http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказИгры большого города
автор: Кобринский Дмитрий (@)
тема: группа, подростки
размер: 58.57 Кб., дата: 07-04-2001 версия для печати
страницы: 1 2 3 [След.]

... Когда мальчик становится мужчиной, а девочка женщиной?
... Что, такое разврат конец или начало?
... Есть ли границы в сексе и где они проходят?



     ИГРА ПЕРВАЯ.
     1975 год. Или, "как я провел лето".


     В конце лета, после того, как меня отказались оставить в пионерском лагере на третью смену, и недельных упорных боёв с бабушкой, я был отправлен на дачу к тетке и двоюродным брату с сестрой.
     Андрею и Свете было 19 и 17 соответственно. В свои 10 я их не никак не интересовал и на основании джентльменского соглашения, скреплённого железной клятвой "без ЧП", был предоставлен сам себе.
     Не знаю почему, но во всем дачном поселке не было, не то что ни одного мальчишки моего возраста, а вообще детей. Поэтому на третий день всей этой зеленой тоски я уже обдумывал план побега в город, где в родном дворе можно было достаточно насыщенно провести не только остаток каникул, но и как я тогда думал - всю жизнь.
     И вот когда наткнувшись на неё, сидящую на траве возле соседней дачи среди кукол, пасочек, каких-то тарелочек, стульчиков, тряпочек и прочих девчачьих прибамбасов, я был готов составить компанию кому угодно...
     - Что это у тебя, - спросил я. С чего-то же надо было начинать...
     - Это мои дочки Танечка и Катечка, а это их подружки Оксаночка, Леночка...- остальных она перечисляла уже мне в спину.
     Вот попал да? Один совсем один на почти целый месяц, и эта мелюзга со своими танечками, манечками, ...бррр...
     - А, как тебя зовут? Поиграй со мной, - услышал я, уже сделав несколько шагов.
     - Во что? - меня развернуло. Возможно, мне захотелось ещё раз увидеть эти огромные голубые глаза.
     - В дочки-матери, - она была удивлена, как я не понимаю, - как тебя зовут? Сколько тебе лет?
     - Сережа, мне десять, - накинул я четыре месяца.
     - Ия. Мне только шесть с половиной, но я уже иду в школу, - с гордостью сказала она.
     - Это скучно, - я вспомнил о своей неприступности.
     - Пожааалуйста, давай поиграем... Ты будешь Папой, - попросило второе "одиночество".
     Я был кем угодно: космонавтом, ковбоем, индейцем, "нашим", немцем, но папой я еще не был.
     - А как это? - я не верил, что это говорю.
     - Ну, сначала мы должны познакомиться.
     - Уже.
     - Ну не так. Красиво, как в кино...
     И мне стало действительно интересно. Половину дня мы провели в знакомстве, сватовстве потом у нас была свадьба, меня заставили целоваться... Эта мелюзга знала такую массу всяких житейских подробностей, что мне и в голову не приходило.
     К обеду, когда мы уже "купили" детей (Ия абсолютно точно знала, что детей покупают, "...Ну как щенков, только не на базаре, а в роддоме"), пошел дождь. На крыльцо вышла молодая женщина с ослепительно белыми волосами и позвала:
     - Ира зайди в дом, - и, глянув на меня, добавила, - можешь пригласить своего кавалера.
     - Меня зовут Виктория Владимировна, - почему-то я сразу назвал её для себя "Королева".
     - Сережа.
     - Я знаю. Мы с твоей тётей съездим в город до ужина, а вы пообедайте, и пока дождь поиграйте в спальне.
     Покормив нас на веранде, Королева, сев в "ладу", с тетей Таней уехала.
     Я встал из-за стола и направился к крыльцу.
     - Мама сказала играть в спальне пока дождь, - прозвучало за спиной.  
     - А кто такая, твоя мама?
     - Мама директор в магазине, а папа в МИДе.
     "папа в МИДе" было произнесено со значением, причем от папы и МИДа веяло одинаковой важностью.
     "Нет "Королева" больше подходит", подумал я, " а что "в МИДе? Тётя Таня тоже в МИДе. Подумаешь!"
     Не знаю, почему я слушался, может потому что в чужом доме.
     - Ладно, пошли.
     Мы покормили, выкупали и уложили спать "детей", смотрели телевизор.
     - А теперь мы будем спать, раздевайся и ложись на кровать, - сказала Ия.
     - Я не хочу спать.
     - Ну, понарошку, мама и папа всегда так делают когда уложат детей, - "всегда так делают" был главный аргумент, с которым я уже не спорил.
     - Хорошо.
     Мы забрались на широкую, старую, металлическую кровать с шариками, покрытую розовым шелковым, кое-где потертым розовым, шелковым покрывалом.
     Она сняла платьице и сандалии. Я снял кеды и шорты, оставшись в трусах и носках.
     - Снимай дальше, папа всегда так...
     Я стянул носки.
     - А дальше?
     - Зачем?
     - Папа всегда так...
     Я еще никогда не снимал трусы перед чужими не говоря о уже девчонках, только один раз перед врачом.
     - А ты? - девчонок без трусов я тоже никогда не видел.
     - И я тоже, - последовал уверенный ответ.
     - Ты первая.
     - Если ты потом, сразу, - уверенности поубавилось.
     - Хорошо, - интерес поборол стыд.
      Она сняла свои беленькие тонкие трусики, и я увидел маленькую щелочку у неё между ног, но там ничего не было того, чему полагалось быть.
     - Можно я посмотрю, там у тебя, - было необычно и интересно.
     - Да.
     Я наклонился.
     Да, это была щелочка, она даже немного развела ноги, чтобы я лучше видел, но там ничего не было, только щелочка.
     - Можно я её открою.
     - Можно.
     Аккуратно словно боясь, повредить, я двумя пальцами раздвинул края и увидел нежную розовую мякоть с ещё меньшей щёлочкой и дырочкой, над которыми возвышался маленький отросток.
     - А, можно я потрогаю.
     - Потрогай, мне приятно, когда я себя там трогаю.
     Я нежно потрогал её и также аккуратно, как будто это цветок, закрыл.
     Только в этот момент я понял, что внизу живота у меня приятно тянет. Это ощущение у меня иногда появлялось, когда трясло в дороге, когда я гладил свой писун в ванне. Что-то похожее было вчера. Я случайно увидел тёти Танины сиськи, когда она меняла лифчик. Тогда ниже пупка и до самого писуна у меня начинало очень приятно тянуть, и мой писун поднимался, становясь плотнее и жестче. Мне было приятно трогать и гладить свой писун и чем дальше, тем было приятней, но это всегда прерывалось, то ли нужно было выходить из автобуса, то ли кто-то заходил в ванну...
     Сейчас это ощущение появилось, когда она, развела ноги, чтобы показать свою щелочку, но я был так увлечен своим исследованием, что заметил это только после того, как закончил его.
     - А теперь ты, - сказала она, едва дотронувшись пальчиком у меня между ног.  
     Я чуть отодвинулся, но уговор нужно было выполнять, и я снял трусы. Мой писун поднялся.
     - У папы больше и вокруг волосики, но так лучше, - она протянула ручку, - Я потрогаю?
     - Да, - я наверное был красный как рак.
     Она очень нежно сначала погладила его, и он потянулся к ней. Она ещё раз погладила и снова он потянулся, она хихикнула и взяв двумя пальчиками несколько раз провела вперёд назад, открывая маленькую головку. С каждым её движением мне становилось все приятней и приятней. И когда в очередной раз показалась головка, она вдруг нагнулась и лизнула её.
     - Ты это зачем, - этого я уж точно не ожидал.
     - Не знаю, интересно. Я видела мама папе тоже так делала.
     - Где это ты видела.
     - У меня в комнате был ремонт, и я спала с папой и мамой. Они думали, что я сплю, а мне не хотелось, и я смотрела, одним глазком - чтобы они не заставляли меня спать.
     - И ты это видела.
     - Да. И ещё и ещё. Мама делала папе "массаж", а потом они меня заметили и отвели спать к бабушке.
     - "Массаж" я тоже видел.
     - Давай тебе сделаю.
     - Ну, давай
     - Ложись сначала на живот.
     Я почувствовал, как мне на спину тонкой струйкой налили что-то прохладное маслянистое.
     - Что это?
     - Это так надо.
     А потом её маленькие ручки начали растирать это по всему моему телу. Она сначала гладила, мои плечи, спину затем попку, бедра, ноги. Это было так приятно, и я настолько расслабился, что даже не заметил, что она меня уже не гладит, а целует, полизывая язычком, - просто мой взгляд упал на наше отражение в старом трюмо, которое стояло рядом с кроватью.
     Я тоже видел как моя мама делала массаж отцу, а потом он ей, я видел массаж на пляже, я точно знал, что так массаж не делают, но я также точно знал, что мне ответят, если я начну спорить, к тому же мне ещё никогда не было так хорошо. И я решил пусть делает, что хочет, раз это так приятно.
     Я лежал на животе наблюдая за Ией. Внизу я чувствовал свой горячий писун, он ещё никогда не был таким, а она плавно двигалась то вперед, то назад, оказываясь то у меня на спине, то между колен. Мне было очень приятно, ощущать, её теплое тельце, её губы, её язычок. Прикрыв глаза, я почувствовал, как она поцеловав мои яички начала их лизать, а затем раздвинув половинки попы стала двигать языком от яичек к моей дырке и обратно, все мои чувства сконцетрировались где-то ниже пупка и через промежность к попе. Сев сбоку, странным, совсем не детским голосом она попросила меня перевернуться, и я заметил что мой писун стал больше и темнее, а из-под шкурки появилась вишнёвого цвета головка. Встав на колени она начала облизывать его, а я чтобы было удобней просунул голову у неё между ног. Прямо перед моим лицом была её щелочка, я снова открыл её и слегка потрогал отросточек, он был мягким, при этом она придвинулась ко мне, я потрогал ещё...
     - Приятно. Ещё, - она совсем придвинулась к моему лицу.
     И я лизнул её там, почувствовав, какой-то совершенно новый кисло-сладкий вкус. Ия отодвинулась, но я поднял голову ещё несколько раз лизнул её. "Ей можно, а мне нельзя? " подумал я. И она полностью села на мой рот...
     Чем приятней становилось мне тем, сильнее я лизал её, двигая языком по отросточку, пытаясь засунуть его в маленькую дырочку, вылизывая под краями. Ие это нравилось потому что она начала ёрзать своей писькой по моему лицу стараясь при этом, чтобы мой язык постоянно находился там. Я не знал теперь, что мне доставляет больше удовольствия, то что делает мне она, или, то что я делаю ей. Я начал вылизывать ей промежность, и вдруг засунул язык в попу, она сжалась чуть не вытолкнув его, остановившись я попробовал слегка покрутить им, и она впустила его полностью, вкус изменился, но был тоже кисло-сладким и совсем не противным, я полизал им внутри, подвигал. Мне захотелось почувствовать это, и я задрал ноги так, что колени оказались у плеч, и она лизнув мою дырку воткнула, свой язычок. Подвигав и покрутив там, что принесло мне новую волну блаженства, она вернулась к моему писуну, потом назад, потом ещё и ещё. Я повторял за ней.  
     У нас обоих начались, то ли судороги то ли спазмы и на пике этого наслаждения мы бросили друг друга, распластавшись на кровати. Сил больше не было, не хватало воздуха, в груди всё колотилось. Немного полежав и отдышавшись я прикрыл глаза, было тихо, я только слышал, как успокаивается её дыхание...
     Я проснулся от яркого света, мы лежали голые на кровати, а в дверях стояли Виктория Владимировна и тетя Таня...
     Я и так уже понимал, что нас застукали, не за тем занятием, но на тети Танином лице застыло, такое выражение, что развязку я даже побоялся представить...
     Одевайтесь и спускайтесь вниз, - сказала Королева. Взяв за плечи она развернула потерявшую дар речи тётю Таню, и они вышли. Не глядя друг на друга мы оделись и присели на край кровати. Оба молчали.
     Внизу шел разговор, но различить о чем, было невозможно. Мы сидели и прислушивались.
     - Вы, что там ещё не наигрались, - услышали мы истерический голос тёти Тани.
     Мы встали и медленно двинулись... На веранде была одна Королева. Не обращая на нас внимания она выкладывала покупки из сумок.
     - Сережа, сейчас тётя Таня соберет твои вещи, положит в машину и я отвезу тебя домой, - в её голосе не было никаких эмоций, она продолжала заниматься своими делами.
     Затем она глянула в окно. Потом посмотрела на нас...
     - Всё, поехали. А ты иди спать, - приказала Королева.
     ... В дороге Королева почти не разговаривала, только спросила есть ли у меня друзья во дворе, в школе, с кем я больше дружу - с девочками или мальчиками, в какие игры мы играем. Въехав в город, она остановила машину и несколько минут с кем-то разговаривала по таксофону. Затем мы приехали ко мне домой...
     Когда мама зашла в мою комнату, у неё был настолько растерянный вид, что мне её стало жалко.
     - Так... Так, мы должны... Да, так вот... В общем три недели, что тебе остались до школы из двора ни ногой, бабушку слушаться беспрекословно, - постепенно её голос, набирал уверенность, - И, чтоб к обеду, она не надрывала голос и не искала тебя везде.

     - Да, - тихо ответил я глядя в пол.
     - Ну, а об остальном с тобой поговорит отец, когда приедет.
      
     ... Вернувшись из командировки в конце октября, отец со мной ни о чем остальном не говорил. Так бы эта история и забылась...


     ИГРА ВТОРАЯ.
     1996 год. Прощальная гастроль.


     Мы были прекрасным тандемом. У Олега умение расположить к себе любую женщину, и квартира в центре, при полном отсутствии разборчивости в связях. У меня абсолютный нюх на женщин стоящих внимания, не только из-за смазливой мордашки... Но самое главное мы не были соперниками, мы не самоутверждались друг перед другом, не боролись за лидерство. Отлупив с переменным успехом друг друга на протяжении 4, 5 и 6-го классов мы стали лучшими друзьями, понимая с полуслова, поддерживая друг друга, не разбираясь в правоте, и с легкостью уступая девчонок. Секс был для нас не самоцелью или спортом, с коллекцией побед, а приятным способом провести время, доставляя удовольствие себе и другим.
     Вот и тогда, Олег у стойки бара обрабатывал очередных очаровашек. Это была наша с ним "прощальная гастроль", через три дня он уезжал по "green card" в Штаты.
     Я не разглядел их лиц когда они вошли, но уже к тому моменту, когда они пристроили свои прелестные попки на высоких стульях у стойки, Олег по моим глазам понял - они это наш вечер. Не знаю, как это у меня получается, но я могу чуть ли не по тени определить обаятельных, неглупых, чувственных, склонных к сексуальным приключениям подружек, короче именно то, что нам нужно.
     Когда они с Олегом подошли к столику, я убедился, что мои способности меня не подвели и на этот раз.
     Их было трое. Рыжая Алёна, с живым, смешливым взглядом и убийственными своей длиной и рисунком ногтями. Курносая, темноглазая, блонда Марина, в плотно обтягивающей её безупречные формы черной коже и... "Very Sexy", Ирина Станиславовна, как её представил Олег. Здесь я увидел большие голубые глаза в рамке из черных, как смоль волос, стройную фигуру при высокой крупной груди и стройных, точёных ногах, открытых более чем, выше колена. Поначалу, в отличие от своих подруг, она вела себя несколько высокомерно, не желая принимать участия в разговоре, и всем своим видом демонстрируя, что она здесь только из-за них. Это слегка меня раздражало, но потом я заметил, что глядя в сторону она иногда, еле заметно улыбается удачным шуткам. Ну, что ж чувство юмора есть, а остальное приложится. И я вплотную занялся Мариной. Блондинки всегда были моими, Олег их почему-то недолюбливал.
     К одиннадцати, устав перекрикивать рэп и выяснив, что все запасы апельсинового сока нами истощены на "отвертки", иного наши девицы не пили, мы покинули бар. На улице поступило предложение продолжить "банкет" в комфортабельной четырёхкомнатной квартире, где неиссякаемы запасы напитков, можно потанцевать да и вообще с удовольствием провести время.
     - Я поеду домой, - сказала Ирина.
     - А стоит ли разбивать компанию, - я быстро сообразил, что остальные сейчас потянутся за ней.
     - Третий лишний.
     - Какая разница? Ведь в баре ты не была лишней, - стараясь быть максимально убедительным, я спасал вечер, - Правда, если Вы Ирина Станиславовна считаете, что мы не достойны Вашего...
     - Не юродствуй, - сделав кислую рожицу перебили меня мне. Затем глянув на подунывших подруг, бодро, - Ладно пошли, на вашу "базу".
     У Олега мы болтали, танцевали, травили анекдоты, дурачились, потом снова танцевали. Я сидел раскинув по спинке дивана руки, между иронично спокойной Ириной, и Мариной, которая плотно прижав своё бедро к моему, при каждом удобном случае старалась потереться об меня грудью. Алёна в перерывах между взрывами своего заразительного смеха, пила с Олегом уже пятый "брудершафт". Девчонки были достаточно разогреты и с удовольствием танцевали с нами в стиле "грязные танцы", ну а мы с Олегом полностью контролируя ситуацию и не торопя событий, старались распалить их ещё больше. Было жарко и мы сбросили с себя футболки, девчонки тоже остались в одних бюстгальтерах.  
     Только Ирина не принимала в этом эротическом шоу участия. Она, потягивая мартини, с улыбкой следила за нами лишь, иногда подбадривая танцующих возгласами, но по прежнему сохраняя дистанцию.
     Марина была прекрасной партнершей, плотно прижавшись она тёрлась об меня лобком все больше и больше заводясь, при этом её руки нежно ласкали мои грудь, спину, живот и ягодицы. Я в свою очередь делал то же, иногда проникая языком под половинки бюстгальтера и лаская уже затвердевшие соски. Олег и Алёна вышли из комнаты. В этот момент, Марина откинувшись на моих руках, и расстегнув впереди застёжку, сбросила бюстгальтер, обнажив красивую грудь.
     - Вау! - послышалось с дивана.
     Вернувшись в мои объятья, она провела сосками по моей груди и начала медленно сползать по мне, целуя и лаская меня язычком.
     - Оооу! - поддержали её.
     Марина уже расстегнула мне джинсы и сдвинув вниз резинку трусов освободила моего лучшего друга, находившегося последние полчаса в состоянии боевой готовности. Придерживая его кончиками пальцев обоих рук, она кончиком языка начала провела вокруг головки, затем по всей длине до сладкого места, где начинается мошонка, вернувшись, она стала обрабатывать его дырочку, потом резко захватив ртом, заглотнула, так, что её губы оказались у самого основания. Сделав несколько глотательных движений она выпустила его и снова принялась за дырочку, затем все повторилось.
     - Давай, покажи ему, по "взрослому"! - в голосе Ирины чувствовались одобрение и азарт.
     Марина действительно делала это "по-взрослому", доставляя мне огромное удовольствие, как от ощущений, так и от красоты исполнения.
     Вдруг Марина остановилась и со словами " Извини, мне в туалет, я сейчас..." выскочила из комнаты. Плюхнувшись в кресло, я спросил:
     - Ну как?
     - Вам чуть, чуть прорепетировать, и можете выступать на сцене.
     - Угу.
     - Вправду, на вас действительно приятно смотреть.
     - А ты любишь смотреть.
     - Я всё люблю.
     - Проверим?
     - Проверь лучше свою даму, не утонула ли, - весело охладили меня.
     Я встал, застегнулся и вышел. Дверь в туалет была нараспашку, а на унитазе мирно дрыхла Марина. Ничего не поделаешь, я взял её на руки и отнес в свободную комнату. Уложив свою "спящую красавицу" я заглянул в комнату к Ирине. Она, как-то странно резко поправила платье.
     - Я иду на кухню. Что будете чай, кофе?
     - Кофе, пожалуйста.
     Пока я готовил кофе Ирина вышла ко мне на кухню. Сейчас при нормальном освещении, я наконец смог разглядеть её. Окрашенная "под леопарда", тонкая косынка прикрывала её шею и декольте, образованное блестящей молнией чёрного, плотно облегающего, короткого платья, застёгнутого до линии хорошо различимых сосков. На её умопомрачительных ногах были тонкие, чёрные чулки, и "леопардовые", как и косынка, невысокие сапожки на шпильках.
     - Кофе мэм! - я поставил на стол перед ней чашку, - Сливки? Сахар?  
     - Спасибо не нужно. И перестань паясничать, я нормальный человек, - действительно нормальным тоном сказала она.
     - Не буду. Но ты сама виновата. Так себя ставишь.
     - А как надо? Пизду нараспашку? - это была неожиданность...- кто-то из нас троих должен же думать головой, а не одним местом. Место, порвать могут.
     - Нууу! Зачем это нам.
     - Знаю.
     - Откуда?
     - Окончательно, поняла, когда ты легко отпустил Марину. Она ведь тебя раскочегарила и смылась, а ты потом, спокойно уложил её спать.
     - Спокойно? Тебя же там не было.
     - Да я уверена. Ты слишком быстро вернулся.
     - Значит теперь доверяешь.
     - Посмотрим.

страницы: 1 2 3 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Воскресенье 22.04.2018 23:21