http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказДом Борджиа (главы 16-23)
автор: Маркус Ван Хеллер
тема: классика
размер: 58.53 Кб., дата: 27-02-2001 версия для печати
страницы: 1 2 3 [След.]

MARCUS VAN HELLER
THE HOUSE OF BORGIA
GREENLEAF CLASSIC, SAN DIEGO, USA


     Глава 16

     В подземной тюрьме пылал большой костер, помогавший людям согреться в этой сырой каменной мышеловке. Чезаре возлежал на кушетке, усердно трудясь над куриной ножкой. На циновках вокруг огня сидели пять-шесть его приближенных, пили вино, наполняя бокалы из бочонка, принесенного из подвалов графини, закусывая жареным мясом.
     - Когда мы разделаемся с этой красоткой, сир? -спросил один из них, кивнув в сторону пленницы. Беззащитная графиня, совершенно обнаженная, была привязана к спицам большого колеса пыточной дыбы в дальнем конце подземелья.
     - Скоро, - ответил герцог, протягивая бокал за новой порцией вина.
     - А может, не будем заставлять ее ждать? - осклабился другой. - Она явно в нас влюблена.
     Эти слова вызвали взрыв смеха.
     Графиня еще сохраняла остатки былого блеска, хотя теперь потеряла силы и чувствовала себя униженной.
     Смачно жуя аппетитный кусок курицы, Чезаре посмотрел на пленницу. Ожидал ли кто-нибудь из ее челяди увидеть такой владетельную синьору? Когда она хлестала по щекам своих вассалов, всячески унижая их, могли ли они представить эти упругие груди с выступающими вперед маленькими нахальными сосками? Когда она визгливым тоном отдавала приказы, могли ли они подумать о тонкой талии с крепким мускулистым животом? Когда она посылала людей в темницы и приказывала вешать их на крепостных стенах, думалось ли об этих мягких женских ягодицах, касался ли кто-нибудь мысленным взором этого аппетитного зада, который просит ласки? Могли ли они вообразить эти теплые мясистые бедра с треугольником светлых волос? Она действительно была хороша и вполне могла бы занять достойное место одной из первых красавиц при любом знатном дворе, если бы не воспитала в себе отвратительную жестокость и презрение к своим согражданам.
     Но Катарина и себе не давала пощады, молча переносила пытки на дыбе. Чезаре оставил последнее слово за собой. Он лично должен расплатиться с ней за то, что чуть не погиб на проклятом подъемном мосту!
     Чезаре встал с кушетки и подошел к дыбе. Графиня с ненавистью смотрела на своего мучителя. Будь у нее кинжал, он бы пожалев что пытал и унижал ее. Чезаре внимательно разглядывал ее тело, маленькие голубые вены на белых грудях и бёдрах. Он протянул руку и погладил их, наслаждаясь ощущением гладкой, упругой кожи.
     - Оставьте нас, - Приказал он собутыльникам. Те прекратили шутки и начали собирать свои вещи.
     - Может, потом мы тоже отплатим ей за вероломство, сир? - спросил кго-то, задержавшись в дверях.
     - Разве ты не знаешь, что сношение с трупом -преступление? - ответил Чезаре.
     Все захохотали.
     - Слышал, мадам, - сказал он, - что у вас было три мужа. Они вас боялись? Да и как, в самом деле, не бояться женщины, которая, не дрогнув, повесила двух уважаемых граждан!
     Графиня зло сверкнула глазами и ничего не ответила.
     - Трудно представить, что эти мужья могли забраться на вас, - вслух размышлял он.
     - Но говорят, у вас хорошие сыновья, которые находятся в безопасном месте. Не боитесь, что я их захвачу для своей армии?
     Катарина скривила губы в презрительной улыбке.
     - Ваша армия, - сказала она, - это орда варваров, таких же, как и их предводитель, опьяневший от власти.
     У Чезаре было большое желание заставить ее замолчать, но он сдержал себя.
     - Вы разрешали своим мужьям видеть тело, в которое они входили? Или позволяли им только залезть под юбку и зачать детей для своей хозяйки?
     - Они были слабы и ничтожны, но каждый был получше вас,- парировала она. Чезаре вздохнул, коснувшись пальцами ее живота.
     - Мадам, ваше желание быть храброй затмевает разум.
     - Убери от меня руки, грязное животное! - крикнула разъяренная графиня. Вместо ответа Чезаре тронул ее сосок.
      Вашему телу было предназначено проводить дни и ночи в теплой постели,- продолжал он, видя, что уже довел ее до отчаяния и унижения.- Вы дрожите только от одного прикосновения. Думаю, вас ждет наслаждение с каждым солдатом моей армии.
     - Вонючая свинья!
     Чезаре чувствовал, что его скакун, большой и горячий, рвется на свободу. Воображая, какая ему уготована власть над этим вельможным телом, он начал развязывать ее ноги, и через несколько секунд они уже болтались в воздухе. Затем он развязал ее запястья. Катарина скользнула по колесу и опустилась на каменный пол. Несколько минут Чезаре ждал, пока его жертва немного придет в себя, потом поднял ее и снова повел к дыбе. Он привязал ее к колесу за руки и лодыжки.
     - Теперь посмотрим, что нужно было делать вашим мужьям, чтобы научить вас послушанию, - с мрачной ухмылкой произнес Чезаре. Он быстро разделся и голый стоял на холодном полу, чувствуя нарастающее возбуждение. Все коврики и циновки он разложил у колеса под ягодицами графини, которая висела в полуметре от пола.
     Он встал коленями на коврик и провел руками по ее гладким ягодицам. Его пальцы оказались между ними. Графиня дергалась, билась лодыжками о ступицу колеса, но ничего не могла поделать. Он лег вниз так, чтобы она опустилась на его поднятую мачту, ногой отбросил стопорную деревяшку, подтянул ее за бедра, и она сразу влезла на его ствол. При первом же толчке он почувствовал, как напряглись ее ягодицы. Чезаре толкнул колесо вверх. Через мгновение оно возвратилось на место, и бедная графиня снова упала на ствол. Теперь он ее сильно не толкал, покачивание колеса делало это за него, Чезаре просто легонько направлял ее руками на себя, влезая в нее все глубже и глубже.
     Боль в запястьях графини, когда колесо уходило вверх, была настолько сильной, что каждый раз соприкасаясь с телом своего мучителя, она облегченно вздыхала. Герцог позволял ей немного отдохнуть на его бедрах. Постепенно она начала испытывать странное, но приятное ощущение. Она возненавидела себя за эту неожиданную слабость, но ничего не могла поделать с собой. Мужское вторжение в ее тело больше не казалось таким позорным и болезненным.
     Она не могла этому поверить, но была близка к оргазму. Ее палач входил и выходил все быстрее, она услышала его судорожное дыхание, переходящее в тяжелый стон. В ней росло желание, и к кому? К Чезаре Борджиа, который бессовестно отважился подвергнуть ее жестокому унижению. Его тело несколько раз дернулось, а затем она
     разочарованно почувствовала, что он прекратил движения. Когда он поднялся на ноги, она ощутила боль.
     - Ну как, моя гордая графиня? - спросил он, довольно улыбаясь.
     Катарина молча отвернулась. Как ему сказать, что она хочет продолжения этой пытки? Она не помнила, чтобы когда-либо раньше ощущала столь острое наслаждение, которое не смогла усмирить даже адская боль.
     Герцог пошел в угол и возвратился с кнутом на короткой ручке и дюжиной узких плетей. Глаза графини расширились от ужаса, а в горле перехватило дыхание. Неужели этот человек не пощадит ее?
     Женщина прижалась к колесу, готовясь принять новые мучения. Она услышала свист плети, но ничего не случилось. Он просто мучил ее. Наступила тишина. Она закусила губу и ждала. И вдруг плеть вонзилась в ее тело, она вскрикнула от жалящей боли и еще сильнее прижалась к колесу. Он стегал по спине, ягодицам, бедрам. От боли она прикусила язык, из глаз потекли слезы. Страшно подумать, но это были слезы желания. Когда ее мучитель на минуту остановился, она почувствовала сладкую боль между ног. "Господи, неужели это я оказалась на такое способна?" - мучила себя вопросом Катарина.
     - Мадам, теперь вы видите, что значит быть рабом?
     - Возьмите меня, - хрипло прошептала она.
     - Так ты, оказывается, мазохистка! - изумленно воскликнул Чезаре. - Трудно поверить, что у тебя еще остались силы на любовь.
     Он развязал ее, и она упала на живот. Он медлил. Графиня подняла на него заплаканное лицо. В ее взгляде сквозило страстное желание. Чезаре помог ей подняться. Если бы граждане увидели сейчас свою высокомерную тиранку!
     Она прижалась к нему мягкой плотью бедер, живота и грудей, стала о него тереться, и он снова почувствовал возбуждение. Боже мой, думал он, эта женщина создана только для одного! Она все-таки прекрасна, эта графиня. Как естественно она отдается чувству! А Катарина не могла больше терпеть пожирающее пламя внутри себя. Она сжала бедрами его бедра, и молча упала на своего мучителя, забыв о боли. Его снаряд все расширялся, штурмуя ее пещеру. Это было больно, чудесно, ненавистно, это было необходимо, чтобы не умереть. Сейчас только одно имело смысл - это мужская плоть, пожиравшая ее без остатка. Имя мужчины, который вознес ее на небеса, - Чезаре Борджиа, в его руках она почувствовала себя свободной и сильной. Она взлетает, это произойдет сейчас, сейчас... В порыве необузданной страсти она услышала, как участилось его дыхание, резче стали толчки, и вдруг горячая струя оросила ее недра. Изо всей силы вдавившись в него, она сжала бедра и, ощутив, как огонь внутри нее перерастает в громадный пожар, застонала в забытьи и упала обессиленно на Чезаре.
     Катарина успела подумать о том, что будет принадле-жать ему всегда, когда он этого захочет.


     Глава 17

     Все города, которые отказывались платить дань Святому Престолу, были покорены, и слава Чезаре Борджиа распространилась по всей Италии. Папа Александр VI сиял от гордости за сына. В его честь готовился грандиозный прием в Ватиканском дворце.
     Когда герцог вступил в город через северные ворота, воздух над семью холмами сотрясался громом ликования и салютом из пушек. Его величественная колонна вызывала благоговейный трепет. Впереди двигались повозки с трофеями, великолепно украшенные, за ними следовали колонны пехотинцев в боевой форме, ведомые трубачами в ливреях герцога и короля Франции. За ними на коне скакал Чезаре, окруженный охраной из пятидесяти кавалеристов с гербом Борджиа - изображением могучего быка. За герцогом гарцевали несколько тысяч кавалеристов с алебардами и знаменами. Замыкал колонну отряд трубачей, которые играли так громко, что могли бы своими звуками снести стены Иерихона. Рядом с Чезаре ехала встретившая его делегация, а чуть сзади на породистой лошади скакала графиня Катарина Сфорца-Риарио, преданная герцогу, как ординарец. Грохотал салют из пушек, на стенах собора Святого Ангела трепетали знамена.
     Хозяин Ватикана со слезами на глазах смотрел на приближающегося сына. Он вспоминал о крепком мальчике, который получил первый урок любви от сестры Лукреции. Совсем недавно падре в очередной раз наслаждался телом своей дочери, они провели бурную ночь, пока оба не иссякли, и Чезаре незримо участвовал в этом. Благодаря ему Лукреция потеряла девственность, стала такой желанной для мужчин. Этой ночью Чезаре сможет забыться со своей сестрой в постели - вознаграждение, достойное его славы.
     Святой отец наблюдал, как сын сошел с коня, а его воины выстроились за ним. Когда Чезаре начал подниматься по широкой лестнице в сопровождении кардиналов и послов, папа торжественно спустился в зал и сел на трон. Чезаре упал перед троном на колени. Когда Александр положил руку на голову сына, а затем обнял его, он подумал, как похорошел и возмужал его сын за месяцы ратной кампании. Лукреция будет очень рада брату, которого она боготворила.
      
     * * *
      
     С уходом армии Чезаре в Романье вскоре снова начались мятежи. Поступило сообщение, что город Фаэнца, пользующийся покровительством Венеции, вооружается и готовится объявить себя независимым от Святого Престола. После короткого отдыха Чезаре направился туда во главе армии. Дело шло к зиме, и он решил ограничиться блокадой, перерезав все пути к городу. Только глупец разбивает стены лбом. Время терпит. Он даже рискнул оставить войска, поручив командование помощнику, а сам в крестьянской одежде отправился в Сиену с намерением отдохнуть и поразвлечься. Повод был. Обычно в конце осени в селах Северной Италии устраивались состязания среда местных геркулесов и аполлонов в борьбе, беге и стрельбе из лука. В такие дни шумели карнавалы, балы, веселился народ. Герцог со своими дамами и свитой занимал почетное место на временной трибуне, с которой вручал награды победителям.
     Вот и теперь в свите герцога Альфарского Чезаре заметил привлекательную голубоглазую блондинку.
     - Кто эта дама? - спросил он одного из своих спутников, Россано Эрфреди.
     - Никогда раньше ее не видел, сир.
     - Кажется, она здесь единственная красотка, верно?
     - Да, сир, достойная внимания благородного человека, - осклабился Эрфреди.
     - Рад, что наши взгляды совпадают, - улыбнулся Чезаре. - Пойди и узнай все, что можешь.
     Чезаре повернулся к сцене, на которой сельский силач одолевал очередного претендента на чемпионское звание. Это был коренастый мускулистый человек, вероятно, кузнец. Своих соперников он без особых хлопот валил на землю. Силен, очень силен, подумал Чезаре, посмотрим, хватит ли ему сообразительности.
     - С ним опасно связываться,- шепнул слуга Чезаре.
     - Я знаю, как с ним совладать.
     - Если он начнет ломать вам кости, я пущу в него стрелу.
     - Не смей! Нас сразу повесят на ближайшем дереве. В ходе состязаний, в которых решил участвовать переодетый Чезаре, они с кузнецом одолели всех соперников и вышли в последний тур, где должны были встретиться в решающем поединке.
     - Сегодня должно быть очень весело, - сказал Чезаре другому помощнику. - Посмотри, сколько здесь прелестных женщин!
     - Да, сир, я уже решил полюбить четырех за ночь.
     - Ну и гурман ты, Энрико! Смотри, не сломай шею.
     - Главное - не сломать бы что-либо другое...
     - Я тоже гурман, Энрико, но выбрал только одну, -хохотнул Чезаре.
     - И кто же это, сир? - Вон та, на трибуне, светловолосая.
     Энрико устремил взгляд на трибуну, где восседала местная знать.
     - Я тоже ее приметил, - вздохнул он. - Но, возможно, это дочь герцога. Орешек не по зубам.
     - Чем больше птичку стерегут, тем сильнее она хочет вырваться на свободу,- сказал Чезаре ухмыляясь. В этот момент возвратился Россано с приятным известием.
     - Сир, ее зовут Доротея. Она жена Джанбатисты Караччоло, капитана пехоты венецианской армии. Она здесь в гостях у герцога и герцогини Альфарских.
     - А муж, где он?
     - В Венеции,сир.
     - Спасибо, Россано, я сохраню для тебя подвязку этой дамы за твои труды.
     Шутка понравилась, раздался взрыв хохота, который сразу стих, как только глашатай объявил, что кузнец готов к последней схватке.
     - Может, я выступлю против него, сир, - предложил Россано Эрфреди - Он просто грубый нахал, я скорее сломаю ему пару костей, чем вы.
     - Да, сир, - добавил другой помощник, - позвольте кому-нибудь из нас сразиться против него. Вам не стоит с ним связываться.
     Чезаре рассмеялся.
     - Не беспокойтесь, друзья. Мне как командиру быть трусом не при :тало.
     На глазах у нескольких тысяч человек борцы сблизились, но не настолько, чтобы схватиться. Они ходили по кругу, оценивая друг друга. Потом кузнец, прошлогодний чемпион, жаждавший быстрой и яркой победы, бросился вперед. Чезаре схватил его за кулак, не обращая внимания на его другую руку, которая победоносно устремилась к его шее, и резко крутанул его. Чемпион потерял равновесие и упал на спину. Не зря у Чезаре в юности был тренер-турок. Он быстро применил прием, обхватив соперника за шею. Когда по команде судьи Чезаре освободил кузнеца, тот медленно поднялся, потирая шею. Он решил, что произошла чистая случайность. Какой-то нахальный чужак просто застал его врасплох, теперь надо скорее проучить его. Он снова бросился вперед, схватился за протянутые вперед руки и с ужасом понял, что ничего не может поделать: руки соперника были крепкие, как стволы пушек. Так они стояли несколько секунд, вцепившись друг в друга. Потом кузнец сумел толкнуть Чезаре в сторону, тот качнулся, как будто потеряв равновесие. Чемпион попытался по-медвежьи схватить его за шею. Но внезапно Чезаре выпрямился и нанес сопернику болезненные удары по лодыжке и в подбородок. Кузнец снова упал ня спину. Друзья Чезаре ликовали, пораженная толпа безмолвствовала.
     Чезаре придавил коленом грудь соперника, обеими руками схватив его за шею.
     - Лежи спокойно или я тебя задушу. - прохрипел переодетый герцог.
      Судья считал медленно, будто не верил, что чемпион так легко сдался. Чезаре встал, а его соперник лежал без движения Нс конец, он с трудом поднялся и ошарашенно взглянул на победителя.
     - Кто этот человек? - с восхищением в голосе поинтересовалась Доротея Караччоло.
     - Не знаю, - равнодушно ответил герцог Альфарский. Наверное, какой-то местный простолюдин.
     - Он не похож на простолюдина. - Доротея поняла лукавство герцога: старик давно пытался соблазнить ее.
     - А как он красив по сравнению с этим чудовищем, -добавила Доротея - Любая женщина была бы счастлива иметь такого мужчину.
     Герцога охватил приступ зависти и гнева. Завтра она уезжает. О Боже! Его жизнь стала бы раем, если бы она ему досталась. Единственный шанс - сегодня ночью...
     В обязанности герцога входило вручение призов - маленьких серебряных кубков, бочонков вина и увесистых окороков. Победители в ожидании наград уже стояли возле трибуны. Чезаре был среди них. С замиранием сердца он встретил взгляд Доротеи и улыбнулся. Она отвела глаза. Ах, да он же простолюдин, и ему не пристало ухаживать за женами венецианских капитанов.
     Наконец, Чезаре очутился перед герцогом и его прелестной гостьей. Какой прекрасной партнершей она была бы на карнавале! Герцог вручил победителю два кубка -за борьбу и стрельбу из лука, а также окорок и бочонок вина.
     - Скажи мне, ты не из этого села? - с притворной любезностью поинтересовался он.
     - Нет, ваша светлость. Я пехотинец из армии герцога Валентинского, нахожусь в отпуске.
     - Да вы еще и говорите складно, - вмешалась Доротея, откровенно любуясь мускулистым телом Чезаре, его руками, красивым волевым лицом.
     - А вы думали, что я немой, синьора? - спросил он. Герцог Альфарский хотел что-то сказать, но Доротея опять перебила его.
     - Нам просто интересно, может ли такое прекрасное тело увенчаться хорошими мозгами.
     - Такие случаи редко, но бывают, - улыбнулся Чезаре. - Вы, синьора, лучшее подтверждение этому.
     - Как ты, холоп, смеешь... - побагровел герцог, но Доротея схватила его за руку и улыбнулась Чезаре:
     - Благодарю тебя за приятные слова. Я слышала, герцог Валентинский тоже очень сильный человек. Интересно, смог бы он тебя победить?
     - Синьора, его светлости я обязан всем, что знаю и умею, - ответил Чезаре с поклоном. - Лучшего человека нет на свете. А теперь я хотел бы в знак дружбы передать бочонок вина и окорок жителям села.
     Великодушие пришельца еще сильнее разозлило герцога, он попробовал возразить, но его слова потонули в возгласах одобрения.
     Чезаре поклонился герцогу и герцогине, затем - Доротее, которая по-прежнему проявляла к нему интерес.
     - Очаровательный парень, - тихо сказала герцогиня. - не похож на крестьянина.
     - Да, не похож, - согласилась Доротея. - Здесь есть какая-то загадка.
     Наступила ночь. В небе сияли звезды, а в центре поля полыхал громадный костер, на котором жарилась туша быка, подаренного, как это было заведено, герцогом Альфарским. Сам герцог поливал тушу жиром под одобрительные шутки знатных людей. Поодаль от толпы стояла Доротея, не сводя глаз с Чезаре. Ей уже не хватало общества мужчины во время затянувшейся поездки. Жаль, что славный борец не входит в окружение герцога. Заметив, что он улыбается ей, она улыбнулась в ответ.
     - Мясо готово! - крикнул герцог.
     Зажаренную аппетитную тушу вмиг разнесли по куску. Угощение запивали молодым вином. В это время над селом взвилась петарда, разбрасывая по темному небу разноцветные огни. Толпа бурно приветствовала начало праздника.
     Чезаре с трудом пробился поближе к Доротее. Наконец, они оказались рядом. Он взял ее за руку и повел вдоль узкой улицы. Свернув в темный дворик, он прижал ее к себе и страстно поцеловал в губы.
     - Кто вы? - прошептала она.
     - Чемпион по борьбе и стрельбе из лука во владениях герцога Альфарского, - ответил он шутливо.
     - Вы не похожи на пехотинца, и слог у вас прекрасный. Чезаре отступил на шаг, поклонился и тихо сказал:
     - Позвольте представиться: герцог Валентинский. Она удивленно подняла брови.
     - Об этом можно было догадаться! Недаром говорят, что он самый красивый мужчина в Италии. Чезаре страстно поцеловал ее в губы.

страницы: 1 2 3 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Воскресенье 18.11.2018 07:28