http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказУчительница "первая" моя. Урок первый: физкультура
автор: Paul Eagle
тема: лесбиянки, подростки
размер: 31.36 Кб., дата: 08-03-2001 версия для печати
страницы: 1 2 [След.]

     В узенькую щелку двери проникло хитрое личико Луизы. Девочка поискала взглядом что-то, и, увидев Штеффи Долл, улыбнулась.
     - Отдыхаешь?
     - Ага! - Штеффи с трудом повернула голову в сторону одноклассницы. Она сидела на низкой скамейке, откинувшись спиной на холодную стену. Ноги были широко расставлены и вытянуты почти на всю длину. Одной рукой она, не глядя, пыталась запихнуть в сумку свои физкультурные шмотки, а другая безжизненно лежала на мокром полотенце, которым она вытерлась после душа. Ее голова просто перекатилась с одного плеча на другое, глаза утомленно взглянули на Луизу. Двадцать минут назад она, с трудом, доползла до раздевалки после двадцати пяти бросков мячом в баскетбольную корзину. - Хорошо, что это последний урок. - Вздохнула девочка.
     - Для тебя - не последний. Мисс Петерс только что сказала мне, что хочет тебя ненадолго
     видеть у себя в тренерской.
     - Боже. Чего ж ей еще надо-то? - Штеффи даже немного заволновалась. Вдруг, она что-то не так делала на уроке.
     - Она не сказала. Я уже уходила, а она увидела меня, схватила за руку и спрашивает, где ты?
     Я ей сказала, что ты здесь, а она попросила меня позвать тебя на пару минут.
     - А-а-а! Ну, тогда - ладно. - Штеффи нашла в себе силы кивнуть подруге. Луиза кивнула в ответ, мол, - увидимся в понедельник, и, вильнув своим забавным хвостиком на затылке, убежала домой.
     "Что это она вдруг"? - подумала Штеффи про себя. - "Может быть, хочет дать задание на уикенд"?
     Девочка быстро побросала последние тряпки в сумку, расчесала свои красивые, хоть и не очень длинные темные волосы, чуть подкрашенные фиолетовой краской и, с трудом преодолевая усталость, поплелась в тренерскую.
     Мисс Петерс была строгой учительницей. Тридцатидвухлетняя красивая женщина, с прекрасными ногами и тонкой талией, очень маленькой, почти незаметной грудью, и короткими прямыми, крашенными под блондинку, волосами, являлась самым лакомым и вожделенным кусочком для всех мальчишек, от пятого до десятого класса. Она была бывшей теннисисткой, и говорят, даже один раз играла за сборную Дании. Но потом получила травму, и ей пришлось пойти работать в школу. Правда, в этом была и хорошая сторона. Ее прекрасное тело не успело приобрести лошадиных форм профессионального спорта. А если учесть то, что вместо спортивных штанов, она всегда предпочитала носить короткие джинсовые расклешенные юбки с белыми гольфами, то не трудно догадаться, что все особи мужского пола в школе отдали бы пять лет жизни, лишь бы посмотреть - какого цвета у нее трусики.
     Ради справедливости, нужно заметить, что цвет трусиков мисс Петерс не был такой уж большой тайной. Работала она хорошо, не стесняясь сама показывать исполнение заданных упражнений. Поэтому, почти вся школа знала, что теннисистка предпочитала либо розовый, либо бледно-желтый цвет белья.
     Штеффи, дойдя до двери комнаты, остановилась в раздумьях, стучать или нет. Наконец, она решила постучаться, и, получив разрешение, проскользнула в дверь. Мисс Петерс стояла у шкафа и тянулась к крючку на стене, пытаясь повесить свисток. Ей это удавалось не слишком хорошо, так как крючок вешал на стену другой физкультурник - бывший баскетболист, а второго крючка не было. Наконец, ей удалось подтянуться, и свисток маятником затрепыхался на стене. В момент набрасывания юбочка женщины приподнялась, и Штеффи про себя отметила, что сегодняшний цвет - розовый.
     Мисс Петерс обратила внимание на семиклассницу. Та скромно стояла около двери, держа в обеих руках спортивную сумку, которая болталась на уровне коленок девочки.
     - Вы хотели меня видеть, мисс Петерс? - Спросила Штеффи, разглядывая что-то на полу.
     - Да, мисс Долл. Присаживайся. - Учительница ткнула пальцем в груду наваленных матов, а сама уселась напротив, на стуле. - Нам нужно с тобой серьезно поговорить. Есть одна проблема.
     - Проблема - во мне? - Штеффи вздрогнула. Мало того, что у нее полная беда с историей, а тут еще и физкультура. Отец опять выпорет. Мерзкое ощущение боли и унижения. Ладно бы - порол через одежду. Так ведь, нет. Даже трусики не разрешает оставлять. И хотя голос мисс Петерс, вроде бы, не сулил ничего плохого, девочка интуитивно сжала уставшие ножки и вцепилась в сумку, которую поставила себе на колени.
     Мисс Петерс была достаточно опытным преподавателем и сразу почувствовала тревогу. Она подошла к Штеффи, буквально вырвала из ее рук сумку, поставила ее рядом на маты и погладила девочку по плечу. Затем вернулась на прежнее место.
     - Проблема не совсем в тебе, Штеффи. Сразу скажу, что меня устраивает, как ты
     занимаешься предметом. Ты - молодец! - Учительница смотрела девочке прямо в глаза. - Проблема - в твоей одежде.
     - В одежде?! - Вот это, да! Штеффи была просто потрясена. Вроде, она не плохо одевается.
     Для физкультуры у нее всегда были чистенькие белые шортики, красивая спортивная маечка-бюльсгалтер, носочки, кроссовки.
     - Пойми меня правильно, Штеффи. Кроме меня тебе некому этого сказать. - Мисс Петерс впервые, в течение разговора, отвела взгляд в сторону. - И я должна с этим что-то сделать.
     - Сделать с чем? - От растерянности руки Штеффи перестали теребить юбку и развернулись ладошками вверх.
     - С твоим размером!
     - Что же можно с ним сделать? - Девочка, наконец, поняла, в чем дело. Тренерша имела в виду ее роскошную грудь. Для четырнадцатилетней девушки, груди у Штеффи были просто потрясающие - четвертого размера, окрепшие, прекрасной конусной формы, и еще совершенно не отвисшие. Мальчишки уже неоднократно предпринимали попытки на переменах пощупать ее, да и сама Штеффи еще год назад поняла, как приятно погладить свои сисички, пощипать сосочки перед тем, как просунуть свою ладошку в трусы перед сном. А когда, пару месяцев назад, она впервые увидела у подруги на фотографии, как какой-то волосатый мексиканец неистово сосал соски пышногрудой брюнетке, для Штеффи акты мастурбации превратились в настоящий рай и стали почти ежедневными. Тогда, сразу же после просмотра журнала, она побежала домой. Первое, что она с собой сделала, стоя перед зеркалом в ванной комнате, это неистово вылизала, отсосала и покусала свои небольшие соски, которые лежали ровно посреди огромных - диаметром с крупный абрикос - коричневых кружков. Первый раз она спустила, так и не дотронувшись до своего клитора. С тех пор редкий день проходил без того, чтобы девочка не нашла где-нибудь укромного местечка, и не полизала бы свои грудки. Особенно она любила дрочить следующим образом: подложив под попку подушку, она левой рукой попеременно засовывала себе в ротик то один, то другой сосок, а тремя пальцами правой руки обхватывала и подергивала клитор. Получалось движение, как будто она хотела сорвать свежую клубнику, но ягодка никак не поддавалась. Уфф!
     Все эти мысли пронеслись в головке Штеффи за пару секунд и вызвали естественный, но совершенно не нужный сейчас, приступ сексуального возбуждения. Сосочки встали, и Штеффи похвалила себя за то, что она надела блузку, а не футболку. Иначе перед мисс Петерс было бы совсем неудобно. В конце концов, после разговора, она сможет снять намокшие трусики в раздевалке и пойти домой без них. Ну, а когда она придет домой, то уж там:
     Мисс Петерс решила прервать затянувшуюся паузу. Сделав рукой неопределенный жест, она продолжила:
     - Вот поэтому-то проблема, как раз, в одежде. Естественно, что с твоим размером ничего сделать нельзя. Да и если б можно было, то не стоило бы. Иметь такую роскошную грудь - это счастье. Я, например, всегда о такой мечтала. Но вот с одеждой мы можем попытаться поэкспериментировать. Только обещай мне, что ты отнесешься ко всему серьезно. Проблема в том, что когда ты делаешь упражнения, твои грудки так сильно подпрыгивают и вертятся, что все мальчишки только на них и смотрят. А это мешает им заниматься, как следует. Мисс Долл, Вы меня слушаете?!
     - Да, да, конечно. - Штеффи спохватилась. Она никак не могла справиться с накатившей на нее похотью. Она и так-то плохо умела с ней бороться, а после того, как эта училка без всякой задней мысли сделала ей комплимент, да еще сказала, что все мальчишки на нее смотрят, малышка совсем потеряла голову. Между ног зудело. Груди заныли. Девочка покраснела, но все же, из последних сил, пыталась скрыть свое состояние. - Я слушаю Вас внимательно, мисс Петерс.
     - Давай-ка, с тобой подумаем, - женщина поняла, что снова хоть чуть-чуть завладела вниманием ученицы, и попыталась взять быка за рога, - ну-ка, встань.
     Штеффи очень не хотелось вставать. Жуть, как не хотелось. Если она сейчас оторвет свою попку от темно-зеленого мата, то мисс Петерс непременно заметит мокрое свежее пятно на нем. А вот это было бы совсем нежелательно. "Еще подумает, что я - озабоченная, и настучит". Но делать нечего - девушка стала подниматься, стараясь прикрывать своим телом то место, на котором только что покоилась ее промежность.
     - Покажи мне свой лифчик, который ты одеваешь на мои уроки. - Голос мисс Петерс прозвучал громче, чем раньше.
     Девушка, не оборачиваясь и стараясь не сходить с места, (мы с вами уже знаем, почему?), потянулась за своей сумкой. Быстро нащупав ее, она достала свое сокровище.
     - Нет, не этот. Этот я и так вижу каждый раз. Он полностью меня устраивает, и дело не в нем. Покажи мне лифчик, который на тебе. Ведь ты на него одеваешь эту маечку?
     - Да.
     - Я хочу посмотреть, не мал ли он для тебя и достаточно ли он упругий.
     - Но ведь мы.:Сюда же могут зайти. - Прошептала пораженная Штеффи.
     - Ах, да! - Тренерша деланно улыбнулась, сделала четыре шага и повернула собачку замка.
     Когда щелкнул замок, Штеффи поняла, что путь к отступлению отрезан. Черт! Надо было сразу убежать отсюда. Теперь, когда она сама вспомнила про дверь, и после того, как ее заперли, единственное, что можно сделать, это расстегнуть блузку и показать этой физручке свою грудь. Пусть и в лифчике. И хоть обкричись теперь. Уроки-то уже кончились, и никто не услышит.
     Штеффи начала медленно бороться с пуговицами блузки. Пальцы не слушались. Писька, по-прежнему, ныла и не переставала сочиться сквозь белье. Девочка справилась со второй пуговицей, потом с третьей, но факт раздевания тоже добавил ей новых эмоций и возвел возбуждение в степень "плюс бесконечности". Девочка опустила голову, желая посмотреть, не очень ли развратно выглядит ее кружевной снежно-белый бюльсгалтер. Но голова закружилась, и Штеффи, сделав шаг назад, оперлась обеими руками и попкой о край матов. Сердце билось, как сумасшедшее, отстукивая ритм в висках и внизу живота.
     - Мисс Долл, что с Вами?! - Тренерша не на шутку испугалась и ринулась помогать.
     - Нет, нет. Ничего страшного! Просто, закружилась голова, - Штеффи случайно положила одну руку на крепкое плечо теннисистки и тихо сказала, - спасибо за помощь, мисс Петерс. Можем продолжать.
     - Ладно, ты посиди пока. Я помогу тебе расстегнуть блузку. - Сильные и послушные пальцы мисс Петерс замелькали перед глазами девочки, быстро избавляя ее грудь от ткани. При этом, учительница совсем не стеснялась и дважды задела рукой по правому соску, вызвав в нем новое томление. Наконец, она закончила расстегивать пуговицы и блузка, заботливо сложенная, легла рядом с сумкой. Взору мисс Петерс предстало нечто восхитительное! Огромные, стоячие груди, с резко очерченными и просвечивающими через материю, темными кружками, которые мало того, что были очень большими, но еще и чуть выступали над остальной кожей, запрыгали перед глазами ошалевшей блондинки. Она, было, потянулась рукой к левой груди, но, спохватившись, отдернула ее. "Вот, это - да"! - подумала женщина, и вдруг поняла, что сказала это вслух. Оставалось только облизнуться. Мисс Петерс интуитивно глянула на свои собственные сиськи. Они, как всегда, отсутствовали.
     Сбрасывая с себя ненужные мысли, учительница посмотрела на Штеффи. Девочка сидела теперь, опершись обеими руками на маты позади себя, соединив ножки вместе, и во все свои красивые зеленые глаза смотрела на преподавателя, всем своим видом являя миру невинность и доверчивость. "Черт, ну почему я должна от такого отказываться?", подумала учительница, и, словно решившись на что-то, протянула левую руку к плечу девочки и сделала шаг вперед.
     - Ну, вот ты и сама видишь, что для твоей груди этот лифчик совершенно неприемлем. Во первых, он тебе мал. - Мисс Петерс ловко отвела край кружева от сисечки. - Посмотри, что он наделал.
     - Но, это у меня всегда так, - девочка разглядывала красный след от края лифчика, - и на плечах - то же самое. Это не из-за него, это - оттого, что они очень тяжелые.
     - Ничего подобного. Если бы из-за тяжести, то у тебя следы были бы только на плечах, а на груди ничего бы не было. Ну-ка, сними его.
     - Снять?! Зачем?
     - Делай, что я говорю. - В голосе женщины прозвенел металл. Она уже не могла сдерживаться. Бархатная юная кожа этой молодой сучки пленяли мисс Петерс. Грудь девочки, и особенно ее выпирающие темные соски, дурманили мозг. "Тормозная система" женщины давно дала течь, а вместе с ней текла ее промежность.
     - Но, ведь:, - девочка снова встретилась глазами с мисс Петерс и поняла, что лучше не спорить.
     Ее руки опять не смогли справиться с четырьмя маленькими крючками на застежке. Она долго возилась, и это надоело нетерпеливой блондинке. Учительница взяла девочку за руки и, дернув на себя, перевернула ее за плечи. Теперь женщина могла насладиться видом стройной девичьей спинки. Одно движение, и вот лифчик уже болтается на одних бретельках. Женщина ласково провела ладонями вверх по лопаткам, заодно избавляя семиклассницу от узких белых полосок. Когда ее руки оказались на плечах, мисс Петерс перестала сдерживаться. Она прильнула всем телом к Штеффи, и ее ладони мгновенно обхватили обе грудки. Прорываясь к сосочкам, блондинка подлезла пальцами под низ чашечек, и когда цель была достигнута, лифчик упал к ногам Штеффи. Девочка даже не проводила его взглядом. Ей уже было все равно. Она хотела кончить.
     Так, как сейчас, Штеффи не возбуждалась никогда. Она все прекрасно понимала и осознавала. И что девочка с девочкой - это не хорошо. Что преподаватель с ученицей - это еще хуже. И о том, что она - девственница, Штеффи помнила прекрасно. Но на все это ей было просто наплевать. Первый раз кто-то ласкал ее, и это было потрясающе. Ей нужно было спустить. Немедленно!
     А мисс Петерс, тем временем, просто сошла с ума. Она неистово натирала груди Штеффи своими руками, гладя их по всей поверхности, останавливаясь на шоколадных крепеньких сосках, чтобы чуть ущипнуть их. Ртом женщина поймала мочку уха Штеффи и теперь сосала ее, как леденец, а бедрами судорожно терлась о попку подростка. Но всего этого ей показалось мало. Она силой увлекла за собой девочку и, упав на маты, повалила ее на себя. Штеффи охнула, прогнулась и задрожала. Мисс Петерс была к этому готова. Она выскользнула из-под девушки, оставив под ней только одну руку. Оказавшись на боку рядом с бьющимся телом, блондинка ртом захватила сразу весь коричневый сосок, работая по нему языком, а свободной рукой проникла между чуть расставленных ног девочки и, что было сил, схватила ее за лобковую косточку и мощно сжала, расплющивая, как тисками, губки и клитор прямо через трусики.
     Конечно, маленькой девочке не легко все это было перенести. Сконцентрировавшись на своей, жаждущей ласки, груди, ей пришлось переключаться на письку. Но прошла секунда-другая. Сигнал от мокрой промежности добрался до мозга. Девочка резко глотнула воздуха, и тут ярчайший из всех оргазмов расколол ее вдребезги:
     - Уйй-йяааа!:, - через секунду, снова, - уй, о-о-о-о-о! Ай-йааааа!
     Девочка заорала так, что бедной мисс Петерс даже пришлось отпрянуть от соска, чтобы спасти свои барабанные перепонки. Штеффи кричала ей прямо в ухо, извиваясь бедрами и вцепившись ногтями в спину развратной учительницы. Ничего не соображая, но каким-то образом, почувствовав, что язык куда-то делся от соска, Штеффи грубо левой рукой схватила физручку за шею, и с усилием, вернула ее рот на место. Та даже не сопротивлялась. Более опытная женщина отчетливо понимала, что оргазм еще даже и не собирался заканчиваться, и готова была сделать все, что бы девочка спускала как можно дольше.
     Не переставая извиваться, Штеффи начала воспроизводить уже менее громкие, и более отчетливые звуки:
     - Боже! Боже мой! Какой кайф! - Разум Штеффи потихоньку возвращался, но вот оргазм-то все равно не отпускал. - Господи! Не останавливайся! Дрочи его, пожалуйста! - Штеффи просто по-хамски перешла с учительницей на "ты", но теннисистка простила ее за это.
     - Кончай, девочка, кончай! - Шептала она, когда на мгновения отрывалась от груди.
     Через пару минут все было кончено. Распростертая Штеффи, закрыв глаза, тяжело дышала, стараясь восполнить истраченный кислород. Мисс Петерс лежала рядом, одну руку подложив под голову, а другой легонько поддрачивала свой клитор.
     Наконец, девочка открыла глаза и взглянула на учительницу:
     - Мисс Петерс, что со мной? - язык Штеффи не слушался, и вместо звонкого голоска прозвучало усталое блеяние.
     - С тобой все прекрасно. Все будет хорошо, кисуля.
     - Неужели так может быть? Я так сильно кончила! - Силы возвращались к Штеффи прямо на глазах. Ее личико сияло. - Пожалуйста, мисс Петерс, поцелуйте меня.
     Женщина склонилась над девочкой, провела рукой по ее волосам и ласково, чуть касаясь губ, прильнула ртом к ротику Штеффи. Затем чуть заметно просунула самый кончик языка поглубже и, проведя им по нижней губке, оторвалась от бутона.
     - Мисс Петерс, а можно я спрошу?
     - Конечно, можно.
     - Мисс Петерс, вы - лесбиянка? - Вообще-то, Штеффи недавно узнала значение этого слова, и оно ей ужасно нравилось.
     - Господи, зачем тебе это знать? - Училка не знала, что сказать на такое откровенное любопытство, и поэтому ответила вопросом на вопрос.
     - Просто так! А может, я тоже хочу стать лесбиянкой.
     - Глупенькая! - Мисс Петерс захихикала и стала гладить девочку по животику. - Во-первых, становиться лесбиянкой тебе вовсе не обязательно. Во-вторых, ты еще наверняка не экспериментировала с мальчиками. В-третьих, для того, чтобы стать настоящей лесбиянкой, тебе надо многому научиться.
     - Но ведь Вы же научились.
     - Я-то научилась, но я уже пробовала почти все и поняла, что мне не нравятся мужчины.
     - Мне они тоже не особо нравятся! - Штеффи сказала это с такой неожиданной уверенностью в голосе, что заставила мисс Петерс взглянуть на нее совсем по-другому.
     - Послушай, Штеффи! Хочешь поговорить откровенно? - В глазах мисс Петерс заблестели дьявольские огоньки.
     - С удовольствием.
     - Ты ответишь на все мои вопросы, и если твои ответы мне понравятся, я помогу тебе стать лесбиянкой, хорошо?
     - Ага! - Штеффи еще не поняла, куда ее затягивает
     - Ну, хорошо. Для начала я отвечу тебе на твой вопрос. Да, я - лесбиянка. Но не простая. Я лесбиянка-босс.
     - Ого! А как это?
     - А вот так! - Накаченная рука тренерши метеором бросилась к голове девчушки и схватила ее за волосы. - Иди туда и встань в углу на колени. - Штеффи была ошеломлена. Ей было немного больно, и она глазела на "такую добрую", еще минуту назад, учительницу. - Делай, что говорят! - Рука отпустила волосы, но тут же хлестнула девочку по щеке.
     Штеффи испугалась и поползла потихоньку в угол, размазав попкой по мату масленое пятно. Достигнув цели, она повернулась и посмотрела на лесбиянку-босса.
     - А теперь отвечай! - В голосе мисс Петерс отчетливо слышалось раздражение. - Ты уже дрочила раньше?
     - Ннне-ет!
     - Врешь!!! - Заорала блондинка и бросилась к девочке. - Не смей мне врать! - Она схватила ее за ухо и потянула на себя. - Смотри мне в глаза! Отвечай! Дрочила?!
     - Да. - Голос прозвучал еле слышно. Глаза поднялись, но не смогли выдержать и секунды взгляда учительницы.
     - И часто ты занимаешься этим? - Немного смягчилась мисс Петерс и отпустила ухо.
     - Почти каждый день, - Штеффи решила больше не врать.
     - И значит, тебе это нравиться, сучка?
     - Да, очень. И я каждый раз кончаю.
     - Ага. И как же ты это делаешь. Ну-ка, покажи. - Мисс Петерс вернулась к матам. Ее голос снова чуть потеплел.
     - Ну-у-у, сначала я целую свои сосочки. - Девочка, наконец, полностью приняла игру.

страницы: 1 2 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Суббота 21.04.2018 03:14