http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказДом Борджиа (главы 16-23)
автор: Маркус Ван Хеллер
тема: классика
размер: 58.53 Кб., дата: 27-02-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2 3 [След.]

     - Моя маскировка не очень хороша, раз вы без труда узнали меня.
     - Никакая маскировка не скроет ваших достоинств. Не зря вас опасается старый герцог.
     - Он явно преследует вас, дорогая.
     - Ах, уж этот старый распутник...
     - А я молодой распутник!
     Доротея снова поцеловала его в губы, провела рукой по волосам. Чезаре порывисто прижал ее к себе.
     - Нет, не здесь и не сейчас, - прошептала она. - Они заметят мое отсутствие и обыщут все село.
     - Но когда?
     - Завтра я уезжаю. Вам обязательно надо остаться здесь?
     - Нет, я сам себе хозяин.
     - Мы можем встретиться в дороге, хотя трудно ускользнуть от свиты. Они посылают со мной и фрейлинами вооруженную охрану.
     - Я могу вас похитить.
     - Будет скандал, - возразила она.
     - Оставьте эту заботу мне. До завтра!
     - Хотелось бы сейчас... - Доротея схватила его руку и прижала к своей груди. Чезаре осыпал ее поцелуями.
     - Нет, все же завтра, завтра, - прошептала она, удаляясь в темноту.
     Вернувшись в имение, Доротея уединилась в своих покоях. Надеясь на чудо, она стояла у окна, всматриваясь в дальнее сияние огней. Ей до смерти хотелось, чтобы Чезаре оказался здесь сегодня, сейчас.
     Но под окнами в тени деревьев прятался другой человек - герцог Альфарский. Сегодня или никогда! Он хочет, он обязан сломить сопротивление этой красотки!
     Доротея, раздевшись, легла спать с мыслями о близкой встрече с любимым Чезаре. Завтра ее тело не будет иметь от него секретов! Она сладко зевнула, погружаясь в царство Морфея.
     Герцог Альфарский осторожно ступал по коридору ночного замка. В его руке был запасной ключ от будуара гостьи. Замок бесшумно открылся. Он на цыпочках переступил порог, нащупывая стол, стулья и обходя их. Возле громадной кровати горели свечи. Ему открылась картина божественной красоты. Обнаженная Доротея лежала на боку, спокойная, манящая, неземная. При взгляде на треугольник Венеры внизу живота герцог задрожал и невольно схватился за свое отяжелевшее копье. А что если она проснется и воспротивится? Но часы уже пущены, дьявол пришпоривает похотливую душу. Сглотнув слюну, он пристроился между ног спящей красавицы.
     Судьба благоволила старому греховоднику. Доротее как раз снился столь желанный ей герцог Валентинский. Она словно наяву ощущала своими бедрами теплоту несгибаемого копья. Даже повернулась на спину, раздвинула ноги, как бы приглашая его в гости. Он, наконец, решился, стал на колени между ее ног, готовый вонзиться в нее. Его лицо приблизилось... и вдруг она почувствовала прикосновение незнакомого тела - тяжелого, холодного... Доротея проснулась с содроганием и криком ужаса - перекошенное похотливым оскалом, перед ней было лицо герцога Альфарского. Сначала она не поняла, сон это или реальность. И пока она, ошеломленная, приходила в себя, старец, дрожа от нетерпения, навалился на молодую женщину, раздирая холодными пальцами ее нежное лоно...


     Глава 18

     На лесной дороге севернее Сиены Чезаре верхом, на лошади поджидал Доротею, которая со своей свитой должна была возвращаться в Венецию. В придорожных кустах затаились шесть вооруженных офицеров. Они с готовностью поддержали рискованный план Чезаре - чего не сделаешь ради женщины!
     - Я слышу их, сир! - подал голос дозорный.
     - Всем приготовиться! - тихо скомандовал Чезаре.-Они должны считать, что нас десятка два.
     - Мы готовы, сир.
     Вскоре явственно послышался топот копыт. Пора! Чезаре пришпорил лошадь и выскочил на дорогу, выстрелив в воздух. Застигнутые врасплох передние охранники стушевались.
     - Бросайте оружие, вы окружены! - крикнул Чезаре. Его люди дали залп над головами попавшего в засаду отряда. Стража начала бросать оружие на дорогу.
     - Слезайте с лошадей, - приказал Чезаре. Он подошел к Доротее и, угрожая шпагой, приказал ей садиться т' лошадь. Вынужденная подчиниться приказу, дама последовала за разбойником в маске, фигура которого показалась ей странно знакомой...
     Чезаре дал команду, все пришпорили лошадей, и отряд поскакал в Форли, где у городских ворот их приветствовала стража. Здесь уже никто не мог помешать влюбленным броситься друг другу в объятия. В просторной комнате, пронизанной лучами осеннего солнца, они устроили настоящее любовное пиршество. После первых нетерпеливых объятий Чезаре положил ее на кровать, встал на колени и страстно поцеловал, погрузив язык в ее сладкий рот. Потом нежно взял губами соски, поиграл с ними, поднял ее бедра, широко раздвинув в стороны. "Поцелуй меня!"- попросила она. Он взглянул на открывшийся розовый бутон, скользнул вниз и прикоснулся губами к влажным лепесткам. Он влезал языком глубже, двигал его кругами, щекотал трепетную кожу горячих бедер. Чезаре приподнял ягодицы, чтобы облегчить доступ к самым тайным закоулкам сокровища. Пальцами он нащупал сзади второе отверстие и проник в него. Когда он на мгновение убрал рот, она отчаянно взмолилась: "Еще, еще, не останавливайся, пожалуйста!". Он нагнулся к ней, и Доротея начала импульсивно сжимать его голову бедрами, извиваясь в муках экстаза. Чезаре жаждал войти в нее, но ярость ее страсти возбуждала все сильнее, и он продолжал работать языком. Доротея в бешеном порыве выгнулась дугой и обессиленно упала на подушку. "О Боже! - воскликнула она, наконец. - Я думала, умру. Спасибо, милый, теперь иди ко мне".
     Он встал на колени, наклонился вперед, опершись на руки, и женщина приникла к его источнику наслаждения. Сладкая боль пронзила герцога, когда она начала сосать и лизать напрягшийся стебель, слегка покусывая его, глядя влюбленными глазами на Чезаре. Он чувствовал объятия ее жарких губ и не мог оторваться от этого бесподобного зрелища. Доротея ласкала его ягодицы, яблоки, висящие над ее грудями. Чезаре больше не сдерживал себя, подчиняясь огненному вихрю, который пронзил его насквозь и вырвался на свободу, сопровождаемый криком радости...
     Это было лишь увертюрой их ночи любви.


     Глава 19

     Кначалу весны Чезаре настолько упрочил свое положение, что смог провозгласить себя герцогом Романьи и снова вернуться в Рим со знаменами, покрытыми еще большей славой. К этому времени к семействе Борджиа произошло важное событие. Получив развод, Лукреция выходила замуж за Альфонсо д'Эсте, сына герцога Феррарского Эрколе. В разгар празднеств, артиллерийских салютов и фейерверков приехал Чезаре. Сестра встретила его шутливым упрёком:
     - Милый Чезаре, кажется, воина доставляет тебе большее удовольствие, чем любовь? Чезаре притянул ее к себе и страстно расцеловал.
     - Я ни на минуту не забывал о тебе. Этой ночью мы будем вместе.
     - Но я уже... Я должна сегодня принадлежать новому мужу, это его право. Чезаре не смог удержаться от смеха.
     - Ты что, предпочитаешь этого молокососа? Вместо ответа Лукреция поцеловала брата. Чезаре стиснул ее в объятиях и потащил в комнату
     - Нет, - отстранилась она, - не сейчас. Я приду к тебе ночью.
     - Ты обещаешь? Но как? Ты что, уйдешь от него в брачную ночь?
     - Альфонсо молод. Если влить в него побольше вина, он раскиснет.
     Чезаре улыбкой одобрил хитроумный план сестры. Его рука потянулась к завязкам ее юбки.
     - Только один поцелуй, - прошептал он.
     - О нет, Чезаре, ты меня сильно возбудишь. Когда они спускались по лестнице в С анкетный зал, Лукреция нежно прошептала, глядя ему в паза:
     - Ты дьявол, Чезаре, я безумно хочу тебя.
     Чтобы напоить Альфонсо, Лукреции потребовалось немало усилий. Как только его бокал был наполовину пуст, она заботливо наполняла его. Гремела музыка, гости, перебивая друг друга, обращали к молодоженам восторженные слова. Отец невесты несколько раз намекал дочери, что ее Ждут в постели нелегкие испытания. Весь вечер Чезаре и Лукреция обменивались взглядами. Иногда он кивал на бокал, давая понять, что его надо наполнить. Лукреция была почти в отчаянии: уже подали десерт, а Альфонсо лишь слегка захмелел. Когда слуги унесли остатки еды, Альфонсо спокойно предложил ей уйти.
     - Но мы еще не слышали другой оркестр, - возразила Лукреция. - Прекрасные музыканты поднимут нам настроение, ведь впереди брачная ночь. А вот и вино свежее принесли. Попробуй, милый.
     Альфонсо залпом осушил свой бокал. Потом его заставили выпить еще один. Взгляд жениха сразу потускнел, но голова ещё соображала. Он схватил невесту за руку и, покачиваясь, встал.
     Лукреция, не желая скандала, тоже встала, извинилась и направилась к выходу под руку с пьяным мужем. Она была в отчаянии: все рухнуло!. Чезаре расстроился еще сильнее. Но не успела закрыться за Лукрецией дверь, как у него уже созрел новый план.
     - Я должен уйти - очень болит голова, - склонился он к отцу.
     - Бедный мальчик! Завтра я приглашу врача пораньше. А может, утолит твою боль кто-нибудь из служанок? Святой отец поманил пальцем очаровательную Джульетту. Ее не потребовалось долго уговаривать. Чезаре быстро объяснил понятливой девушке, что сестра не хочет спать с пьяным мужем. Чезаре положил в руку служанки кольцо с изумрудом и шепнул на ухо, что сегодня она должна оказать ему деликатную услугу.
     Когда Чезаре и его спутница подошли к двери, Лукреция уже втолкнула пьяного мужа в спальную комнату.
     Альфонсо тянул ее к кровати, пытаясь запустить руку под свадебный наряд жены.
     - Подожди, дорогой, дай мне раздеться. - Лукреция с трудом вырвалась из цепких объятий пьяного мужа. Вместо нее в комнату быстро скользнула Джульетта. Без всякого смущения она разделась догола (прелестна, подумал Чезаре, решив в полной мере оценить ее завтра), потом начала раздевать пьяного Альфонсо.
     - Блестяще задумано, Чезаре! - сумела вымолвить наконец Лукреция, наблюдая, как брат тщательно запирает дверь в свои покои. - А вдруг он протрезвеет?
     - Тогда мерзавец увидит в постели служанку, и она скажет, что это он затащил ее. Он навряд ли захочет, чтобы ты узнала об этом. А если у него возникнут подозрения, скажешь, что уложила его спать и отправила служанку присматривать за ним. Если же дурень не придет в себя, у тебя будет время разделить с ним брачное ложе.
     - Боюсь, Джульетта проиграет мне, и у мужа будет ложное представление о моих возможностях.
     - Я дам тебе знать завтра, какова она в постели.
     - Дьявол, ты возьмешь ее завтра? А я?
     - Тебе лучше помириться со своим Альфонсо.
     - Бессердечный! Ты нисколько меня не любишь! Лукреция подошла к брату с притворной обидой на лице. Чезаре молча схватил ее за талию и впился в губы. Отвечая ему тем же, она начала развязывать тесемки корсажа. А потом, голая, игриво крутнулась перед Чезаре, демонстрируя гибкость своей божественной фигуры.
     - Ты помнишь день, когда бежал за мной вокруг пруда? - спросила она, нежно обнимая брата. - Что ты подумал, когда впервые увидел меня без одежды?
     - Твоя попка показалась мне прекраснее луны, - рассмеялся он.
     - О, милый, как поэтично. А теперь?
     - Она само совершенство. При одном взгляде на твои божественные округлости я теряю голову, словно плаваю вокруг луны на волшебном ковре.
     - А я теряю голову от бесподобной прыти твоего жеребца. Давай-ка запряжем его поскорее. - Лукреция легла на живот, сдвинув бедра и постанывая в томительном ожидании.
     - Быстрее, милый, - торопила она, - не мучай бедную сестричку!
     - Радость моя, я сам сгораю от нетерпения. А ну-ка приподнимись!
     Чезаре опустился на колени, нащупал концом упругое отверстие и надавил. Лукреция закусила губу.
     Чезаре стонал от боли и наслаждения, чувствуя под со-бой возбуждающую упругость женских ягодиц. Он в бе-зумном восторге любовался тем, как его могучий таран прорывается сквозь едва заметный пролом в крепостной стене из нежной горячей плоти. Он менял ритм, направ-ление толчков, глубоко погрузившись, отправлял свои бедра в круговой танец. Чезаре импровизировал вдохно-венно, как поэт, каждым движением усиливая наслажде-ние.
     - Я умираю, Чезаре, я умираю! - Лукреция издала долгий, дикий вопль,-дернулась ему навстечу и затихла, постанывая и всхлипывая. Завершал эту бешеную скачку, этот полет на волшебном ковре и Чезаре. Скрипя зубами и дрожа всем телом, он выпустил живительную струю вглубь Лукреции последним толчком и свалился в изнеможении.
     - Я не думаю, что Альфонсо способен на что-то подобное, - сказала Лукреция, благодарно прижимаясь к брату.
     - На что-то подобное не способен ни один мужчина Италии, - гордо ответил Чезаре.

     * * *

     Казалось, с отъездом Лукреции и ее молодого мужа на север над семейством Борджиа погасла счастливая звезда.
     Правда, именно в этот момент судьба благоволила Чезаре, мечтавшему изгнать испанцев и французов из всей Италии и взять в руки весь полуостров. За несколько недель он подчинил себе новую провинцию. Но рост его могущества наживал ему новых врагов, причем очень сильных. Тоскана, Венеция и Флоренция заключили соглашение о совместных действиях против опасного соперника. К этому союзу позднее присоединился Милан. Ходили слухи, что Людовик XII тоже охладел к дому Борджиа и терпел его лишь потому, что нуждался в благосклонности папы. Среди наемных войск Чезаре вспыхивали мятежи, и он вынужден был бросаться то в один, то в другой конец Италии для усмирения бунтовщиков. В недобрый час вскоре после возвращения из Венеции он сам и его отец внезапно заболели таинственной лихорадкой.
     Приступ начался после обеда в Ватикане, устроенного папой для кардиналов. Коррупция настолько пронизала церковь, что, вполне возможно, кто-то из амбициозных и продажных кардиналов сумел насыпать яду в вино, предназначенное для папы и его сына.
     Поздним вечером, когда Чезаре лежал без сознания в соседней комнате, святой отец слабым голосом позвал к постели своих кардиналов.
     - Многие годы, - едва слышно признался он, -я соперничал в грехах с самим дьяволом. Я не боюсь платить за них. Дьявол добр к своим ученикам.
     В комнате стояла гробовая тишина. Многие вздрогнули, когда с нечеловеческим усилием старик приподнялся, обвел всех невидящим взглядом, и глаза его закрылись навсегда.
     - Я иду, - прошептал он, - иду...
     Это были последние слова папы. Присутствующие молча перекрестились. Лишь после того, как они вышли, один кардинал спросил украдкой у другого:
     - С кем он говорил? Что имел в виду?
     - В этой комнате с ним не было Бога...
     Через несколько дней тело Александра VI после отпевания в соборе Святого Петра перевезли в часовню Святой Марии делла Феббре. Был жаркий день, труп уже начал разлагаться.
     - Так бывает со всеми, кто спит с дочерьми, - сказал один зевака, намекая на слухи, ходившие по всей стране. - Тогда тебе самому придется, гнить точно так же, -заметил сосед.
     Послышался оскорбительный смех, и-началась всеобщая потасовка. Дерущиеся столкнулись с похоронной процессией, гроб с телом упал на землю. Столь бесславно завершился земной путь папы Александра VI - он оказался вовлеченным в насилие даже после смерти.


     Глава 20

     Чезаре выздоравливал медленно. Воспользовавшись его болезнью и смертью папы, соперники восстановили у власти многих тиранов, которых Чезаре победил, в Романье. В самом Риме враг герцога, могущественный Орсиний, оказался так силен, что Чезаре вынужден был отозвать тысячу солдат из северных провинций для обеспечения личной безопасности.
     Между тем в Ватикане собралась священная коллегия для выборов нового-папы. При этом должное внимание было уделено письмам из Венеции и Франции, в которых через посредство послов кардиналы каждой страны получили указание голосовать за фаворитов той или иной державы.
     Создалась тупиковая ситуация: три кандидата, враждебно настроенные по отношению к Чезаре Борджиа, имели более или менее одинаковую поддержку. В качестве компромиссного варианта было решено посадить на папский престол престарелого кардинала Франческо Пикколомини, которого нарекли Пием III
     Новый папа благосклонно относился к Чезаре - ему нужны были войска для удержания Неаполя. Чезаре, выздоровевший и снова надевший меч, убедился, что Рим для него слишком опасен. Город кишел эмиссарами от тиранов из Венеции, имевшими приказ убить его. Поэтому он вынужден был по тайному подземному проходу перебраться из Ватикана в замок Святого Ангела. Там он в кругу своих людей решил отозвать часть войск из-под знамен французского короля и попытался выполнить трудную задачу по восстановлению своей власти в прежних границах. Но эти надежды оказались тщетными. Пий III, для которого высокий пост оказался слишком обременительным, внезапно умер. После его смерти началась новая волна насилия на севере, которая стоила Чезаре новых потерь в его прежних владениях.
     Самым сильным претендентом на Святой престол был заклятый враг дома Борджиа кардинал делла Ровере. Именно его Родриго Борджиа победил в 1492 году и держал вдали от трона двенадцать лет. Правда, шансы кардинала выглядели сомнительно из-за сдержанного отношения к нему влиятельных испанских клерикалов, среди которых дом Борджиа пользовался значительным авторитетом. Хитрый политик, делла Ровере пообещал за голоса испанских кардиналов утвердить Чезаре Борджиа капитан-генералом и сохранить за ним титул герцога Романского. Чезаре согласился с этими условиями, обеспечив таким образом избрание врага дома Борджиа. Но этой сделкой Чезаре совершил роковую ошибку.
     Джулиано делла Ровере взял имя Юлия II и через несколько дней после избрания направил послания в города Романьи с подтверждением полномочий Борджиа. Но восстания и междоусобицы там продолжались, и Чезаре готовился сам выехать в Романью, чтобы набрать новую армию из верных людей в когда-то освобожденных им городах. Новый папа рекомендовал Тоскане и Флоренции беспрепятственно пропустить Чезаре, но в частных посланиях дал понять, что волнения там направлены не против церкви, а против Чезаре. Поэтому согласия этих двух городов на безопасный проход не последовало.
     Тогда Чезаре попросил папу дать ему эскорт кораблей для морской экспедиции в Геную, откуда он намеревался отправиться в Романью через Феррару.
     Папа согласился. А когда Чезаре отплыл, поступило сообщение, что венецианцы захватили Фаэнцу и собирают крупные силы во владениях герцога. И тут Юлий выступил уже открыто. Он направил послание Чезаре с требованием передать свои владения непосредственно Святому престолу, дескать, только, так можно обеспечить законность и порядок в Романье.
     Чезаре отказался и был немедленно лишен званий, территорий, власти. Но вскоре поступила новость о блестящей победе Гонсало де Кордобы в Неаполе, что означало крушение господства французов на территории южнее Рима, провозглашение королем Неаполя монарха Испании Фердинанда и усиление испанского влияния на папу.
     Желая избавиться от опасного пленника, Юлий разрешил Чезаре уехать на север, откуда он должен был затем \отправиться во Францию, что фактически означало высылку. Но недалеко от Остии Чезаре со своими сторонниками заставил капитана корабля повернуть к Неаполю, рассчитывая получить убежище в испанском лагере.
     Он действительно был очень тепло встречен Гонсало де Кордобой, с войсками которого брал Неаполь. Вдохновленная успехом на юге, Испания на-деялась вытеснить Францию с полуострова, которым фактически управлял папа-испанец. А Чезаре был самым подходящим человеком для руководства экспедицией в стране, которую хорошо знал и которая граничила с территориями, дружественными ему. Поэтому его без проволочек поставили во главе испанских войск на севере. Чезаре опять воспрянул духом: после подчинения Апеннинского полуострова Испании он видел себя в роли проконсула, пользующегося вдали от испанской короны абсолютной властью.
     Но он просчитался, папа тоже не терял времени. За несколько дней до северной кампании Чезаре арестовали по приказу самого Гонсало де Кордобы. Оказалось, что в своих посланиях испанскому монарху папа искусно обыграл факт отказа Чезаре подчинить Романью церкви, несмотря, мол, на желание местного населения. Да вдобавок обвинил его в том, что он замышляет создать под своим, господством сильное государство в противовес интересам Испании и Франции.

страницы: [Пред.] 1 2 3 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Среда 24.01.2018 05:00