожу ножку Нины, он восторгался их силой и уверенностью в новой роли. Ему скорее нравилось находиться у ног сильной дамы, таким образом благодаря ее за доставленное удовольствие. И Нина это осознала. Она поставила свою ступню на голову Алексея, принимая его покорность:
     - Теперь можно продолжать. Пойдем в мою комнату. Не вздумай вставать, я тебе не разрешила.
     На четвереньках, подгоняемый толчками Иры, он проследовал в комнату, куда раньше не мог заглянуть, ощущая давление пояса и потрясающий эффект трения кожаной одежды о тело. Возбуждение тем самым поддерживалось на должном уровне. Он даже боялся, не станет ли пояс спереди чрезмерно тесным. Однако внутри забыл об этом.
     Ложе огромных размеров, прикрытое темной тканью, само по себе привлекало внимание. Но не оно было главным аттракционом. Стены комнаты украшали разнообразные кожаные аксессуары: сбруи, ошейники, пояса, рубашки, сапожки, и, конечно, орудия наказания - плети, хлысты, дубинки и прочие "радости". Были и металлические игрушки, но только в качестве дополнения: сестры специализировались на удовлетворении наклонностей одного порядка; они навсегда, понял Алексей, связали себя с удовлетворением "кожаных" прихотей. Этим объяснялись и высокие доходы, и экстравагантность, и стремление повелевать. Теперь ему предстояло испытать привлекательность кожаных удовольствий на себе.  
     Ира поинтересовалась:
     - Тебе тут нравится? Очень миленько: Как ты думаешь (обратилась она к сестре), стоит дополнить его костюм?
     Нина кивнула, затем сняла со стены небольшую вещицу и продемонстрировала ее юноше. Это оказалась кожаная маска, полностью закрывавшая голову. Оставались только небольшие отверстия для глаз и рта. Ира натянула ее на Алексея, пристегнув к ошейнику, и тот обнаружил, что давление кожи, ставшее постоянным и всесторонним, как-то успокаивало. Как будто его обволакивало что-то:разумное, доброе и строгое: Он не знал, как выразить свое ощущение, пока Нина не прокомментировала:
     - Ведь это и красиво, и приятно. Как будто вернулся в утробное состояние. Обо всем заботится кто-то извне. Тебе остается покоряться и: любить - кожу и того, кто тебе ее подарил. Ну-ка, скажи спасибо!
     Теперь Алексей аккуратно облизал высокие платформы Ириной обуви; давление физическое, соединившись с ментальным, достигло наивысшего эффекта. Сестры, похоже, это поняли:
     - По-моему, нашему мальчику снова хочется:запретного плода? Что ж, вообще-то вредно к этому привыкать. Но ему можно. Только сначала придется нам помочь: Открой-ка ротик!
     Поверх маски была обтянута полоса кожи, к которой крепилась плотная втулка, мешавшая закрыть рот. Юноша не мог издать ни звука. Ему приказали улечься на спину, Ирочка скинула юбку, явив его восхищенному взгляду выбритые прелести. На половых губах красовались металлические кольца, добавлявшие девушке чувствительности:
     Ира повертелась над ним, позволив рассмотреть и попку с раздвинутыми ягодицами, и узкие бедра. В это время Нина оседлала его ноги, заодно заведя руки за спину:
     - Мы поиграем в интересную игру: В капельку: Если упустишь хоть одну, не снимем поясок и останешься без удовольствия. Лучше постараться:
     Алексей попытался увернуться, но сапоги девушки сжали его шею, а Нина прочно удерживала руки и ноги. Он мог только наблюдать, как медленно раскрывается промежность Иры. Девушка повертела ягодицами, глянула на лежащего под ней юношу и поместила свою пещерку прямо над его ртом.
     - Воронка тебе поможет ничего не пропустить. Лучше глотай - это очень вкусно:
     Желтоватая струйка ударила почти сразу же. Алексей чувствовал острый запах, который впитывала кожаная маска. Капли на коже создавали восхитительное ощущение - будто он, окруженный наружной оболочкой, погружается в некую жидкость. Вкус показался неприятным, но иного выхода не было. Первые капли он проглотил, давясь и сопротивляясь, но следующие принял почти радостно: запах женской плоти, кожи и мочи создавал единую волнующую ауру, сводившую его с ума. К тому же Нина не ослабляла своего контроля за его движениями. Он оказался просто игрушкой для удовлетворения интимных прихотей сестричек - и они смогли убедить Алексея, что так и должно быть. Попытки вырваться только обостряли ощущения, поскольку оставались безнадежными.
     Ира действовала медленно, то прижимая свой влажный источник к самой маске, то приподнимая на несколько сантиметров. Рот его переполнился острой пахучей влагой, избавиться от которой можно было, только проглотив. И как только отвращение перешло в удовольствие, а сопротивление - в покорность, девушки ослабили хватку и их игрушка получила долгожданный отдых.
     Алексей был чрезмерно утомлен своим возбуждением и с трудом поднимался с пола. Но Ира сочла возможным заняться его удовлетворением: усевшись на корточки возле облаченного в кожу юноши, она расстегнула хитроумный замок и приспустила пояс. Половой орган тотчас же предстал во всей красе. Даже Нина одобрительно кивнула, узрев возбуждение покорного ее власти Алексея. Ира медленно уселась на член, слегка сжав его у основания. Алексей понял это как приказ сдерживаться: Исполнить его казалось невозможным, да это и не потребовалось: девушка сама кончила после нескольких движений, одновременно с ним. Затем чресла юноши были насухо протерты, а пояс вернули на место. Потрепав Алексея по голове и сняв кожаную воронку, Нина поднесла ему стакан с минералкой.
     - Ты был хорошим мальчиком. Надеюсь, останешься им и впредь. А пока придется посидеть здесь.
     Она усадила его у стены и стянула запястья сзади, соединив их с деревянной стойкой. Ни встать, ни освободиться Алексей не мог. Девушки, закончив игру, перестали обращать на него внимания и не реагировали на дальнейшие вопросы и восклицания. Только Ира заметила:
     - Не будь надоедлив, а то заткну тебя окончательно. Вечером мы вернемся: Впрочем, это уже скоро.
      И сестры отправились по своим делам, оставив Алексея восстанавливать силы и приходить в себя, привыкая к непривычному положению. К удовольствию от кожаной одежды - чувственному и преходящему - прибавилось удовольствие от женской власти - постоянное и психологическое. Юношу настолько очаровала необычность происходящего, что о бегстве он и не помышлял, ожидая продолжения. Оно не заставило себя долго ждать.
     Сестры вернулись рано и не одни. Их (а точнее - Нину) сопровождала миловидная шатенка невысокого роста с детскими косичками и совсем не детским выражением испуга на лице. В дверях она, хныча, обратилась к старшей из сестер:
     - Ниночка, ты ведь простишь меня, пожалуйста! Это вышло совсем случайно: Честное слово! Я что угодно сделаю. Только ты, никого другого. Пожалуйста!
     Нина сохранила бесстрастие:
     - Ты - настоящая испорченная сучка; ни одни брюки мимо себя не пропустишь. Появится мужик - и уже готова, уже мокрая! А кто из них будет так о тебе заботиться, цацкаться с тобой! Маленькая бесстыдница! Раздевайся живо:
     Девушка с готовностью скинула с себя всю одежду: легкое платьице, бюстгальтер, трусики. Под ними обнаружился тонкий кожаный поясок, соединенный двумя цепочками с половыми губами юной особы. Раскрытое таким образом пространство прикрывал небольшой кусок мягкой темной кожи, прижатый к телу достаточно, чтобы оказывать возбуждающее действие при каждом шаге. От одного прикосновения к нему девушка пошатнулась и едва не упала. Тут же последовала пара звучных пощечин:
     - Стой смирно! И ноги раздвинь, пока я тебя проверяю:
     Девушка, всхлипывая, повиновалась. Власть Нины над ней была столь велика, что она не посмела пошевельнуться, даже когда бесстыдные пальцы сдвинули кожаную нашлепку и погрузились во влажные недра истомленной жертвы. Нина сосредоточенно действовала пальцами, прижимая одновременно кожу, вдавливая посторонний фрагмент глубже и глубже. Вся ее ладонь быстро покрылась влагой:
     - Тебе хочется еще, испорченная сучка?! Отвечай:  
     - Да:. - нерешительно простонала девушка.
     - И ты это получишь! Кто же ты, получающая удовольствие от маленьких кожаных штучек?
     - Я:гадкая:девчонка: - слезы текли из ее глаз.
     - Так: И тебе хочется, чтобы эта кожа входила все глубже, шире и шире раздвигая твою пухлую щелку: Чтобы кожу прижимали изо всех сил, причиняя тебе боль, но давая удовольствие?
     - Даааа! Я хочу еще - глубже, сильнее. Я хочу больше кожи, больше цепочек. Я хочу носить поясок постоянно! - голос девушки, оставаясь плаксивым, окреп. Она как будто требовала, как будто получала давно обещанное:
     Алексей дрожал от возбуждения. Ира, уже облаченная в кожаную форму, подошла к нему и отвязала, помогая подняться. Нина же медленно отстегнула насквозь промокший кусочек кожи и, нагнувшись, лизнула девушку между ног:
     - Что же, шлюшка, ты можешь заслужить прощение! Но сначала будешь наказана:
     Она сняла со стены плеть с несколькими хвостами, продемонстрировав ее пришедшей в крайнее возбуждение девушке. Та с наслаждением вылизала туфельки Нины, затем замерла на четвереньках. Ее госпожа медленно подняла плетку - и решительно хлестнула по отставленной бледной попке. На ягодицах остался красноватый отпечаток. А рядом с ним возникали все новые и новые:
     Порка продолжалась очень долго, но девушка не произнесла ни звука. Более того - из конвульсивных подергиваний бедер стало ясно, что она испытала оргазм - может быть, не один. А на спине выступали капли крови. В конце концов Нина сочла наказание достаточным, и жертва поблагодарила ее, вылизав плеть. Прикоснувшись языком к коже, она вздрогнула от удовольствия и развела бедра. Это не укрылось от Нины, сказавшей сестре:
     - Эта сучка думает, что я ее трахну сегодня. А она испытает кое-что иное. Наша игрушка готова?
     Тут девушка увидела Алексея. Ее испуг был несколько наигранным - вероятно, она ожидала чего-то подобного. Но тем не менее со слезами на глазах прижалась к ногам Нины, умоляя не отдавать ее "этому существу". Но жар вожделения не стихал, а кожаная одежда юноши возбуждала ее не меньше, чем плеть. Однако Нина не торопилась:
     - Немножко приготовиться не помешает: Ира, займись ею!
     Кожаная сбруя, в которую облачили выпоротую девушку, отличалась простотой и изяществом: ошейник, связанный с двумя полосами, стягивающими грудь, а ниже - нечто вроде корсета. Бедра охватывают еще две кожаных ленты, которые связаны с полоской на пояснице, позволяющей контролировать положение ног. Нина продемонстрировала это тут же: девушка, удерживаемая связанными с корсетом лентами, не могла сдвинуть бедра, и это оставляло ее прелестный розовый бутончик доступным всем взглядам.
     На Алексея спектакль произвел должное впечатление. Однако им дело не завершилось. Ира спустила пояс и шлепнула его по заднице:
     - Как хорошие игрушки, вы должны хорошо узнать друг друга. А именно: Будь любезен - помочись на нее!
     Юноша отпрянул - уж этого он точно не ожидал. Но пара увесистых пинков послужила достаточным напоминанием о том, кто ведет игру. Он замер на коленях над лежащей девушкой; сестры, не отрываясь, наблюдали за его манипуляциями с членом:
     - Ну же, начинай, а не то выпорю! И намочи ее всю как следует!
     Девушка извивалась на полу, не отрывая глаз от члена; наконец юноша смог сосредоточиться, и струйка желтоватой влаги оросила живот и бедра партнерши:
     - Теперь на лицо и на грудь! - скомандовала Нина. - Не останавливаться!
      Алексей, чувствуя дыхание сестер за спиной, с трудом сдерживал себя; его жертва готова была кончить: она неистово втирала влагу в себя, ловя капли языком: Наконец поток иссяк, и последовал приказ безжалостной Нины:  
     - Поменяйтесь местами! Алексей, ложись!
     Девушка исполнила свою обязанность с немалым усердием. Она устроилась, как собачка, на четвереньках, и, приподняв одну ногу, пустила струйку прямо на Алексея. Второй раз испытывая удивительное ощущение - от кожаной одежды, покрываемой золотым дождем - он чувствовал, что все испытываемое нравится ему еще больше, если это только возможно. Когда ручеек достиг бедер, юноша в самом деле понял, от чего едва не кончила его партнерша. Он испытывал не унижение, а восторг. И плоть, и дух соединились в этот миг. Но дальнейшее его все-таки смутило:
     - Раз смогли намочить друг друга - сможете и вылизать: поехали!
     Ира и Нина замерли над ними; Алексей попытался уклониться от предстоящего развлечения, но несколько ударов плетью по плечам и ягодицам изменили его настроение. Хоть кожа и смягчала боль, но ощущения все еще оставались неприятными - будто в уютный кожаный мир вторгалось нечто извне, болезненное и чуждое. Юноша прикоснулся ртом к нависшему над ним животику, слизывая свою собственную влагу, еще не успевшую высохнуть. Безымянная девушка оказывала подобную же любезность его бедрам - и с куда большей охотой. Движения ее языка демонстрировали настоящую изощренность. И она знала, в отличие от Алексея, что последует дальше.
     Сестры скинули свои кожаные юбочки и предстали нагими ниже пояса. Ира хихикнула, расставляя над головой Алексея ноги пошире:
     - А теперь - сюрприз!
     Обе явно дожидались этого момента; писать девушки начали одновременно, потоки влаги показались их "игрушке" даже чересчур обильными. Он захлебывался от острой, пахучей жидкости. И наслаждался ею - наслаждалось все тело, получавшее от женщин максимум - внимания, действий, любви. А когда партнерша уселась на его орудие, ловя ртом струйку Ирины, он почти мгновенно спустил:
     Через несколько минут Ира, ухватив за ошейник, оттащила юношу в сторону и вновь привязала к стене:
     - Посиди тихо - Нина пока выкупает свою гостью.
     Девушке не позволили подняться: она передвигалась на четвереньках за своей госпожой. В это время Ира пересчитала содержимое ее портмоне и убрала в шкафчик у кровати:
     - Такие услуги хорошо оплачиваются, братец! У девочки не бедные родители. И за излишества могут и раскошелиться. Ну, пойду и я повеселюсь!
     Прихватив со стены пару кожаных игрушек, девушка критически их осмотрела и надела на себя кожаную маску с застежкой сзади. На месте рта красовался увесистый искусственный член. Ира проверила прочность конструкции, прихватила плеть и направилась к сестре на помощь. Раздававшиеся из ванной стоны и всхлипы свидетельствовали, что кожаные предметы оказали на гостью свое обычное действие.
     Ира появилась только через час - вспотевшая и удовлетворенная. Маску она так и не сняла; выступающий фаллос покрылся чьими-то выделениями. Уловив его взгляд, сестра чуть сдвинула кожу, чтобы произнести:
     - Мы тоже поразвлечемся. А потом я тебя накормлю, Леша: Ну, будь умницей, встань на четвереньки и ноги раздвинь пошире!
     Веревка позволила с трудом исполнить приказание: его руки повисли, привязанные к колонне, на колени приходился вес всего туловища. Тут ловкие руки сестры, облаченные в тонкие кожаные перчатки, начали ощупывать его член и ягодицы. Алексей попытался их сжать, но сильный удар показал ему, что так делать не следует. Ира прошипела:
     - А то не получишь ужина, маленький паскудник! Впрочем, тебе, может, его и не захочется!  
     Ягодицы были наконец раздвинуты и Ира погрузила в задний проход свой пальчик:
     - Тебе это очень понравится, гадкий мальчишка! Только расслабь мышцы - иначе будет гораздо хуже. А так я воспользуюсь кремом и все будет очень хорошо!
     Вторая рука Иры оказалась на его яичках и медленно ласкала пенис. А в это время влажный фаллоимитатор, еще хранивший тепло женских тел, погружался внутрь заднего прохода юноши.
     Поначалу Алексей чувствовал тупую боль, но призвал все самообладание на помощь, чтобы не закричать и не показать своей слабости. Ира, казалось, это оценила и значительно замедлила погружение, поглаживая кожу между членом и анусом, что очень возбудило ее жертву. Постепенно фаллос вошел почти во всю длину, носик сестры приблизился к его заднице вплотную: И тут Ира начала резкие движения вперед и назад, то почти выводя свое орудие из пылавшей расщелины, то погружая вновь до предела. Боль на миг обострилась, но потом дополнилась смутно приятным ощущением. А ласки рук, облаченных в кожаные перчатки, в конце концов привели к оргазму, нежеланному, болезненному, но такому возбуждающему и приятному!
     Алексей едва не лишился чувств, Ира тоже тяжело дышала. Она обтерла задницу партнера и отвязала его руки от стены, впрочем, оставив запястья стянутыми спереди. На полу девушка поставила миску с едой, принесла стакан воды и наблюдала, как юноша утолял жажду и голод. Несмотря на боль, организм требовал награды за вынужденное воздержание. И Алексей наконец вздохнул более или менее спокойно.
     Через некоторое время входная дверь хлопнула; это означало, что гостья удалилась. Нина вошла в свою комнату уже в будничном халате, отвязала юношу и отвела в ванную комнату, где неотрывно наблюдала за ним. Затем она уложила брата в его постель и заботливо застегнула на нем пояс. Алексей - от усталости, от волнения или от страха - не проронил ни слова. Затем сестра ласково пожелала ему спокойной ночи, чмокнула в щеку и удалилась.
     Утром юношу разбудила Ира. Она, как ни в чем не бывало, пожелала доброго утра и позволила пройти в ванную. Затем его позвали на кухню, где сидела Нина:
     - Есть теперь будешь на полу - то, что мы тебе оставим. И не забывай благодарить!

страницы: [Пред.] 1 2 3 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Понедельник 22.01.2018 11:10