http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказВоздушные шарики не заклеивают!
автор: Зигмунд
тема: романтика
размер: 59.37 Кб., дата: 11-02-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2 3

     Она была уже взрослой девушкой и мама ей все рассказала. Это было вечером того дня, когда у нее впервые была менструация. Рассказала ей мама и о их родовом проклятье. Оказывается, что до 5-го колена по женской линии у всех женщин одна проблема - очень мягкая и тонкая девственная плева. В первую брачную ночь мужчины этого просто не замечают, и нет никакой крови. Поэтому Дженнифер должна научится делать, как придумала ее бабушка, и чему она научила маму и 6-рых ее сестер. Это все написано в этой книжице. В книжке ровным письменным почерком (Дженни с трудом прочитала) был изложен длительный курс упражнений по развитию мышц влагалища и правильному применению полученных знаний. Также бабушка завещала своим наследницам девушкам носить хотя бы один длинный ноготь и держать его острым, чтобы в эту ночь, под любым предлогом себя там порезать. Дженни честно всему обучилась и не поняла одного, зачем тогда хранить девственность, если дефлорацию она может симулировать в любом случае. Но задавать этот вопрос маме она не стала, была уже ученая.
     Кузен (на самом деле по крайней мере 5-тиюродный брат, если по русской системе) Чарли, был с Дженнифер одного возраста, но почему-то всегда считал себя главнее, умнее и умелее во вех детских играх. Вот и тем летом, когда они с его младшей сестрой приехали к ним на ферму, стал задаваться и рассказывать как он "делает лежку". Дженни было неприятно его слушать, больше всего потому, что было ясно, что он врет, и максимум, что у него было это один трах.
     И это было правдой. Папа однажды задержался в кабачке на работе, позвонил домой, и сказал жене, чтобы заехала за ним. Жена пекла пироги и пыталась объяснить это своему изрядно выпившему супругу. Он ничего не понял. Мама уже вымыла руки от теста, сняла с полочки ключи от своей машины, и собиралась выходить, когда в дом зашел Чарли, вытирая перепачканные машинным маслом руки - чинил свой четырехкубовый (в дюймах) мотоцикл.
     - О! Чарли! Ты ведь уже водил папину машину? Вот и отлично, отвези его домой, пожалуйста. Они в "Веселой Индейке" с дядей Чаком и дядей Джоном. Знаешь где это?
     Чарли очень проникся ответственностью и очень аккуратно ехал, соблюдая все правила, и проявляя уважение ко всем пешеходам и собакам. Конечно, он не мог не остановиться возле голосующей девушки. Он опустил стекло, перегнулся через правое сидение и как только умел вежливо спросил:
     - Вас куда подвезти, мисс?
     "Мисс" просто всхлипнула от умиления:
     - Ой, какой хорошенький! А сколько вам лет, мистер?
     - 16, - смело накинул себе 2 года до сих пор ничего не подозревающий Чарли.
     - Ну, поехали, - "мисс" уселась на переднее сиденье. - Ради такого случая могу и бесплатно.
     Чарли не понял, кто кому оказывает услугу, денег он брать не собирался все равно. Что он, таксист, что ли. Он завел мотор и потянулся к ручке передач.
     - Ты куда? - Положила свою руку на его "мисс".
     - Куда скажете, мисс, туда и отвезу, - недоуменно ответил Чарли.
     Проститутка от души хохотала минуты 2. Чарли не знал куда деться от стыда, сбежать он не мог, потому что машина была даже не его, а мамина.
     - Ой, извини меня, мальчик, - едва отдышавшись, сказала проститутка. - Я никуда не собираюсь ехать. Я, как и все остальные девушки на этой улице, проститутка.
     Чарли это уже понял, но она продолжала:
     - Это женщины, которые делают любовный акт за деньги. Знаешь?
     Чарли кивнул.
     - Я вижу, ты хороший мальчик. Хочешь попробовать? Как я обещала, денег не возьму.
     Чарли задыхался и потянулся рукой к надетому ради такого торжественного случая галстуку. Проститутка поняла это по-своему.
     - Ну, и молодец. Только рубашку можешь не снимать.
     Она привычным жестом нащупала рычажок сбоку кресла, откинула его и расстегнула надетую на голое тело косуху и запашную юбку.
     Сама же расстегнула Чарли штаны и надела презерватив. Чарли быстро вошел во вкус и очнувшись понял, что лежит на молодой голой женщине, сосет ее грудь, а она обнимает его голову и ласково поет колыбельную песенку:

     Спи, детка, спи.
     Твой папа пасет овец.
     Твоя мама трясет дерево грез,
     И на тебя падает маленький сон.
     Спи, детка, спи.

     Чарли поднял голову, посмотрел своей "мисс" в лицо и увидел, что она плачет. Она подняла Чарли с себя и так же ласково спросила:
     - Как тебя зовут, детка?
     - Чарльз, сэр. Ой, сэр Чарльз. Тьпфу, Чарли, ммммисс.
     Она улыбнулась ему.
     - Бай, сэр детка Чарли, - и вышла из машины.
     То, что фак (т) на самом деле имел место, отрицать самому себе было невозможно. Но поскольку никаких деталей Чарли не помнил, он додумывал их самостоятельно, увеличивая с каждым рассказом свой половой опыт.
     Дженнифер надоело слушать всю эту чушь, она раз ляпнула:
     - Хочешь, по-настоящему научу трахаться?
     - Ты? Меня? Научишь? Ну, я могу посмотреть, чему тебя в деревне научили, конечно. Посмотрим, как мне это понравится.
     Водилось такое за Дженни, скажет что-нибудь, и уже поймет, что фигню сморозила, но будет стоять на своем до последнего. Чтобы действительно утереть нос задаваке она спросила:
     - Ты в какой позиции хочешь делать сношение?
     - С тобой ... Ну, пожалуй, "ты стоя я сзади".
     - Пошли на сеновал.
     На сеновале Дженни свалила вниз два блока сена, поставила друг на друга, повернулась в Чарли с усмешкой глядя на него сняла сначала джинсы, аккуратно их сложила, покрутив кругленькой попкой в белых трусиках. Потом сняла и трусики. Пренебрежительно бросила:
     - Что, мне и тебя еще раздевать?
     Чарли был готов быстро.
     - Ну, показывай эрогенные зоны, петтинг, куннилингус и клиринг-лизинг-инжиниринг.
     Потом презрительно посмотрела на Чарли и добавила:
     А может, у тебя эрекции нет?
     Что-то из его экспромта Дженни даже понравилось.
     Как мама и говорила, ни она, ни Чарли не заметили, что Дженнифер перестала быть девочкой. Но уроки покойной бабушки не пропали даром. Когда Чарли был почти готов (как это определять бабушка тоже описала, причем весьма цинично), она сжала этим местом его член так, что бедняга чуть не упал от неожиданности. Даже если бы и упал, не долетел бы до земли, Дженни неплохо накачалась.
     С Заком у нее не сразу все сложилось. Они прошли через все стадии юношеской влюбленности, и Дженни показала ему бабушкин фокус.
     Зак на самом деле поверил. Он имел опыт порчи девок.
     Но каждый раз Дженни это делала, преодолевая свой стыд, особенно, когда Зак допускал вольности. По настоящему смогла отдаться также честно, как Чарли в амбаре, только тогда на теплоходе. Природа никак не хотела отпускать свое дитя от себя.
     С Джеки она не подружилась бы сама, если бы им не досталась одна комната, но девочкам повезло и они стали подругами. Лишенная хозяйства, коров, уток и младших братьев Дженни выбрала объектом своей заботы и опеки Джеки. Избалованная своей единственностью, Джеки этого даже не заметила.
     Сейчас мама-Дженни должна была помочь доче-Джеки прекратить ее извращение, да и просто помочь по жизни.
     Но с Заком, все еще стыдясь иногда единственной в их совместной жизни лжи, Дженни привыкла чувствовать себя собой.
     - Зак, Джеки нужно помочь.
     - А, сейчас, - сказал Зак и бросился к выходу из пещеры.
     - Нет, посуду она помоет сама. Ей нужен мужчина. Молчи, я не закончила. Я давно смотрю за ней, я знаю, она хочет именно тебя. Зак, я знаю, что ты любишь меня, и я не боюсь ее. Я уверена, что ты меня не бросишь. Я прошу, пожалуйста, помоги ей.
     - Как?
     - Ты что, тупой? Уложи ее хорошенько, как ты делаешь это мне.
     - Дженни, я не могу. Ты - это ты. Джеки - это Джеки. Я просто не могу.
     - Я помогу тебе. Я не уйду, и буду смотреть на вас. Это не будет изменой.
     Зак от этой мысли почему-то возбудился. А Дженни продолжала:
     - Я видела, у нее появились плохие привычки, она может стать извращенкой. Тебе все равно, а она моя подруга!
     - Дженни, я ТЕБЯ люблю, тебя, дорогая!
     - Я знаю, Зак, знаю. Я тоже не хочу тебя отдавать, но помоги мне! Помоги Джеки и мне. Я тоже люблю тебя очень-очень много!
     Она уже висела у него на шее, он целовал ее и задирал джампер. Дженни была без трусов. Не долго думая, Зак расстегнул шорты, приспустил плавки и приступил к делу.
     Джеки только что вернулась с чистой посудой. Она не слышала разговора, а застала друзей уже после третьего звонка. Ей хорошо было все видно на фоне костра и она знала, что в темноте они ее не увидят. Она тихонько, чтобы не звякнуть поставила свою ношу на черный песок и стоя, приседая, чтобы развести коленки и, задрав джампер стала неистово мастурбировать. Кончила вместе с Заком и Дженни и почувствовала еще большее с ними единение.
     Зак подложил в костер три толстых ветки, чтобы горели всю ночь и ушел спать в дальний угол пещеры, чтобы не мешать девушкам. У них должен был быть трудный разговор.
     Проснулся он от мягкого и нежного прикосновения к своей груди. ╚Ммм, Дженни╩, - подумал он. Открыл глаза - еще темно. Тут он вспомнил. Да, это была Джеки.
     - Джеки, ты, - прошептал Зак.
     - Я.
     - Что ж. Ложись, раз пришла.
     Джеки хотела лечь рядом, но Зак притянул ее к себе и положил на себя сверху. Конечно, это была другая женщина. В ней все было другое. Другой запах, другая кожа, другие движения. Заку не хотелось видеть, что это не Дженни, но организм среагировал по-мужски, и он понял, что Джекино тело этому радо. С закрытыми глазами он ласкал своего походного товарища, на ощупь находя застежки. "Она в белье, а не в купальнике", - догадался Зак. "Специально надела для соблазнения. Надо посмотреть, уважить". Дженни заботливо подкидывала сухие веточки в костер, и еще недавно еле тлевший, он ярко разгорелся. За пляшущим огнем Зак увидел сначала милое лицо, а потом и всю Дженни. Совершено голую, сидящую в позе лотоса. "Вот кто из нас троих извращенец!".
     - Какое у тебя красивое белье! Хорошо, что оно не утонуло!
     Зак аккуратно снял лифчик, сложил чашечка в чашечку и, стряхнув песок с плоского камня, положил на него лифчик.
     - Трусики в комплекте?
     Не в силах ничего произнести от радости Джеки просто кивнула.
     - Покажи.
     Джеки села Заку на живот, и он увидел сквозь тонюсенькие кружевные трусики темные волосы. Зак стал поглаживать лобок сквозь трусы, а потом и запустил пальцы под резинку. Джеки пыталась вывернуться из своих трусиков, и, наконец, ей это удалось. Она сразу же стала двигаться выше по телу Зака, к его губам. Сначала Зак корчил гримасы и косил глаза в сторону Дженни, но Джеки не понимала. Тогда он притянул ее голову поближе и шепнул на ухо:
     - Дженни этого не любит. Если ты готова, садись.
     Джеки налезла своим влагалищем на торчавший член Зака. Нет, она не умела так игриво сжимать, как это получалось у Дженни, но Джеки двигалась совершенно по-другому. Более артистично, более взросло, что ли. В отличие он Дженни новая партнерша все делала молча, и Зак не знал, что с ней происходит. В общем, он кончил, а Джеки, похоже, что нет. Она съехала вниз, на бедро Зака, и стала тереться о него, пытаясь получить удовольствие, но Зак поставил ее на колени, встал сзади, и поглаживая опавшим членом между ягодицами стал массировать клитор и влагалище пальцами. Скоро у него снова встал, и он, не прекращая ласок, снова ввел. В этот раз он уже почувствовал молчаливый Джекин оргазм. Она оттолкнула его руги и упала плашмя на живот. Заку понадобилось еще несколько движений, чтобы кончить самому. Тут от костра отошла Дженни и стала крутиться возле все еще стоявшего на коленях Зака. Несмотря на два последовательных оргазма от вида любимого тела и от любимого запаха Зак мгновенно возбудился и последний за эту ночь, едва доканавший его акт, он провел через, по крайней мере, 2 оргазма своей любимой.
     Проснулся он почти в полдень. На песке было написано: "Мы на горе. Есть не придем. Ешь фрукты. Если Хочешь приходи". Впервые Джеки не взяла с собой на дежурство радио. Зак сам включил его ровно в 12:00. То, что он услышал, заставило похолодеть кровь в его сосудах. Компания "Атолл Турс" объявляет о своем банкротстве, выставляет на аукцион теплоход "Атолл Турс" и принимает по номиналу проданные ранее билеты. Было далеко уже не 1 апреля, и пришлось поверить радио на слово. Весь следующий час Зак размышлял о том, как жить дальше и что сказать девчонкам. Он своим родителям не говорил куда едет, оставалась надежда, что родители девушек знают, и поднимут тревогу. Экли заметит неладное не раньше сентября. Хозяин лодки получил за месяц вперед, а поскольку нормой здесь считается 25% предоплата, то он не почешется раньше ноября. Есть надежда, что компания, которая купит кораблик не станет менять привычный туристам маршрут.
     К 13 часам он забрался на гору.
     - Ой, проснулся! Отдохнул! Снова захотел! С кем хочешь?
     - Джеки, ты забыла взять радио, - пропустил приколы мимо ушей Зак. Настройся на канал где лучшие бизнес-новости и послушай. Зак вручил приемник Джеки и лег на вытоптанную уже полянку лицом вниз, положив голову на руки.
     - Что случилось? - Дженни легла рядышком.
     - Не знаю, пусть Джеки послушает. Там ясно будет.

     В бизнес-новостях довольно часто звучало "Атол Тюр", "банкрот", "режистер", какие-то цифры и фамилии. Судя по выражению Джекиного лица, все было как в английских новостях.
     - Что случилось? Эй, вы? - Дженни с тревогой переводила взгляд с одного из своих друзей на другого.
     - Корабль за нами не придет, - резюмировала полученную информацию Джеки.
     - Он был совсем старый, и морской регистр не выпускает его в море. Поэтому и фирма разорилась. Страховая компания продаст его тому, кто предложит лучшее применение. Из рассматриваемых вариантов впереди всех отель или ресторан у пристани с видом на сушу. Но сначала регистр убедится, что машина демонтирована.
     Не дав девушкам опомнится, Зак спросил:
     - Кто сказал родителям, что летит в Папеэте?
     Джеки покачала головой, а Дженни кивнула.
     - Что они знают о сроках?
     - Что вернемся в конце августа.
     - Они станут тебя искать?
     - Ну, наверно, - неуверенно ответила Дженни.
     Зак изложил оставшиеся варианты возвращения и комплекс мероприятий по дальнейшему выживанию. Он предлагал в качестве пессимистичного варианта рассматривать Рождество.
     Конец июля и август они еще дежурили на горе, а потом и это бросили. Им было просто здорово втроем. Столичная жительница и почти на половину француженка, Джеки объяснила (она так считала) русскому медведю и айовской корове, что кроме "сэндвича", есть много еще чего интересного, и не все это извращение. Потомственная крестьянка обучила городскую фифочку действительно полезным и натуральным упражнениям. А Зак сравнивал, выбирал и ставил оценки. И хотя ребята время от времени что-то говорили о спасении, возвращении, выживании, покидать этот рай земной не стремились.
     Изобретя теорию, что одежду надо беречь для возвращения, ребята стали круглосуточно ходить голышом, и вскоре почернели совсем как папуасы.
     Прошел сентябрь, за ним октябрь и ноябрь. Прошел последний чек-поинт - Рождество. Последние батарейки сели еще осенью.
     Раз они сидели, естественно, все голые, на утесе. Праздновали местный аборигенский праздник Старый Новый Год. Зак, это уже превратилось в одну из традиций населения этого острова, пел своим женам уже полюбившиеся им русские песни, и обдумывал, как будут праздновать другие аборигенские праздники "День защитника отечества" и "Международный Женский день". А что, их ограниченный контингент был вполне международным. Джеки лежала с закрытыми глазами, а Дженни смотрела вдаль.
     - О, - спокойно сказала она, - корабль.
     - Скажешь тоже, корабль! - фыркнул Зак, - лодчонка, как у нас была. Марш одеваться! В сарафаны (слово "джампер" было забыто)! Белье не забудьте.
     Сам Зак надел плавки, джинсы, ремень с ножом для антуража, взял бинокль и зажигалку и полез на гору. Лодка, во-первых, сравнительно тихоходная и далеко не уйдет, а во-вторых, явно военная, значит, в своих поисках добрались и до этого острова, значит, сразу не уплывут.
     Сухих дров было на горе еще достаточно. Они легко загорелись, и скоро пошел дым. Зак подал SOS. На лодке зажгли зачем-то фальшфейер, потом одумались и дали красный дым. Зак знал, что на него смотрят в мощный бинокль, и выученной с детства семафорной азбукой передал на лодку точный курс на их бухту. Не спеша спустился вниз. Вместе с женами они обошли свое пристанище, бывшее им домом последние полгода. Молча и вслух попрощались с камнями, с песком, с пальмами, с утесами.
     Вот показался и катерок. В бинокль Зак разглядел: "HMCS какой-то".
     - Твои, Джеки! - и на всякий случай уточнил - канадцы!
     Катерок легко нашел вход в бухту, и на еще довольно большой глубине заглушил мотор и поднял винты. До мели экипаж судорожно греб веслами. Потом все втроем высыпались из лодки и зачем-то побежали к берегу. Зак тоже побежал им навстречу, чтобы не обидеть, а девушки не хотели мочить в соленой воде сарафаны. По колено в воде Зак обнимался с старшиной, парнишкой его возраста и двумя девчушками-матросами. Одна тащила на плече огромную сумку с надписью "AMBULANCE" и чуть ниже "BALOON 6".
     На берегу пообнимались все вшестером.
     - Ура! Вы живы! Мы так рады! Здоровы! Наконец-то!
     Зак не удержался и спросил медсестричку:
     - А что такое "BALOON 6"?
     - На нашем корабле все лодки называются "BALOON" (воздушный шарик), наша шестая.
     - А у нас был "Бумеранг".
     - Да, знаем! А что с ним случилось?
     - Разбился о рифы.
     - Ну, давайте, собирайтесь, - сказал старшина, - а я пойду дам радио, что нашли вас.
     И пошел к берегу. И тут Зак услышал резкий вскрик чаек. Он оглянулся, и заранее знал, что он увидит. Волна, по крайней мере, не ниже "их" волны катилась через бухту. Правда, "Воздушный Шарик" стоял на большей глубине и сам был потяжелее, и у него был шанс остаться целым. Да и рация у них должна быть военного исполнения, может, выживет, если о скалу не разобьется.
     Все, кроме старшины, который уже без команды закапывался в песок, были вне досягаемости волны и все видели. Волна подбросила лодку, закрутила ее, но не перевернула, поднесла к самой скале, и невредимую потащила обратно. Все пятеро зрителей радостно воскликнули:
     - Хуррей!
     Но радоваться было рано. Откатываясь, волна унесла лодку назад, освободила окровавленного, как и Зак в тот раз, старшину, ударила лодку о внешние рифы и ее остатки унесла наружу. А там отвесный склон на всю тихоокеанскую глубину.
     - Ооуу, - простонали матроски, а Джеки зашлась истерическим хохотом.
     - Ха-ха-ха-ха-ха-ха!
     - Ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы!
     - Г-г-г-г-г-г-г-г-г!
     - G-g, - явно через силу успокаивалась она.
     - GLUE BALOON!!! - наконец выдавила из себя Джеки и снова зашлась нечеловеческим хохотом. Не смотря на необычайный трагизм ситуации, остальные четыре свидетеля катастрофы заржали не менее самозабвенно. Подоспевший позже старшина, смотрел на почти спасенную им свою соотечественницу, на ее серьезную и хозяйственную американскую подругу, на самых дисциплинированных членов экипажа корабля и на казавшегося рассудительным и хладнокровным янки с нескрываемым недоумением. Чтобы лучше их разглядеть сквозь струи крови и воды, стекавшие по его лицу, старшина отер лоб рукавом. Вполне понимая его состояние, Зак обнял его за спину, наклонился к уху, как мальчишки рассказывают в школе пошлый анекдот, и громко шепнул:
     - GLUE BALOON!
     И секунду спустя остров услышал грохот, которого не знал со времени своего последнего извержения.

страницы: [Пред.] 1 2 3

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Воскресенье 22.04.2018 07:54