http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказЛюбимая собака (главы 1 - 6)
автор: Павел П.
тема: зоофилы
размер: 51.66 Кб., дата: 26-02-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2 3 [След.]

     Юля покраснела, осознавая что сейчас ее мог видеть любой человек, случайно выглянувший из здания напротив.
     "Андрей! Пожалуйста! Остановись, нас мог увидеть."
     Однако, его смелые руки продолжали ласкать ее попку. И изголодавшаяся по мужской ласке, Юлина промежность начала отвечать. Казалось что ее влагалище заполыхало огнем, чувство было знакомое, но во много раз сильнее.
     Ее ягодицы, ее промежность, ее покалывающий низ живота, казалось были заполнены электричеством. Она не могла вспомнить ничего такого восхитительного происходящего с ней.
     "Пожалуйста..." - ее голос был тих, поскольку приятная слабость охватила все ее тело, - "Хватит..."
     Он поцеловал ее в шею.
     "Ладно, но с одним условием"
     "Каким?"
     Давай уйдем в кустарник за сценой, и там продолжим." - голос его был смел и уверен в себе.
     "О... Хорошо" - казалось она совсем не понимала где находиться и что делает.
     Андрей резко прекратил ласку, и схватившись за руки, они побежали за сцену.


     Глава 3

     Оказавшись прикрытыми густыми кустами, Андрей снова стал целовать ее. Вспыхнувшее внутри Юли чувство, заставило ее обхватить его плечи, сильно прижимая к себе.
     Она вернула его поцелуй, с пылким желанием, ее собственный язык стал облизывать его губы и язык.
     В этот момент, Андрей, снова сунул свою рук ей под юбку.
     "О! Ааххххххххх!"
     Не позволяя их ртам разъединиться, он стал нежно гладить внутреннею сторону ее мягких бедер, постепенно забираясь все выше и выше.
     "Нет.. о! Ты не должен!" - Она говорила это зная, что остановка происходящего была бы самой последней вещью, которую она хотела.
     Но возражать было бесполезно. Его рот захватил ее снова, и она не могла сопротивляться этому ужасному инстинкту. Она сосала его язык, и в ее воображении он был членом, подобным тому, что был у ее отца.
     Андрей полностью контролировал ее, его палец сдвинул в сторону ее белоснежные трусики, и нащупал небольшой разрез между ее ногами.
     О мой Бог, она почувствовал толчок его среднего пальца внутри своей напряженной киски, и это было так прекрасно ... боже помоги мне.
     Всякое сопротивление с ее стороны исчезло, руки Юли обхватили его голову. Его палец, наталкивающийся на ее мягкие половые губы, был вознагражден потоком теплой влажности, которая просачивалась из Юлиного влагалища. Она мягко вздохнула через приоткрытые губы, и закрыла глаза. Я обречена, подумала она. Он получит меня теперь.
     Его опытный средний палец работал вокруг сырой теплой плоти ее киски, в безумном темпе. Она чувствовала, себя так, будто она тонет в водовороте самого чистого чувственного желания. Она никогда прежде не испытывала ничего подобного в своем молодом влагалище. Ее язык лизал внутреннею часть его рта с дикой потребностью.
     Рука Андрея полностью исчезла под ее трусиками. Четыре его пальца уверенно ласкали изгибы ее сексуально-голодной промежности, каждым своим движением вызывая у Юли вспышки тепла, ладонь его лежала на ее лобке, прижимая редкие, светлые, паховые волоски, а средний палец почти полностью скрылся внутри ее влагалища.
     "О нет, не надо," - она задыхалась на мгновение, оторвавшись от его сладких губ. Но это было лишь на секунду, поскольку он улыбнулся ей той привлекательной мужской улыбкой, от которой она ,будто загипнотизированная, опять припала к его рту.
      
     Я обречена теперь, снова подумала. Совсем обречена...
     И это было бы действительно так, если б не внезапно раздавшееся, грозное рычание их овчарки...
     "Джек!" - Она отодвинулась от задыхающегося Андрея.
     Их домашний пес с негодованием смотрел на ее брата, и в его глазах таилась угроза. Палец мальчика выскочил из пропитанной страстью Юлиной киски. Несколько капель ее вагинальной жидкости, у него на руке, блеснули на солнце.
     "Эй, иди домой!" - Окрик Андрея был сердит, но собака проигнорировала его - "Что тебе здесь надо?!"
     Пользуясь тем что он отвлекся, Юля быстро выскочила из кустов, на ходу поправляя юбку.


     Глава 4

     Рыдающая Юля, что есть сил бежала домой, она хлопнула дверью подъезда и быстро поднялась на свой этаж. Просто чудо, что она не встретила никого знакомого по дороге. Родителей дома не было, отец на работе, а мать хотела пойти по магазинам, поэтому молодая блондинка, своим ключом открыв дверь, проскользнула в темную прихожею.
     В ванной, она сполоснула свое лицо и взглянула на себя в зеркало, висящее над шкафчиком с лекарствами. Ей было стыдно, то что произошло в парке...она вела себя ужасно. Но так или иначе, как только палец Андрея попал в ее киску, она сразу же потеряла контроль над собой. Его рука, ласкающая ее клитор, эту кнопку удовольствия, превратила ее в беспомощного раба. Но боже, как это было прекрасно.
     Ооох, если только ее родители узнают про то что она позволила своему двоюродному брату, так трогать себя. Наверняка разразиться скандал, и они будут стыдить ее. Она не вынесет этого.
     Обезумевшая и задыхающаяся, от чувств двенадцатилетняя школьница прошла в свою спальню, где быстро разделась. Бросив школьные вещи на стул, она голой прошла в душ, где включила воду на максимальный напор. Позволяя жестким струям воды бить в свое молодое тело, пытаясь избавиться от волнения которое она чувствовала, когда Андрей, засовывал свой палец, ей между ног.
     Ее руки сильно сжали грудь, поднимая ее так, чтобы тонкие струи воды разбивались, о розовые ореолы вокруг ее сосков. Растревоженная мужской лаской, ее грудь была чувствительна как никогда. Юля продолжала сжимать одну грудь рукой, пока не почувствовала боль, опустив другую руку себе между ног. Она нащупала выступ клитора, и стала быстро тереть его пальцами. Пришедший оргазм был резок, Юля громко вскрикнула, ее шея выгнулась, а лицо неузнаваемо исказилось. Она медленно съехала по стене душевой на дно ванны.
     Выключив воду, и все еще тихонько всхлипывая, девочка снова прошла в свою комнату, и упав на кровать, зарылась лицом в подушку. Она лежала так пока не услышала царапанье во входную дверь. Не замечая того что она полностью обнажена, Юля прошла в коридор и открыла дверь, впуская Джека в квартиру. Не глядя на нее собака пробежала в ее спальню.
     "Джек! Почему..."
     Юля села на кровать, а овчарка улеглась на свой коврик в углу ее комнаты. Услышав свое имя пес взглянул на нее, по смешному наклонив голову.
     "Джек, хорошая собачка, откуда ты там взялся?"
     Вскочив на лапы, собака бросилась к ней, пытаясь лизнуть свою хозяйку в лицо. Засмеявшись, она схватила его за морду, пытаясь отодвинуться от его мокрого языка. Джек подпрыгнул, ложа свои передние лапы на белые бедра своей молодой хозяйки. Щекотка его шерсти на чувствительной коже ее ноги приятным эхом отозвалось у ней в промежности. Извернувшись в Юлиных руках, пес лизнул ее голые груди.
     "Джек!, фу!" - инстинктивно она натянула тонкое покрывало, пытаясь прикрыть свою уязвимую грудь. - "Что это ты задумал?"
     Сексуальное возбуждение, совсем недавно начавшее затихать в ее теле, возникло снова - вызванное горячим, влажным языком немецкой овчарки. Ее первым чувством был страх. Но кого ей было пугаться, Джека, которого она еще щенком таскала на своих руках.
     Конечно нет. Ведь это был всего лишь Джек, ее любимая овчарка. И было глупо стесняться его, будто это человек. Юля отпустила край покрывала, позволяя ему сползти, открывая ее грудь. Джек никогда не сделает ей ничего плохого.
     "Иди сюда, хороший," - сказал она нежно собаке, и когда та подошла, ласково обхватила его за шею, - "Ты спас Юлю, там в парке? Да?"
     Его большие карие глаза смотрели на нее так, будто но понимал каждое слово произнесенное ей. Джек снова попытался лизнуть ее лицо, девочка не сопротивлялась.
     "Мой герой!" - она улыбнулась, вспомнив как он спас ее от приставаний двоюродного брата. Точно как в сказке, где принц спасает принцессу из лап дракона, только здесь все было наоборот.
     Улегшись на кровать, Юля стала рассматривать своего пса. Поставленные уши, настоящая "мужская" морда, очень симпатичная. Его длинный красный язык болтался, вывалившись из пасти, слюна капающая с него скапливалась на простыне, и для двенадцатилетней девочки это не было не приятно. Ей казалось это довольно сексуальным. Она взглянула в его прекрасные глаза. Что они видели, когда смотрели на нее? Ее недавно созревшею грудь, ее длинные светлые волосы? Только ли хозяйку, которую он обожал? Или нечто большее?
     Юля вздохнула. Хорошо, что Джек был рядом с нею. Одной рукой она обхватила свою напряженную грудь, и посмотрела вниз, на затвердевающие соски, в окружении розового ореола, покрывающегося пупырышками. Это было приятно, когда Джек лизнул ее в груди, она должна была признать это. Никто никогда не делал этого раньше. Это было почти так, как будто это было то, что они ожидали ..., целовать, сжать и возможно даже причинить им боль.
     Двенадцатилетняя кокетка снова посмотрела на Джека и улыбнулась.
     "Ты любишь меня, Джеки? Конечно, я знаю что любишь. Знаешь, папа никогда не лизал мою грудь, он даже не видел меня голой. Но я все равно люблю его, и почему же он не может любить меня? А, Джек?"
     Джек издал звук согласия.
     "Ну, хоть ты то, меня понимаешь."
     Она опустила свои пальцы вниз, в ее молодую киску в попытке мастурбации стереть, мысли о происшедшем в парке, и вспомнить об своем отце.
     "Смотри Джек, когда я помещаю пальцы себе между ног, и тру там, представляя себе папу, это доставляет мне огромное удовольствие."
      Она приподняла одну ногу и позволила двум своим пальцам закрасться внутрь ее молодого влагалища.
     "Когда я делаю так, я думаю о большом папином члене. Как он скользит внутри меня. И это наверно действительно потрясающее чувство."
     Она захихикала и поместила свою руку ко рту, пробуя свои выделения на вкус. Ее, странно возбуждало, говорить, подобные грязные вещи своей собаке.
     Двенадцатилетняя блондинка посмотрела на своего домашнего пса. Сколько же он понимал, из того что она ему говорила.
     Юля вздохнула от увеличивающейся чувствительности своего тела. Было очень приятно находиться здесь и играть с собой, на глазах у Джека.
     "Он не трахнет меня, папа никогда не трахнет меня, Джек! Мне кажется он не замечает меня, я даже пробовала сесть ему на колени, недавно, но он согнал меня.
     "Если б я только могла погасить это пламя. Черт возьми, это убивает меня. Если б ты, мог мне помочь. Только не знаю как, ведь ты собака."
     Будто что то услышав в ее словах, Джек стремительно вскочил на кровать, и подошел к ней, смело поставив свои передние лапы у нее между ног. Он дважды гавкнул, и завилял хвостом.
     "Что, милый," - девочка почесала его за ухом - "Что ты хочешь мне сообщить."


     Глава 5

     Привлеченный запахом ее выделений, пес наклонил голову.
     "Джек! Нет! Нет! Не делай этого!"
     Юля попробовала отодвинуть его голову от себя, но внезапно, его длинный красный язык выскочил подобно ящерице и хлестнул по покалывающему разрезу ее киски, от ее крошечного заднего прохода до самого клитора!
     "ОХХХХ! ДЖЕК!"
     Ее голова упала назад с задыхающимся стоном. Ее восхитительная немецкая овчарка пыталась поудобнее улечься, между ее белых, широко раздвинутых ног. Юлины руки обхватили его уши, но вместо того чтоб оттолкнуть его, казалось, они тянули его ближе. Внезапно испуганная, молодая блондинка почувствовала, что его теплая морда вызвала такой поток выделений, из ее возбужденного влагалища, который она не получала никогда, да еще так быстро. И затем холодный нос Джека потерся о ее невыносимо саднящий клитор, а его горячий язык стал облизывать ее промежность, время от времени попадая на ягодицы.
     "О Джек ... о, Любимый ... Ты не должен ... о нет ..., пожалуйста не делай ..., это неправильно ... о Боже ... о Боже ..."
     Но протесты молодой девушки, быстро ослабли, до такой степени, что она сама могла их едва слышать. Быстрый натиск его толстого, влажного языка, между теплыми мягкими сгибами ее промежности были подобны пламени сжигающего сухую бумагу. И она не хотела чтоб он останавливался.
     Но это неправильно! Ее мозг кричал в ее замученной голове. Я должна заставить его остановиться. Я должна заставить его уйти. Но как я могу это сделать?
     В то время как одна половина ее сознания осознавала какую неправильность она совершает, другая же половина, кипела от юного желания, которое так ждало, этого проникновения, в свою пламенную промежность. Чувство языка, ее немецкой овчарки лижущей по щели между ее ногами , это было просто прекрасно. Она закрыла глаза, позволяя своему одурманенному мозгу уйти от обдумывания моральные сторон данной ситуации, пытаясь полностью отдаться удовлетворяющему чувству, сырого теплого языка, так непристойно, ласкающего вокруг ее девственной киски.
     Потрясенная молодая блондинка задохнулась от внезапного вхождения наконечника языка Джека в ее мягкий, влажный вагинальный проход Инстинктивно ее промежность дернулась вверх с первым электрическим разрядом, в ненамеренной судороге восхищения. Ее вагинальный проход заключил контакт, сжимаясь и разжимаясь вокруг его толстого гладкого языка, который погружался все глубже и глубже внутрь ее влагалища, а затем выходил назад. Ее дыхание, стало сбиваться, и она начала задыхаться, поскольку собака начала двигать языком все быстрее, внутри ее отверстия. Дрожь самого чистого восхищения, пробежала волной по ее промежности. Она чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Она могла только мечтать об подобном. Ничто в мире, казалось, не существовало, кроме ее промежности и талантливого языка собаки.
     Язык большой немецкой овчарки снова и снова погружался в лоно своей хозяйки..., облизывая, сгибы ее киски, как будто они были почтовые марки. Крики молодой девушки были длинны, и больше похожи на непрерывный стон, поскольку ей казалось, что ее тело подвергается разрушающему мозг удовольствию, которое Юля никогда не испытывала.
     Джек вытащил свой язык из гладкого, влажного прохода ее девственного влагалища, и принялся облизывать небольшой, напряженный, зародыш ее клитора вызывая у Юли крики наэлектризованного экстаза, искажающего ее лицо. Она корчилась и изгибалась в непристойном танце желания, полностью отдаваясь этому возбуждающему чувству, которое не требовало никаких извинений и никаких объяснений, просто животный секс, с которым нельзя бороться.
     "Оооооох, оохххх, любимый, о любимый..." - она выла, ее плоть и сознание, полностью потерялись в приливе чувств источником которых была ее горящая молодая промежность.
     Ее киска была похожа на цветок, распускающийся все шире и шире, между ее ногами, увеличивающийся с каждой секундой. Ее сок тек уже настоящим потоком, будто в дамбе образовалась трещина, струйкой стекая вниз, по внутренней стороне ее бедер, образовывая липкую, молочного цвета, теплую лужицу под ее ягодицами.
     Юля чувствовала, как задыхается все сильней, и казалось что этому не будет конца. Пылающий огонь желания в ее влагалище становилось все больше, подобно воздушному шару, надувшемуся до предела и почти готовому разорваться.
     И похоже она собиралась кончить! Она была уверена в этом! Наконец! О Боже, наконец!
     Но Джек, так или иначе тоже ощущал это, ее волнение, передалось и на его гениталии. Он любил свою хозяйку, и он распознал ее потребность, она хотела, чтоб он лизал теплые, сырые сгибы ее открытой киски.
     Но теперь собака поняла кое-что еще... то, что блестящая щель, которую он облизывал между ее дрожащими ногами, была такой же сырой, горячей дыркой, в которую он трахал сук на улице. Он понимал это не сознанием, а скорее он чувствовал это в своим животным инстинктом, который начал производить сперму и заполнять его член, нагретой, жаждой, кровью. И Джек поднялся, заинтересованный подходом к влажной, дрожащей киски Юли. Длинный, толстый член Джек болел с инстинктивным нетерпением, от желания погрузиться в пределы границ влагалища молодой девушки.
     Его яростное облизывание, ее промежности, немного замедлилось, однако Юля, еще не знающая о том, что происходит, продолжала стонать от агонии чувств. Ее ноги лежали открытыми, под тупым углом, не представляя никакого сопротивления к подходу члена ее любимой овчарки.
     Продолжать пододвигать свой член к ее влагалищу продолжая лизать ей между ног, не представлялось возможным, поэтому морда собаки стала медленно подниматься. Его язык переместился в ее редкие, золотистые, паховые волоски, затем он был уже в нижней стороне одной из ее полных, напряженных грудей, пробегая по высоко вставшему соску.
     Юля задыхалась поскольку она чувствовала язык собаки, влажно гуляющий по ее горячим грудям. Шар огня в ее промежности все увеличивался. Ее руки инстинктивно обхватили плечи собаки. Джек всегда позаботился о ней. Он любит ее; она любит его. Она принесла его еще щенком ..., но кто бы мог подумать, что придет день, когда он оближет ее влагалище так непристойно, подобно этому? Боже! Она надеялась, что он никогда не остановился.
     Она чувствовала его мягкий, гладкий мех, под своими руками, его язык, лижущий, на всем протяжении ее пульсирующих грудей, по ее горлу и шее... и наконец его язык попал в ее рот!
     Если поцелуй Андрея лишь возбудил ее, то чувство огромного, горячего, влажного языка Джека, затопляющего ее открытый и задыхающийся рот, было чистым безумием. Она думала о себе как о суке, ее ноги, переместились, чтобы обернуть себя вокруг его бедер... как внезапно, кончик члена ее любимой собаки, раздвинув ее напряженные половые губы, проник внутрь ее тела...
     О мой Бог! Он делает это со мной! О мой Бог ...
     Но теперь, она была бессильна, беспомощный раб этого секса, над которым полностью доминирует мастерская техника этой красивой овчарки, которая совсем недавно была лишь ее домашним животным, но теперь становилась ее любовником! Ее рот был прижат к его, и она с жадностью сосала его длинный животный язык, который вторгался в ее задыхающийся молодой рот. Это было не похожее, ни на что в мире, удовольствие. Стонущая блондинка, с головой, ушла в море чувств, катаясь на его волнах. Это было больше чем счастье, больше чем радость; Это было подобно тому, как будто целая вселенная открыла для нее весь свет своих звезд. Жизнь до этого момента, не имела никакого значения, ее настоящая жизнь началась только сейчас.
     "Джек... О, Джеки.... Любимый... ммммммм...."
     Сужающийся, заполненный кровью, кончик его члена, проник в упругое, напряженное отверстие ее влагалища, и стал медленно погружаться внутрь. Джек задыхался, его светлое гладкое тело продвигалось вперед, раздвигая мягко вьющиеся берега ее редких лобковых волос. Он смотрел вниз на свою золотоволосую хозяйку, со сверкающими жаждой глазами, которая с безумной страстью, сосала его язык. Небольшие, сырые губы ее киски заключили контакт и напряглись, вокруг его члена.
     Животное, пристально, смотрело вниз, на белизну и чистоту, тела своей хозяйки. Ее бедра, с обеих сторон, с жадностью обернулись вокруг его пушистого тела, сильно прижимаясь к его задней части. Кончик его поднимающегося члена легко проник, через неосновательную охрану ее промежности.
     Когда суженный конец, звериного, члена Джека, сначала коснулся, натянутой мембраны, ее девственной плевы, Юля подумала, что она умрет от боли. Но уже в следующий момент, его толстый член разрывал ее, и стремительно двинулся вверх, к самому концу ее канала. Об ощущениях, которые она сейчас испытывала вагинальными мускулами, она не могла даже мечтать. Она никогда и не думала, что ее первый секс, мог быть таким замечательным.
     Боль, от разрыва, была не так сильна, как она ожидала. В момент разрыва ее плевы, Юля, лишь негромко вскрикнула от боли. Гладкий, сужающийся член Джека, был совершенно идеальным средством, для лишения ее девственности.
     "Ммммммм", - она стонала, активно работая бедрами вокруг его конца плоти, дающего удовольствие - "Милый, я люблю тебя."

страницы: [Пред.] 1 2 3 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Понедельник 22.01.2018 07:10