http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказНесколько дней Вадима Петровича (глава восьмая)
автор: Redkoff Sergey (@, www)
тема: фетиш
размер: 40.37 Кб., дата: 09-02-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2 3 [След.]

     В комоде Петрович заметил колготки с вырезами. Это было как чулки и пояс в одном флаконе. Оставив Лилу связанной на кровати с чулком на голове, он стянул с себя белые колготки и облачился в эти замечательные чёрные. Несомненным достоинством этих колготок было их удобство для занятий сексом. У женщин все дырочки открыты и доступны, у мужчин член на свободе. С другой стороны, именно то, что нейлон закрывал попку и промежность женщины, и вызывало такую притягательность колготок для Вадима. Да и самому ощущать свой член в нейлоне было очень приятно.
     Но для осуществления предстоящего мероприятия эти колготки подходили лучше всего.
     Петрович подошёл к девушке, попросив её открыть ротик пошире, и когда та выполнила его просьбу, попытался ввести в него средний палец, выдавливая тонкий нейлон вглубь. Это не удалось. Тогда он стал приподнимать ткань чулка с шеи девушки в район её рта, чтобы натяжение нитей ослабло до минимума. Удостоверившись, что теперь эластичная ткань легко растягивается внутрь рта девушки под напором его пальца, Вадим встал, приблизив свой фаллос к широко раскрытому, но затянутому прочной сеточкой нейлона ротику Лилу.
     Он приставил головку к ткани и начал медленное погружение внутрь. Нейлон легко поддавался, постепенно обволакивая член растягивающимися невидимыми нитями. Упёршись в нёбо девушки, Вадим начал откат, завороженно наблюдая, как нейлоновая плевра возвращается в исходное положение, медленно появляясь из недр ротика Лилу.
     Всё это казалось нереальным, до того прекрасные ощущения испытал Петрович. Он схватил девушку за гладкий нейлоновый затылок и снова начал погружать свой член в эту замечательную дырочку с неукротимым желанием засунуть его поглубже. И он проталкивал своего "героя", насаживая на него, похожую в белом чулке на кокос, голову девушки. Он уже не думал о том, что, может быть, доставляет неприятные ощущения девушке. Представив, как растягивается тонкая ткань во рту девушки под напором его члена, Вадим впал в исступление. Он яростно накачивал и накачивал девушку, а когда ощутил, наконец, приближение оргазм, крепко прижал голову Лилу к своему паху и отпустил только, когда выплеснул всё до последней капли на нейлон глубоко в горле девушки.
     Сперма, не сумевшая просочиться сквозь ткань чулка в организм Лилу, бесформенным пятном растекалась по нейлону на губах пытавшейся отдышаться девушки. Вадим стянул с её головы чулок.
     - Извини, я потерял контроль.
     - Развяжи меня и пошли под душ.
     В ванной Лилу стянула с Вадима колготки, но свои не сняла и прямо в них залезла под тёплые струи воды. Это было ещё одно доселе невиданное зрелище для Петровича. Он начал гладить мокрые колготки на теле девушки, но та не дала ему насладиться сполна.
     - Теперь я буду тебя связывать.
     С этими словами Лилу перекинула, снятые с Вадима, колготки через бельевую верёвку над его головой и, попросив его поднять руки, привязала один конец колготок к его правой руке, другой - к левой. Затем она намылила его ноги и промежность, достала станок и начала деловито сбривать волосы с его левой ноги.
     Петрович сам не мог понять, нравится ли ему этот новый поворот в их любовной игре. За бритьё он не переживал, так как сам склонялся к тому, чтобы однажды побрить ноги и натянуть колготки на абсолютно гладкие ноги. Тут просто желания его и девушки счастливо совпали. Но то, что Лилу хотела теперь доминировать, вселяло в него некоторую тревогу, и он не знал, какие ещё сюрпризы подготовила его партнёрша по претворению в жизнь безумных нейлоновых фантазий.
     Технично обрив одну ногу, девушка так же легко справилась с другой, а затем лишила Вадима пышной кудрявой растительности вокруг его члена. Даже мошонку до блеска выбрила. Петрович глядел сверху на свой дремлющий, не желавший просыпаться, несмотря на все манипуляции Лилу, пенис и констатировал, что в "лысом" виде его член выглядит значительно длиннее.
     Освежившись в душе, они проследовали в спальню, где девушка дала Вадиму колготки телесного цвета, а на себя натянула чёрные. Облачившись в эти новые для себя колготки, Петрович заметил, что на них вообще отсутствовала ластовица, а переход полутонов был минимальным и почти неразличим. Его свежепобритые ноги и член замечательно смотрелись, и Лилу пройдясь ладонями по абсолютно гладкой поверхности, затянутых в прозрачный нейлон, бёдер Вадима, судя по всему, осталась весьма довольной.
     Потом они пили чай на кухне, любуясь друг на друга в колготочном одеянии и отдыхая от любовных утех.
     Было уже довольно поздно, и Лилу предложила Вадиму остаться у неё. Они расстелили постель и залезли в неё, как были в колготках. Петрович заключил девушку в объятья, их губы соединились, их ноги переплелись. И он, перемещая свою ногу по ножке Лилу, чувствовал туго затянутой в нейлон кожей, как скользят с едва слышным скрипом его колготки по колготкам девушки. И это были волшебные ощущения, которыми он упивался, без устали лаская своими ногами её ножки. Они так и заснули, и даже во сне не нарушилось причудливое сплетение их затянутых в колготки ног.
     Проснувшись утром и взглянув на часы, Вадим понял, что опоздал на занятия. Это был последний день учёбы. Но, находясь в постели с прелестным созданием в колготках, ни о каких курсах думать он, конечно же, не мог и решил вообще на них не идти.
     Его железный член истомился в нейлоновых сетях и стоял, крепко упираясь своей раздувшейся головкой в живот девушки. Петрович чувствовал, что его мочевой пузырь переполнен. Нужно было немедленно что-то предпринимать. Освободившись из объятий Лилу, он добрался до туалета и, потратил немалые усилия на то, чтобы сбить возбуждение и дать возможность жидкости излиться из организма.
     Когда Вадим вернулся в спальню и бросил взгляд на спящую девушку, его фаллос моментально вернулся в вертикальное положение. Его организм хотел эту девушку немедленно.
     Забравшись к ней, Петрович начал гладить её нейлоновую промежность. Лилу проснулась от его ласк и, потратив несколько секунд на осмысление происходящего, протянула руку к его "богатству", чтобы пощупать его член сквозь колготки.
     После нескольких её прикосновений Вадим почувствовал приближение оргазма, но он не хотел так быстро кончить, а потому остановил девушку. Сняв колготки, они пошли в душ.
     После душа наши фанатики, конечно же, отправились надевать свежие колготки. Лилу выбрала себе ЛЕВАНТЭ телесного цвета и изъявила желание, чтобы Петрович натянул их на неё. Тот качественно выполнил эту работу, испытывая наслаждение от процесса одевания женщины в нейлон.
     Затем девушка вытащила для Петровича белые колготки, признавшись, что в белом он её особенно возбуждает. Но сначала она приказала ему скрестить перед собой руки и связала их. Вадим приподнял одну ногу и прямо млел от удовольствия, наблюдая, как Лилу, стоя на коленях, натягивает на него колготки. Девушка успешно справилась с этой задачей и с видимым удовольствием щупала его задницу и уже давным-давно стоящий член сквозь тонкую ткань колготок.
      
     Позабавившись таким образом, Лилу привела его к кровати и, когда он лёг на спину, привязала его ноги точно так же, как он связывал её давеча. Потом она удалилась на кухню и вернулась с двумя бокалами, наполненными до краёв красным вином. Вадим сел на кровати, а девушка, забравшись к нему, опустила свою прелестную попку на его бёдра.
     - Выпьем за колготки - самое замечательное изобретение человечества! - выдала она тост.
     Так как у Петровича руки были связаны, девушка один бокал пригубила сама, а другой поднесла к его губам и влила в своего любовника всё его содержимое. Затем она опрокинула туловище Вадима на спину, задрала его руки ему за голову и привязала их к спинке кровати.
     Теперь Петрович почувствовал себя совершенно беспомощным, целиком во власти девушки. Вино ударило в голову, и волна удовольствия растеклась по всему телу.
     Лилу встала над его распростёртым телом и начала пальчиками правой ножки массировать его окаменевший член. Вадим почувствовал кожей своего фаллоса, как нейлон на пальчиках девушки скользит по колготкам, обтягивающим его член. Это были слишком изысканные ощущения, и Петрович, испытав прилив фантастического удовольствия, начал заполнять спермой пространство внутри колготок.
     Девушка и не думала останавливаться. Переместившись к лицу Вадима, она провела носочком по его чуть приоткрытому рту, и Петрович почувствовал на своих губах бесподобную шершавость её затянутых в нейлон пальчиков. Когда Лилу снова приблизила свою стопу к его рту, Вадим сам потянулся губами к кончику её ножки и, жадно обхватив её пальчики губами, начал лобызать эту восхитительную конечность.
     Довольно долго продолжалась эта сладкая пытка. И, когда, наконец, девушка убрала свою ножку от ненасытных губ Петровича, тот увидел, как на него наезжает затянутая в нейлон попка. Лилу села ему на лицо, прижавшись промежностью к его рту. Вадим высунул язык и начал стимулировать её влагалище сквозь мокрые от обильной смазки колготки. Но очень скоро стал задыхаться и задёргался всем телом, стараясь освободиться.
     Девушка приподняла свой зад, но через несколько секунд снова опустила его на насиженное место. Петрович каждой клеточкой кожи лица ощущал колготки, обтягивающие попу девушки, и это были приятные ощущения. Лилу время от времени давала Вадиму глотнуть воздуха, чтобы потом снова использовать его в качестве удовлетворяющего сидения.
     Вскоре Петрович устал работать языком, но Лилу не слезала никак с его лица, пока, наконец, его пенис не стал оживать. Тогда только девушка встала и вышла из спальни, оставив связанного Вадима гадать о том, что ещё придумает эта фанатка связывания и секса в колготках.
     А та ничего особенного придумывать не стала. Вернувшись в белых, на этот раз, колготках с вырезанной ластовицей, девушка достала опасную бритву ("Кроме колготок она ещё любит всё, что связано с бритьём", - отметил про себя Вадим) и, подцепив ногтями ткань на промежности Петровича, резанула, выпустив его, снова готовый к работе, фаллос на свободу. Затем она, взобравшись на Вадима, медленно опустилась на его член.
     Трудно описать словами ту гамму чувств, что испытал наш герой. К физиологическому удовольствию от процесса соития примешивались острые ощущения оттого, что и он и она были в этот момент в колготках и, к тому же, он был связан.
     Лилу делала очень медленные движения, словно прислушивалась к своим ощущениям или упивалась ими. Она регулировала процесс, иногда ускоряясь, потом почти останавливаясь, с явным намерением растянуть удовольствие как можно дольше, и не дать Вадиму кончить.
     Петрович не мог точно сказать, сколько это продолжалось. Он всё никак не мог до конца поверить в реальность происходящего. Вот уже второй день кряду он занимался самым сладким сексом в колготках, какой только можно было придумать!
     Наигравшись в наездницу, девушка слезла с Петровича и удалилась. Довольно долго пролежал тот в неведении относительно дальнейших действий Лилу, которая, вернувшись, нашла Вадима всё в том же положении, с торчащим кверху членом.
     Она подошла и колготками завязала ему глаза. Теперь Петрович мог полагаться только на слух, запах и тактильные ощущения. Он почти тут же почувствовал, как её ладонь обхватила ствол его фаллоса, и ощутил нейлон на этой ладони! Значит она надела на руку чулок! Его член тут же напрягся до предела от этого прикосновения.
      
     Девушка начала стимулировать его орган, который, недолго думая, стал выплёскивать сперму на живот Вадима. Подрочив, стреляющий спермой, член, рука отпустила его, и Петрович в воцарившейся тишине стал гадать о дальнейших действиях Лилу.
     Он представил, как выглядит со стороны. Получалось не очень эстетично. Привязанный к кровати, в белых колготках, разорванных в промежности, с торчащим из дыры членом, весь заляпанный спермой с завязанными глазами. Просто кошмар! Лилу, наверное, наблюдала сейчас за ним, и Вадиму очень хотелось бы знать, какое впечатление он производит на неё.
     Ему показалось такое положение унизительным, и он решил освободиться. Подёргав узел на руках, Вадим почувствовал, что тот недостаточно крепок, и, извернувшись, вызволил одну руку из пут. Затем, сняв повязку с глаз и обнаружив, что находится в комнате один, освободил остальные свои конечности. Вытерев колготками пятна спермы на своём теле, Петрович опустился на подушки в ожидании девушки.
     Лилу вошла почти сразу же. Она была всё в тех же белых колготках, но взгляд Вадима приковал надетый на её бёдра поверх колготок поясок, или это были скорее трусики с болтающимся на них спереди не маленьким искусственным членом.
     Калейдоскоп мыслей пронёсся в мозгу Петровича. Несомненно, девушка собиралась трахнуть его этим инструментом в девственную попку, воспользовавшись его беспомощным положением! Не иначе, сам Бог подтолкнул его в этот критический момент к тому, чтобы овладеть ситуацией.
     На лице девушки читалось плохо скрываемое разочарование и досада.
     - Зачем ты развязался? Я же ещё не закончила.
     - Решил привести себя немножко в порядок, а то я весь грязный и липкий. Неприятно. А эту штуку ты в меня собралась засунуть?
     - А в кого же ещё? У тебя такая классная задница!
     - Что-то мне не нравится эта идея.
     - Ты уже пробовал?
     - Нет.
     - Давай, я трахну тебя! Понравится, вот увидишь.
     - Откуда ты знаешь? Имеешь личный опыт?
     - Имею опыт. Но моя голубая мечта - трахнуть мужика в колготках. Особенно с такой попкой, как у тебя.
     - По "Аське" ты мне о таких фантазиях не рассказывала.
     - Так ведь мужикам такие идеи почему-то не нравятся. Если мужик трахает женщину в зад, это нормальным считается. Все порнухи такими сценами переполнены. А если женщина хочет всадить в анал мужчины какой-нибудь вибратор, тот воспринимает это как оскорбление его достоинства. Хотя это всего лишь секс, и в постели тоже должно быть равноправие полов.
     Выслушав эту горячую речь в защиту права женщины на траханье мужиков в зад, Петрович всё же отказался вкусить этой неведомой ему сладости, сказав, что он внутренне ещё не созрел для этого.
     Они снова отправились в душ смывать следы своих плотских утех. Потом завтракали на кухне, облачившись в свежие чёрные, на этот раз, колготки.
     Радио пропикало пятнадцать часов, и Вадиму вскоре надо было уже уходить, чтобы успеть оформить документы. Завтра он возвращался домой. Очень не хотелось расставаться с Лилу. Петрович вдруг остро пожалел, что не созвонился с девушкой раньше. Сколько ещё сладких, незабываемых часов смог бы он провести в этой квартире!
     Испытав прилив благодарности к девушке, Вадим опустился перед ней на колени и зарылся лицом в её промежность, лаская языком просвечивающий сквозь нейлон бутончик.
     Он бы ещё долго не отрывался от замечательной поверхности её колготок, но время уплывало неумолимо. Он стянул с себя её чёрные колготки, намереваясь надеть свои белые, в которых он пришёл. Но Лилу попросила оставить их ей на память, а взамен она дарила ему любую пару из своих.
     Вадим знал, чего он хотел. Достав из комода приглянувшиеся колготки, он с наслаждением тут же натянул их на себя. Такие колготки он часто видел на фотографиях в интернете, и предполагал, что торговая марка называется WOLFORD.
     Они были белого цвета, довольно плотные и, главное, что нравилось в них Петровичу, абсолютно однородные по всей поверхности, без каких бы то ни было швов, полутонов, ластовицы.
      
     Лилу не смогла удержаться и, положив ладони на его ягодицы, начала гладить его попку. Его член начал пробуждаться, но Вадим не мог уже позволить ничего себе. Быстро одевшись и тепло попрощавшись с гостеприимной хозяйкой, он покинул эту квартиру.
     Захлопнув за собой дверь её подъезда, Вадим даже остановился на секунду от мысли, осенившей его. Сон то оказался вещим! Сначала мужик, переодетый женщиной, хотел, чтобы Вадим трахал его в зад, а теперь сам Петрович был как никогда близок к тому, чтобы девушка вошла в его узенькую дырочку своей искусственной штукой. Так и суеверным стать недолго.
     Когда вечером Петрович вернулся в общагу, там в самом разгаре было веселье. Педагоги бурно праздновали окончание курсов и предстоящее возвращение на родину. В его комнате сидело человек семь во главе с соседом, которые радостно приветствовали его появление и, не принимая никаких отказов, пригласили к столу.
     Вадим довольно быстро захмелел, грусть улетучилась, сменившись радостным возбуждением. Он отправился по другим комнатам, чтобы проститься с коллегами, с которыми за время учёбы завязал хорошие товарищеские отношения.
     Из соседнего номера раздавались звуки музыки. Войдя внутрь, Вадим увидел, как три пары медленно танцевали, и ещё три женщины сидели за столом. Разглядев среди них Людмилу, Петрович пригласил её на танец.
     По не очень верным движениям партнёрши он догадался, что она уже немало выпила. Они танцевали в полнейшем молчании. И когда уже мелодия, лившаяся из бумбокса, заканчивалась, она вдруг сказала вполголоса:
     - А мне понравилось, как ты выглядишь в колготках.
     Сердце Вадима учащённо забилось. Значит, она помнила всё, что случилось в ночь их знакомства! В другой обстановке он бы смутился и растерялся, не зная, что ответить. А тут и алкоголь подействовал, и придала смелости уверенность в том, что завтра они разъедутся и больше не встретятся никогда. Петрович стал нашёптывать на ушко Люси:
     - Я и сейчас в колготках. Под брюками на мне обалденные белые колготки. Я чувствую, как они приятно облегают мои стопы, и икры, и коленки, и бёдра, и ягодицы, и пенис, и мошонку, и талию. Хочешь посмотреть? А хочешь потрогать мужскую попку и член, затянутые в нейлон? Где ещё и когда ты увидишь такое?
     Они уединились в её комнате. Благо она оказалась пустой. Петрович закрыл дверь и очень быстро скинул с себя всё, оставшись в колготках. Его фаллос уже занимал внутри их вертикальное положение. Люда сидела на кровати и молча смотрела. Вадим подошёл к ней вплотную и положил её руку на свой член.
     Та обхватила его и начала щупать, оттягивая вместе с эластичной тканью колготок. Пока она играла с его членом, Петрович расстегнул её блузку и бюстгальтер, обнажив пышную грудь. Затем он задрал её юбку, и его взору предстали её ножки в тонких прозрачных колготках, под которыми виднелись трусики. Раздвинув ножки, Вадим подцепил в промежности прочную ткань и с усилием разорвал колготки, которые треснули рядом со швом.
     С каким то лихорадочным нетерпением приспустил Петрович свои колготки, опрокинул тело Людмилы на кровать и, отодвинув чуть в сторону трусики на её промежности, всунул свой фаллос в её влагалище.
     Он не мог вспомнить, входил ли он в это влагалище в ту их первую ночь. Да это и было неважно. Сегодня за один день он имел уже вторую женщину, с которой занимался сексом в колготках. Таким сексом, о котором до поездки в Москву он только мечтал.
     Он так яростно трахал Люду, словно очень долго был на голодном пайке и тут, наконец, дорвался до женского тела. Накачивая девушку, Петрович ощущал кожей колготки на её теле, и это ощущение наполняло всё его существо восторгом, многократно усиливая удовольствие от соития. И это удовольствие всё нарастало, вылившись в ощущение полного счастья, когда тучи его сперматозоидов ринулись в лоно Людмилы.
     Полностью опустошённый, сполз Вадим с тела девушки, распластавшись рядом. Он был удовлетворён, и его вдруг так разморило и потянуло в сон, что он многое бы дал в эту секунду, чтобы сладко уснуть прямо тут же на этой кровати. Но нельзя было допустить, чтобы кто-нибудь ещё смог увидеть его в колготках.

страницы: [Пред.] 1 2 3 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Среда 25.04.2018 23:17