http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказУчительница "первая" моя. Урок третий: история
автор: Paul Eagle
тема: лесбиянки, подростки
размер: 136.84 Кб., дата: 08-03-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2 3 4 5 6 7 [След.]

     Однако Ленка продолжала зыркать ничего не понимающими глазками на Женечку и сестру, и тогда Светка решила все сама. Со словами "Ну, ты и дура!", Светка схватила Женечку за кисть и с чувством попросила:
     - Женечка! Полижи меня, пожалуйста. Мне очень хочется. Ты меня так этим завела!
     - Пойдем! - Коротко ответила Евгения Павловна. Она сделала один шаг вперед, и теперь ее крупный сосок касался светкиного плеча. Свободной рукой она полезла девушке между ног и двумя ловкими движениями сначала раздвинула ее губки, а потом провела пальчиком по вспухшим мокреньким лепесткам. Свету чуть передернуло, а глаза, так и не оторвавшиеся от Жени, наполнились истомой, которую можно встретить только у девственниц. Убедившись в том, что мастурбация вовсе не перебила Светлане желание секса, Евгения поцеловала ее в шею и потянула за собой.
     На самом деле, Света относилась к тому редкому типу женщин, которые были готовы спустить не только оттого, что их лижут, а всего лишь оттого, что их собираются лизать. Света потом сама признавалась, что не помнила, как добралась до кровати, хотя там было всего шесть шагов. Она с трудом соображала, что сейчас должно произойти, и поэтому, когда Женя ласково обняла ее за плечи и опустилась вместе с ней на диван, Света даже не смогла самостоятельно раздвинуть ноги. Она просто откинулась на подушку и закрыла глаза, перед которыми проплывали сине-зеленые разводы.
     Женя развела ее колени. Красивый темный клитор, величиной с фасоль, радостно распрямился, и когда Женя стала поглаживать Свету по бедрам, ритмично закивал вместе с бедрами, как бы приглашая ее к действию. Сама Света что-то там бормотала, но Женька не разобрала - что именно. Ее саму уже давно трясло. Женя приблизила лицо к Светкиной писюльке и разглядела очень крупную каплю густой смазки, которая покоилась в ее устье. Каплю удерживали лишь мелкие складочки вокруг входа в вагину, но Женя не дала накопиться и вылиться этому сокровищу. Она слизнула выделения, а затем сильно обхватила бедра девушки и хищно вцепилась в клитор. Силы она явно не рассчитала. Первое движение языком вверх заставило Свету выгнуться и вскрикнуть, а второе - вниз - заставило ее начать бурно и громко спускать. Света орала что-то про маму. Задыхаясь, просила Женю немедленно перестать мучить ее. При этом девушка извивалась, а Женя все в том же заданном ритме стругала своим языком Светкины гениталии. Наконец, Светик крикнул: "Я сейчас сдохну!", потом пальцы девушки еле дотянулись до волос любовницы и оттянули ее голову от впервые в жизни высосанной письки. После чего бедняжка повернулась на бок и затихла.
     Довольно облизываясь, Женечка стала подниматься с кровати. Она уже распрямила спину, и стала спускать одну ногу на пол, когда кто-то схватил ее за плечи, и увлек на другую кровать. Перед глазами учительницы пролетел белый потолок с доисторической люстрой, а когда ее растрепанная головка достигла подушки, в поле зрения сразу попало уже успевшее чуть загореть личико Леночки. При падении девушка оставила свою руку под шеей Жени, и теперь привлекла ее голову к себе и с неожиданной тоской в голосе, прошептала прямо в ухо:
     - Женька! Прости, что я сразу не согласилась. Ты не обижаешься? Господи, мне теперь так сильно этого хочется. Я никогда не видела Светку такой..., - Лена сглотнула, - ...такой счастливой. Женечка! Ну, пожалуйста прости.
     - Я не обиделась. - Честно призналась Женя, гладя Ленку по спинке. - Но теперь у меня есть одно условие. Теперь ты сама меня об этом попросишь!
     - Хорошо! - Быстро сказала Лена, но потом почему-то остановилась.
     - Ну, что же ты? Давай. - Улыбнулась девушка. - Я внимательно слушаю.
     - Женя!... Женечка!... Я прошу тебя. Пожалуйста! - Пролепетала Лена, и снова запнулась.
     - Давай, Ленка! Вспомни, как хорошо было Светику. Я так понимаю, что тебе этого не так уж и хочется, раз ты даже попросить не можешь? - Это был запрещенный прием, но он, как всегда, сработал.
     - Нет, нет! - Чуть ли не закричала Леночка. - Очень хочется, очень! Женечка, милая, пожалуйста! Пососи у меня. Я так хочу, чтобы ты полизала мою... писю. Женька, ну, я прошу. Возьми у меня. Я тебе, что хочешь, сделаю! Хочешь, я у тебя тоже возьму... в ротик! Пожалуйста! - Женька уже услышала все, что хотела. Ее собственная киска снова заиграла всеми цветами похоти, и она просто подтолкнула Лену за плечи к себе, давая понять, чтобы она залезла своей промежностью ей на лицо. Ленка сначала не поняла, что от нее требуется, но Женька уже не могла ждать и просто сказала:
     - Сядь на меня. Быстрее. Да не на грудь! - Господи, как же тяжело с девушками, у которых возбуждение всегда обратно пропорционально разуму. Женьке пришлось самой подлезть головой под раздвинутые коленки Леночки, между которыми уже висели отяжелевшие мокренькие губы. Кудрявые волосики разбегались от торчащего клитора по лобку, а над всем этим нависали аппетитные грудки.
     Женька не стала мучить себя долгим созерцанием этой роскоши, а просто припала губами к Ленкиной письке. Она решила не избирать другую тактику действий, нежели со Светой, а точно также вобрала в рот клитор, а подбородком прижалась к губам. Свои руки уже давно залезли к себе между раздвинутых ног и ласково игрались с собственным орешком. Жаль, что Лена не могла этого видеть, поскольку сидела лицом к стене.
     Женя выбрала средний ритм. Она всегда так делала, когда одновременно хотела подрачить себя. Аккуратно пробегая языком по Ленкиной плоти, Женечка думала о том, что вот, наконец-то, свершилось. Теперь эти сестрички принадлежат ей! Теперь она счастлива.
     В этот миг на подбородок Жени выплеснулось несколько капель вязкой и необычайно горячей смазки, а Лена стала подавать бедра в такт движениям опытного языка. Женьке это очень понравилось, и движения руки над собственным клитором стали более настойчивыми. Теперь учительница не гладила себя, а очень жестко натирала свою конфетку. Тем не менее, с ритма она не сбилась, а продолжала обрабатывать Ленкину промежность все также размеренно. Леночка глубоко задышала (почти как пятнадцать минут назад в ванной), и схватила себя за правую грудь. И тут проснулась Света.
     Поняв с одного взгляда, что тут произошло, пока она спала, Светка поднялась и подошла к кровати сестры. Ленка не видела этого, потому, что давно закрыла глаза, и сейчас для нее было полной неожиданностью, когда кто-то нежно обнял ее за талию, а потом стал целовать ее груди. Больших трудов стоило Лене разомкнуть веки, но она справилась с этим, а как раз, успела увидеть, как ее сестра нанизывает свой ротик на ее правый эрегированный сосок. Глубокое "А-а-ах!" вырвалось из Ленкиной груди. Бедра заработали сильнее, и когда ее рука обхватила голову Светы и притянула ее еще ближе к груди, Ленка стала кончать.
     Женя тоже находилась в полузабытьи, но глаза не закрывала. Поэтому она прекрасно видела, как Светка принялась нежно ласкать Ленкины сиськи. Картинка и так получилась весьма пикантная, а уж когда Женя вспомнила, что перед ней, собственно, две родные сестрички, ее пися тоже не удержалась.
     Оргазм Женечки зародился где-то глубоко-глубоко. В самых недрах влагалища что-то очень теплое обволокло матку. Кровяные потоки моментально разнесли это тепло по всему телу и достигли сердца. Почти казненный клитор выдавал последние кивки, моля о пощаде, а пальцы все продолжали глумиться над ним. Женя очень сильно потекла. Не имея возможности оторваться от кончающей ей в рот Леночки, девушка глухо замычала, и не нарочно перекусила Ленкину вишенку почти пополам. Ленка сильно дернулась и, крича во всю глотку "Уй-ай-ай-у-й-я-а!", мгновенно вознеслась на пик удовольствия. При этом она очень обильно залила Женечку своим соком, который теперь стекал по ее лицу. Женя никогда не видела раньше, чтобы девушка так сильно истекала, но, в то же время ей всегда хотелось этого. И вот она получила то, о чем грезила. Оргазм, так и не успевший закончиться, задергал ее с новой страстью. Женя буквально извивалась под Леночкой, а уже в самом конце, когда не осталось ни разума в голове, ни кислорода в легких, девушка выпустила ее клитор, вздохнула полной грудью, и, выдохнув облегченное "О-о-ох!", расслабилась.
     Дальше все пошло, как по маслу. Троица юных жриц лесбийской любви за оставшиеся шестнадцать дней перепробовали почти все, что смогли придумать. Единственное, что им не удалось, так это трахнуться на потолке. Женя была не на седьмом, а на семисотом небе, но пришла пора расставаться. Последние два дня потонули в слезах, которые, впрочем, обильно осушались прощальными розовыми оргиями. А на прощание сестренки подарили Жене конверт с фотографиями, которые Ленка сняла на свой "Зенит". Женя могла лишь гадать, где им удалось напечатать такие откровенные фотки, но это ее не интересовало.
     Поезд утащил ее в своем чреве обратно в слякотную Москву.
     Дома Женя достала фотографии, но их эротическое свойство не позволяло им претендовать на место в альбоме, и, поэтому, девушка просто убрала весь конверт в одну из любимых книг.
     Теперь она лежала на диване и вспоминала о тех днях. "Надо бы посмотреть фотографии. А то так и не доставала", подумала Женя и вдруг... Фотографии!!! Черт!!! Книга!!!
     - Какая же я идиотка! - С чувством и вслух сказала Евгения Павловна.
     Очень странное состояние посетило Женечку, после того, как до нее дошло, какую именно книгу она отдала. Конечно, когда Аня приходила в последний раз, она оставила старую книгу, а новую взяла сама. Она, естественно, спросила разрешения, и даже показала ей корешок, но Евгения Павловна не обратила внимания на название, а просто кивнула в знак согласия. Ну, вот и докивалась!
     У нее не было никаких сомнений в том, что конверт лежит в той самой книге. Именно ее она читала тогда и именно туда сунула фотки. А потом просто убрала ее на место. Она и подумать тогда не могла, что кто-то может взять книгу из ее шкафа, кроме нее самой.
     "Нет! Эта Анечка, все-таки...", подумала учительница, но быстро сообразила, что несет напраслину. Она сама разрешила Ане залезать к ней в шкаф потому, что ей было лень это делать за нее. Только первую книгу она сама отнесла ей в школу, а дальше пригласила к себе, показала, где что стоит, и расслабилась.
     "Что теперь будет?" успела подумать Евгения Павловна, и тут зазвенел телефон. Женечка долго собиралась с мыслями и лишь на шестой сигнал смогла взять трубку:
     - Да! - Почему-то жалобным голосом сказала Евгения.
     - Евгения Павловна! Добрый день. Извините, что мы Вас беспокоим. Вы меня не узнали?
     Это Аня Лапина.
     "Легка на помине", подумала Женечка, а вслух сказала:
     - Да, Анечка. Я узнала тебя. Ты что-то хочешь спросить?
     - Да! Евгения Павловна, мы тут читали Вашу книгу, - странно, но в голосе ученицы Евгения не слышала и намека на подвох или сарказм. По крайней мере, пока, - и нам там одно место показалось не понятным. Можно, мы зайдем, а то очень интересно.
     - Кто это - мы? - Спросила Евгения Павловна.
     - Я и Юля Скокова. Мы вместе читали.
     "О, Боже!". Дело принимало для Женечки совсем плохой оборот. Теперь, по крайней мере, уже два человека в школе знало, кто она такая есть. "А может, они не нашли? Может фотки на полку выпали? Нет, вряд ли". Все эти мысли пронеслись в голове исторички со скоростью торпеды. От них ноги сами подкосились, и Женечка, до этого стоявшая, просто рухнула на диван. От удара трубка больно стукнула учительницу по виску, и это привело ее в чувство.
     - А что за вопрос? - Бог знает, каких титанических усилий стоили Евгении Павловне эти слова.
     - Ой, Евгения Павловна! А можно - не по телефону, а? - Странно, но Аня именно просила, а не настаивала. То есть, можно было сделать вывод, что девочка хотя бы не собирается шантажировать Евгению. Такая интонация вернула, на побелевшее личико Женечки, немного румяны.
     - Ну, конечно, заходи! - Евгения Павловна решила, что все нужно решить немедленно.
     Иначе она просто сойдет с ума.
     - А можно с Юлей? Она тоже читала. - Напомнила Анечка.
     - Да, ради Бога. - Паника снова стала овладевать историчкой, и она швырнула трубку на аппарат. Юля была совсем не тем человеком, с которым Евгении хотелось бы поделиться своими сексуальными секретами. Впрочем, как мы уже знаем, это мнение разделяли почти все однокашники Юли.
     Каким образом пережила следующие пятнадцать минут Евгения Павловна, так и осталось не выясненным. Пот на лбу сменялся дрожью в коленях. Десяток версий в голове, одна страшнее другой, образовали термоядерный коктейль, рюмка которого могла бы свалить с ног даже Билли Бонса. Женечка держалась ладонями за лицо, и шептала одной ей понятные шаманские заклинания. Наконец, дверной звонок прострелил ей голову насквозь, и Женечка, предварительно подскочив до потолка, на неверных ногах поплелась в прихожую.
     Две, по-весеннему одетые, десятиклассницы стояли на коврике в прихожей и виновато улыбались. Впустившая их Евгения Павловна исподволь разглядывала их короткие юбки и легкие курточки. Девушки смотрели ей в глаза, держа в руках, каждая по дамской сумочке. Так продолжалось секунд тридцать, пока Женя не опомнилась и не предложила девочкам раздеться. Аня, как человек, пришедший сюда не впервые, тут же скинула куртку и туфли и стала устраивать их в соответствующих отделениях гардероба, а Юля последовала ее примеру. Евгения Павловна терпеливо ждала, пока девушки закончат с этим, а затем сделала жест рукой, приглашая их в свою комнату. Потом пошла следом, перехватив по пути укоризненный взгляд матери.
     Когда девицы расселись на краю дивана, Евгения Павловна сделала усилие над собой, и предложила ученицам чаю. Аня и Юля переглянулись, и Анна, явно выражая общее мнение, высказалась "за". Женечка пошла хлопотать на кухню. Через пять минут она уже несла на подносе три чашки ароматного напитка и сахарницу. Еще минута прошла под знаком размешивания в чаю "сладкой смерти", а потом девочки сделали по паре глотков, и Женя решила, что все формальности соблюдены, и пора приступать к диалогу.
     - Я немного удивлена, - проблеяла она, смотря на Юлю.
     - Почему? - Удивилась уже сама Юля.
     - Ну,... э-э-э. Ты вроде никогда особо не интересовалась историей. Аня-то ладно. А вот ты.
     Хотя, может быть, я ошибаюсь? - Женя несла какую-то чушь.
     - Да, нет, Евгения Павловна. Не ошибаетесь. Я и сейчас ей особо не интересуюсь.
     У Женечки засосало под ложечкой. Раз эта сучка пришла сюда не разговаривать про историю, то тогда ясно - зачем. Но Юля вдруг продолжила, и учительница, готовая ко всему, стала слушать ее:
     - Вы извините, Евгения Павловна, что мы к Вам ворвались. Мне просто стало интересно то, что мне рассказала Анька. - Юля кивнула в сторону подруги, и та перехватила инициативу:
     - Видите ли, Евгения Павловна. Я читала сегодня книгу. Ну, помните? "Фаворитизм Английских Королев". И я дошла до главы, где рассказывается про Викторию. А Вы сами ее читали?
     - Конечно! - Жене становилось все лучше и лучше. Девочки не предпринимали никаких попыток перевести разговор в нежелательное русло, и это ее успокаивало.
     - Ну, вот, помните, там написано, что одним из фаворитов Виктории была леди Гамильтон? -
     Аня, в целях придания своим словам большего веса, сделала ленинский жест рукой.
     - Естественно, помню. - Подвох был очевиден, но Женечка правильно рассудила, что разговор на тему разврата в Английском Королевстве куда лучше, чем отчет по вопросу "откуда у нее в книге лесбийская порнография"? Поэтому она сделала серьезное лицо и с умным видом профессионального историка стала ожидать дальнейших вопросов. Ждать пришлось не долго.
     - Вот этого-то мы и не понимаем. - Резюмировала Анечка.
     - Чего "этого", детка?
     - Ну, того, что у всех королев фавориты - мужчины. И у Виктории, кстати, тоже, кроме Гамильтон.
     - Но это же вопрос не ко мне. - Резонно заметила Евгения Павловна. - Кому-то нравятся мужчины, кому-то - женщины.
     - То есть, как это? - Аня чуть переиграла, сдобрив слова чересчур сильной ноткой возмущения.
     - Я ведь так понимаю, что фаворит, это не только тот, кого любят и кому доверяют всякие поручения, но еще и..., - девочка наигранно замялась, - ...изменяют с ним супругу?
     - Ну, естественно. Ты уже взрослая и ты все правильно понимаешь.
     - Но я так и не понимаю, как Виктория могла изменить королю с леди Гамильтон? - На этот раз Анечка смогла претвориться на все сто. Глаза ее чуть расширились, а в вопрос она вложила крайнее удивление.
     - Ну, как, как? Очень просто. Как и со всеми другими. - Снова замялась Евгения Павловна.
     - Но ведь леди Гамильтон - женщина. - Это уже Юля включилась в разговор.
     Настал очень горяченький момент. Женечка металась глазами между Юлей и Аней. Она прекрасно осознавала, что если она сейчас же не выгонит этих любопытных девочек вон, ей придется объяснить им, как это Виктория умудрилась изменить мужу с женщиной. С другой стороны, сначала согласиться на их приход, а потом прогнать их взашей было бы нелогичным и, мягко говоря, странным поступком.
     Но Женя мучилась не долго. Мысленно махнув рукой на все, она поправила волосы, отставила чашку на подоконник, подалась вперед и, глядя прямо в темные глаза Юли, убежденно проговорила:
     - А, по-твоему, женщина не может переспать с женщиной?
     Теперь ход был за Юлей. Или за Аней. Евгения Павловна не отводила ледяного взгляда от глаз брюнетки, и та, не выдержав, потупилась. Девочка стала барабанить пальцами по покрывалу. Ответ у нее был готов, но вот произнести его она никак не могла. Лишь спустя полторы минуты, Юля собралась с духом и промямлила:
     - В общем-то, может, конечно. Только как? У женщин же нет...
     - Чего у них нет? - Вопрос прозвучал весьма искренне. Как опытный педагог, Евгения
     Павловна запросто могла дать фору этим десятиклассницам по части актерской игры. - И, кстати, почему ты говоришь "у них", а не "у нас". Ты же тоже - женщина.
     - Ах, да! - Спохватилась Юля. - Ну, у них, то есть у нас, нет ... члена! - Решилась, наконец Юля и почему-то прокричала это слово. Аня как-то странно посмотрела на нее, толи с осуждением, толи с поддержкой, и снова вернула взгляд на историчку.
     - А что? На члене свет клином сошелся? Да что ты вообще знаешь про член? - Женечка распалялась все больше. Сейчас она покажет этим малявкам Королеву Викторию.
     - Да, собственно, ничего. Знаю, что он есть у мужчин.
     - Ну и зачем он нужен? - Женя обильно сдобрила вопрос сарказмом.
     - Э-э-э? - Не очень убедительно ответила Юля.
     - Послушайте, вы! - Женя встала. - Давайте договоримся. Либо вы сейчас же расскажете мне, зачем пришли, либо убирайтесь вон. И не думайте, что вам удастся развесить мне лапшу на уши. Отвечай быстро. - Училка схватила Юлю за подбородок и дернула ее голову вверх.
     - Мы... я... мы ничего плохого не хотели. - Проблеяла Юля.
     - А что вы хотели? Что именно?! - Глаза Женечки горели, как олимпийский огонь.
     - Мы...
     - Да, ладно уж. Скажи ей правду. - Аня решила помочь своей подруге. Только не уточнила, какую именно "правду" должна сказать Юля. Толи то, что они нашли фотографии, толи то, что они сами спят друг с другом, толи то, что хотели соблазнить Евгению Павловну. Юля секунду размышляла над этим триптихом истин и решила остановиться на последней из них. Она тяжело вздохнула и проговорила:
     - Евгения Павловна! Извините. Мы просто хотели узнать, как это происходит, когда женщина спит с женщиной. - Девочка протараторила эти слова на одном дыхании, а, закончив фразу, издала облегченное "Фу-у-у!".
     - Интересно. Как это я могу рассказать вам, как кто-то спит с кем-то? Это же нельзя рассказать. - Возмутилась Женечка, но тут к ней пришло озарение. - Ах, вот оно что? Кажется, я начинаю догадываться. - Глаза учительницы поочередно сверлили одноклассниц, которые смотрели на нее заискивающими взглядами. - Вы хотели, чтобы я... переспала с вами! Ах вы стервы!

страницы: [Пред.] 1 2 3 4 5 6 7 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Суббота 21.07.2018 20:18