http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказНесколько дней Вадима Петровича (глава восьмая)
автор: Redkoff Sergey (@, www)
тема: фетиш
размер: 40.37 Кб., дата: 09-02-2001 версия для печати
страницы: 1 2 3 [След.]

     Москва встретила Вадима тёплой солнечной погодой. Дома - в родной северной столице республики по ночам ещё подмораживало, днём интенсивно таяло, чтобы к ночи опять заледенеть. Кругом громоздились грязные сугробы, постепенно уменьшающиеся и являющие свету из своих недр накопленные за зиму продукты жизнедеятельности обитателей города. В самом разгаре было неприятное время года, когда приходилось терпеть под ногами непередаваемую смесь из грязи, мусора, луж и рыхлого снега.
     Когда Вадим уезжал, с неба снова валили густые белые хлопья. А в Москве уже нигде снега было не видать, дул тёплый ветерок и Петрович с наслаждением вдыхал запах весны.
     Как и всегда в столице, можно было ошалеть от бесконечных потоков людей, непрерывно перемещающихся во всевозможных направлениях. Но главное, что порадовало изголодавшуюся за зиму душу Вадима и приковывало его взгляд, - это огромное обилие красивых женских ножек в тоненьких колготках, грациозно дефилирующих по московским мостовым.
     Посвятив первый день в столице вселению в какую-то не-то полугостиницу, не-то полуобщежитие, Петрович уже назавтра посетил интернет-салон и послал электронной почтой письма Инне и Лилу с предложением встретиться.
     На курсы приехали педагоги из разных районов страны. После первого дня лекций вечером собрались, чтобы познакомиться поближе и устроили грандиозную попойку.
      Коллектив подобрался на две трети мужской. Из дам, Вадим сразу обратил внимание на женщину лет тридцати пяти, невысокую, средней полноты с короткой стрижкой. В её лице было что-то от певицы Мадонны, и, видимо, этим она ему сразу приглянулась.
     Её звали Людмилой. Оказалось, что она из Кирова - почти землячка. Вдали от родины это сближает, и, когда Петрович изрядно уже набрался, она показалась ему такой родной, словно знал её всю жизнь.
     Что было в тот вечер, он потом помнил урывками. Отложилось в памяти, как вёл, точнее, почти нёс, Люду в свою комнату.
     Отчётливо помнил, как девушка сидела на кровати уже без юбки, и он целеустремлённо ласкал языком её промежность сквозь тонкую ткань колготок и полупрозрачных трусиков. Дальше провал.
     Проснулся Петрович, когда уже рассвело. Картина была - что надо! Людмила спала голышом, а Вадим в её колготках! Он левой рукой обнимал девушку, закинув нейлоновую ногу на её бедро!
     Как колготки оказались на нём, Петрович абсолютно не представлял. Не мог он и вспомнить, был ли сексуальный контакт со спящей рядом девушкой.
     Вадим аккуратно, чтобы не разбудить Людмилу, стянул с себя её телесные колготки и бросил их к другой одежде, беспорядочно валяющейся на полу. Затем он снова лёг, и уснул, тесно прижавшись к тёплому женскому телу.
     Его разбудило движение Люды, тихонько освободившейся из его объятий. Притворяясь спящим, Вадим наблюдал украдкой, как девушка, стараясь не шуметь, оделась и бесшумно выскользнула из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь.
     Приятное волнение и зуд в паху испытал Петрович, когда девушка натянула на себя те же самые колготки, что были на нём этой ночью.
     А потом накатило тревожное чувство. Ведь Люда наверняка помнила всё, что вытворял Вадим, и ему стало ужасно не по себе. Хотя то, что она ушла тайно, говорило о том, что и ей, наверное, было неловко.
     Петрович понимал, что могло твориться в её душе. В Кирове остался любимый муж и две дочки. Счастливая семья, что ещё нужно? Наверно, она и в мыслях не собиралась изменять. И вот, почти сразу по приезде в Москву, оказалась в чужой постели, да ещё со странным мужиком, надевшим её колготки.
     Хотя, в глубине души, Вадим лелеял надежду на то, что девушка также толком ничего не помнила.
     Как обычно, с перепою, мучило жестокое похмелье. Вадим попил водички и тут же почувствовал, что снова пьянеет. Плюнув на все занятия, снова завалился спать.
     К вечеру, оклемавшись более-менее, вышел освежиться. Зашёл в интернет-салон проверить почту. Ответили обе девушки. Инна приглашала в гости в субботу вечером, а Лилу дала номер своего телефона.
     Всё время до субботы Вадим прилежно усваивал знания, за получением которых и был направлен в столицу. Общества Людмилы Петрович старался избегать, а она, при неизбежных встречах, вела себя так, словно между ними никогда ничего не происходило. И оба старательно обходили стороной, любимую всеми, тему давешней попойки.
     В субботу Вадим купил роскошный букет цветов и отправился к Инессе.
     Дверь открыла девушка ростом с Вадима в коротком шикарном чёрном платье.
     - Добрый вечер!
     Войдя, Петрович почувствовал, что что-то в облике девушки не так. Когда та включила в прихожей свет, он понял.
     Пройдясь оценивающим взглядом снизу вверх, Вадим разглядел стройные ножки в чёрных туфельках на высокой шпильке и в тоненьких чёрных колготочках, слегка широковатые плечи, длинные светлые волнистые волосы и очень некрасивое лицо. В следующую секунду он осознал, что это мужское лицо, покрытое толстым слоем макияжа, который выглядел на этом лице нелепо.
     Вадим почувствовал слабость в ногах. Он решил, что не туда попал:
     - Простите, а Инна дома?
     - Да, это я. А ты Вадим? - услыхал он в ответ.
     Всё опустилось в организме Петровича. В такой щекотливой ситуации он не оказывался никогда.
     - Это я с тобой общался по "Аське"?
     - Да. Но ты не думай, я действительно ощущаю себя женщиной. Всё, что я говорила, - правда. Я только скрыла, что мне приходится жить в этом теле.
     Вадим молча вручил этому несчастному существу цветы и вышел прочь. Инна пытался как-то остановить его, предлагал выпить чаю, поговорить, но тщетно.
     Петрович ошарашенно шёл по улице и проклинал эту Инессу, которой он так глупо доверился и рассказывал самые сокровенные свои мысли. Инна была едва ли не единственным человеком, знавшим его фетишистские желания и устремления. Вадим переживал от того, как глупо он выглядел, представ перед этим переодетым в женскую одежду мужиком со своим дурацким букетом.
     Следующие две недели Вадим отходил от этого страшного удара, твёрдо решив не пускаться больше в такие авантюрные приключения. Но к концу своего пребывания в столице всё же решился позвонить Лилу.
     - Да? - ответил на другом конце провода приятный женский голос.
     - Добрый вечер. Лилу можно к телефону?
     - Я слушаю. Это Вадим?
     - Как ты догадалась?
     - Из тех, кто знает меня под этим именем, только у тебя есть мой телефон. Я уж думала ты не позвонишь. Столько времени прошло.
     - Да, были проблемы.
     - Ну, что ж. Приглашаю в гости завтра после пяти. Одно условие - ты должен быть в колготках.
     От волнения сердце Вадима учащённо забилось. Он уже забыл, что совсем недавно наложил табу на интернет-знакомства. Слишком заманчиво было заняться любовью с девушкой, целиком разделяющей его нейлоновые устремления.
     Теперь перед ним стояла задача - купить колготки к завтрашнему свиданию.
     За недели пребывания в Москве Петрович, конечно же, заходил в магазины и присматривал новые модели колготок. Благо, выбор в столице был несравнимо богаче. Особенно ему хотелось приобрести колготки AZIRA, которые расхваливала в новых рекламных роликах Кристина Орбакайте.
     Время уже подходило к закрытию магазинов, поэтому Вадим отправился в ближайшую торговую точку. Это было что-то типа "Дома тканей". Петрович оказался единственным посетителем и почувствовал себя весьма неуютно под немыми взглядами трёх продавщиц, разглядывающих мужика, изучающего витрину с колготками.
     Вадим остановил свой выбор на белых колготках от FILODORO. Купив сие нейлоновое изделие, он, в приятном возбуждении, вернулся в свою комнату. Сосед по обыкновению отсутствовал, и потому имелась возможность примерить обновку.
     Петрович давно уже мечтал о белых колготках. И вот теперь он держал их в руках!
     Закрыв дверь на ключ, Вадим разделся и с наслаждением облачился в белый нейлон.
     Тонкая ткань в двадцать DEN, растягиваясь на теле Вадима, становилась абсолютно прозрачной и почти невидимой. Сквозь нейлон просвечивали и были отчётливо различимы все волосики на ногах Петровича, а ноги приобрели чуть белёсый оттенок. Между ног имелась ластовица, представлявшая собой кусочек хлопковой ткани, имевшей цель, по мысли создателя колготок, облегать промежность женщины. Спереди и сзади широкой вертикальной полоской выделялся более плотный слой плоского шва. И головка Вадимкиного члена, повёрнутого чуть в сторону от этого шва, чудесно выделялась, отлично различимая сквозь мокрый уже от её выделений нейлон.
     Оставшись весьма довольным покупкой, Петрович снял колготки, аккуратно завернул их обратно в упаковку и спрятал в сумку.
     Назавтра после занятий Вадима ждала неприятная неожиданность. Его сосед оказался дома и спал после ночной гулянки. Надевать колготки в присутствии даже спящего соседа Вадим никогда бы не решился. Вдруг проснётся. Тем более свежа ещё была в памяти пикантная ситуация, когда Наташа застукала его за неблаговидным занятием ношения сего предмета женского туалета. Единственное место, где можно было ненадолго уединиться - раздевалка в душе.
     Сунув вожделенный пакетик с колготками за пазуху, отправился Петрович в душевую. На его счастье никто в этот час не возжелал воспользоваться душем, и Вадим, закрывшись изнутри на щеколду, начал лихорадочно скидывать с себя носки и брюки с трусами. Натянув на себя быстрыми и опытными движениями колготки, он надел сверху брюки и носки, сунув трусы в карман. Переведя дух, Петрович вышел из душа и отправился готовиться к свиданию с девушкой.
     После конфуза с цветами для Инны он решил, что ну его на фиг цветы дарить, и по дороге к Лилу купил коробку конфет, да бутылочку вина с трудно произносимым названием, выглядевшую очень красиво и цивильно.
     Вадим шёл к ней, гадая, соответствует ли её облик тому образу, который сложился в его мозгу за время общения в Сети. Он не без резона опасался, что его, как и в случае с Инной, ждёт обман.
     Этим вечером Вадим впервые в своей жизни вышел на улицу, надев под брюки колготки. Новизна ситуации придавала дополнительную остроту ощущениям. От осознания того, что люди вокруг проходят и не догадываются о наличии колготок в данный момент на его теле, не спадало возбуждение. Его член всё время смотрел вертикально вверх, и Вадим чувствовал постоянно, как тончайшие нити колготок впиваются в нежную кожицу головки его фаллоса.
     Добравшись, наконец, до места по указанному адресу и найдя нужный дом и квартиру, он позвонил.
     Девушка, открывшая ему, оказалась совсем непохожей внешне на героиню известного фильма, хотя у Вадима, при общении с ней по "Аське", в мозгу рисовался именно облик Милы Йовович.
     Пройдя в гостиную и присев в кресло, он начал прощупывать глазами хозяйку, занимавшуюся сервировкой стола.
     Та выглядела очень молодо, и Вадим дал бы ей лет восемнадцать - двадцать. Лилу относилась к тому типу женщин, которых называют миниатюрными. Ростом под метр пятьдесят, в ультракоротеньком облегающем платье фиолетового цвета, которое очень выгодно выделяло соблазнительные окружности грудей и попку, в туфельках на высоченной шпильке и в колготках цвета загара с копной каштановых волос на голове она моментально вызвала в Петровиче мощнейшее возбуждение.
     Действуя по известной формуле о том, что мужчина обращает внимание сначала на ноги девушки, а затем уже на лицо, Вадим впитывал в себя облик этих новых для него ножек. Они не были идеальными. В пропорциях наблюдался некоторый перекос: бёдра могли бы быть чуть пошире, а нижние части икр, наоборот, хотелось видеть постройнее. Но эти шероховатости были почти незаметны, и Петрович с удовольствием любовался ножками девушки, предвкушая приятнейшие ощущения от близкого общения с обладательницей этого богатства.
     В лице Лилу было что-то детское, невинное. Большие выразительные глаза, нос с горбинкой, приятная улыбка на губах, круглые щёчки, а ещё грудной голос, - всё это импонировало Вадиму, и он был доволен тем, что девушка оказалась в его вкусе.
     Поставив на журнальный столик закуски, и принеся фужеры, Лилу присела в соседнее кресло. Вадим откупорил бутылку и разлил вино по бокалам.
     - Ну, за встречу.
     Они пригубили вино. Вадим не мог оторваться от её приятных ножек и постоянно стрелял взглядом по неудержимо влекущей его поверхности целиком открытых нейлоновых бёдер девушки, стремясь заглянуть ещё глубже под её платье. Он представлял её упругую попку и талию, обтянутые этими колготками, и от таких образов член внутри его колготок, уже давно находившийся в возбуждённом состоянии, подёргивался, словно стремился скорее добраться до интимных мест Лилу.
     Весьма радовало Вадима то обстоятельство, что не нужно было скрывать от девушки свой интерес к её ножкам в колготках, и он, ничуть не смущаясь, кидал откровенные взгляды на объект своей страсти.
     - Нравится? - спросила Лилу, проследив за его взглядом, и вытянув вперёд одну ножку.
     - Обалденно!
     - Ты в колготках?
     - Да.
     - А ты не против того, чтобы снять брюки?
     У Вадима от волнения аж дух перехватило. Предстать перед девушкой в колготках! Он, конечно, уже был готов к этой сцене, казавшейся ему ещё вчера невероятной (эпизоды с Наташей и Людмилой не в счёт). Но мысль о предстоящем стриптизе для Лилу подействовала на Петровича чрезвычайно возбуждающе, словно он был закоренелым вуайеристом.
     Он снял пиджак, сковывавший его движения, затем стянул носки, которые по скользкой поверхности колготок легко съехали с его ног, обнажив покрытые нейлоном ступни. На пальцах этих ступней белыми полосками выделялась более плотная ткань, абсолютно явственно указывая на наличие колготок на теле Вадима. Потом он встал, расстегнул брюки, которые легко опустились на пол по гладкой поверхности его нейлоновых ног.
     Сложив брюки аккуратно на диване, Петрович предстал перед девушкой в весьма экстравагантном наряде. На нём была серая в полоску рубашка, галстук в тон и белые колготки. Его фаллос яростно набухал внутри колготок и обильно пускал смазку, но под рубашкой абсолютно не был виден хозяйке квартиры.
     Лилу во все глаза наблюдала за процессом раздевания. Возможно, она впервые видела живьём мужика в колготках, но что точно творилось в душе девушки, Вадим мог только догадываться.
     - Нравиться? - спросил он в свою очередь, в подражание Лилу выставив правую ногу и оттянув носок.
     - Да, у тебя стройные ножки, только волосатые очень. - Её взгляд был устремлён в промежность Вадима, где из-под рубашки торчала обтянутая нейлоном мошонка.
     Затем, по предложению Петровича, они разделись, оставшись в одних колготках, и присели к столу, чтобы продолжить беседу за бутылочкой. Более возбуждающей обстановки нельзя было придумать! Вадим с трудом верил в реальность происходящего! Он сидел в кресле в одних белых колготках с бокалом в руке и, как ни в чём ни бывало, мило беседовал с хорошенькой девушкой, сидящей напротив тоже в одних только колготочках.
     У Лилу оказалась небольшая, но очень аппетитненькая грудь, а колготки были однотонными, без всяких полутонов, как и любил Вадим.
     По едва угадывавшемуся строению волокон, резинки и шва с ластовицей он предположил, что это ЭЛЕДУЕ. Для полной уверенности надо было попробовать на ощупь.
     Лилу тоже вовсю разглядывала Петровича. Его твёрдый член, отлично просвечивающий сквозь прозрачную ткань, магнитом притягивал её взгляд.
     Вадим уже был в состоянии приятного лёгкого опьянения, когда бутылочка опустела, и Лилу, подойдя к нему, опустилась на колени, положила ладони на его затянутые в нейлон бёдра и начала гладить их, испытывая, наверно, приятные ощущения. Петрович был на седьмом небе от счастья, чувствуя кожей ног прикосновения девушки, отдававшиеся в мозгу мощнейшими импульсами удовольствия.
     Добравшись до промежности, Лилу начала ласкать рукой его твёрдый член и яйца сквозь мокрые уже от обильной смазки колготки. Застонав от удовольствия, Вадим чуть не кончил. Но девушка не стала злоупотреблять этой сверхострой лаской, предложив Петровичу другую игру.
     Она пригласила его в спальню и, достав из комода несколько пар колготок, предложила Вадиму привязать её этими колготками к спинкам кровати. Его не пришлось просить дважды. Девушка легла на спину, откинувшись на подушки и раскинув руки и ноги в стороны. Заведённый до предела Петрович привязал её руки и ноги колготками к спинкам кровати. Теперь распластанное тело Лилу было целиком в его власти.
     Он тут же прильнул губами к её маленьким нейлоновым пальчикам на правой ножке и начал медленное путешествие к промежности. Колготки источали сильный своеобразный запах, по которому Вадим окончательно определил модель - ELLEDUE HOTEL. Больше никакие из известных ему колготок так не пахли.
     - Колготки Эледуе, надеваю и иду я, - произнёс Петрович известный слоган.
     - Ты прямо эксперт. Сразу видно - настоящий фанатик колготок.
     Добравшись до входа во влагалище, Вадим с удовольствием лицезрел эту замечательную часть тела женщины. На лобке не было ни единого волосика (видимо Лилу пользовалась бритвенным прибором), и все очертания половых губ отчётливо просматривались сквозь мокрый от многочисленных выделений девушки нейлон.
     Вадим тихонечко, лишь слегка касаясь подушечками пальцев колготок, провёл вдоль половой щели. Девушка аж выгнулась от удовольствия. Петрович выработал эту утончённую ласку на себе, заметив, что лёгкие, воздушные прикосновения к покрытой нейлоном коже вызывают очень приятные ощущения, словно вся часть тела, затянутая в колготки становилась мощной эрогенной зоной.
     Он начал лёгкими прикосновениями гулять по внутренней поверхности бёдер девушки, затем перебрался на её половые губки и опять опустился ниже, обхаживать её ножки. Девушка испытывала отменное удовольствие и, в конце концов, бурно кончила.
     У Вадима уже не осталось никаких сил терпеть. Хотелось немедленно трахнуть эту привязанную к кровати девушку в колготках. Он взял, замеченные им на подоконнике, ножницы, оттянул тонкую ткань на промежности Лилу и аккуратно вырезал ластовицу по периметру, стараясь не задевать шов, чтобы нити не разъехались дальше. Затем он лёг на неё, приспустив свои колготки и выпустив на волю, томящийся в тончайших сетях нейлона, член и ввёл его одним решительным движением в девушку.
     Осуществилась его самая сокровенная фантазия! Он в колготках трахал девушку в колготках! И наяву даже получилось круче: девушка была привязана!
     Продержавшись не очень долго, хотя очень старался, (даже останавливался, когда чувствовал приближение оргазма), Вадим кончил в Лилу. Он блаженно лежал на девушке, чувствуя контакт её колготок со своими.
     Отдышавшись, Петрович решил продолжить этот бесподобно замечательный, ни с чем не сравнимый секс в колготках. Он слез с девушки и натянул свои колготки на место. Затем развязал руки Лилу, чтобы она могла сесть. Её ноги были по-прежнему широко раздвинуты, привязанные к кровати.
     Вадим встал перед сидящей девушкой, придвинув свою промежность к её лицу. Лилу высунула свой язычок и начала ласкать его яйца сквозь прозрачную ткань колготок. Одновременно её руки схватили Петровича за нейлоновые ягодицы и стали щупать и тискать их.
     Спустя некоторое время фаллос Вадима стал оживать под воздействием умелого язычка девушки. Когда член обрёл необходимую твёрдость, Петрович приспустил немного резинку колготок с талии, чтобы дать ему больше свободы, собрал ткань у основания ствола, так что член оказался в нейлоновом презервативе, и ввёл его в сладкий ротик девушки. Та обволокла затянутый в нейлон член Вадима своими губками. Но тут Петрович решил попробовать по-другому.
     - У тебя есть белые чулки?
     - Там, в комоде.
     Заглянув в комод, откуда Лилу доставала колготки, Вадим восхитился тому изобилию нейлона, что он увидел. Ему с его коллекцией тут было делать нечего. Это было царство колготок, а Лилу, несомненно, - царицей. Порывшись и полюбопытствовав на доселе неведомые ему модели, Вадим нашёл то, что искал, вытащив на свет пару тонких белых чулков.
     Подойдя к девушке, Петрович одним чулком связал ей сзади руки, а другой, закатав, аккуратно натянул ей на голову. Чулок оказался впору, плотно налез, облегая рельеф лица и чуть приплюснув нос. Лицо Лилу в чулке выглядело очень эротично и возбуждающе для Вадима. Он стал с жаром целовать её лоб, глазки, щёчки, затем впился в её губы сквозь тонкую прозрачную ткань. Девушка раскрыла ротик, и их языки встретились, затеяв любовную игру, оставаясь по разные стороны этой чудесной эластичной материи. Затем Вадим решил попробовать ещё кое-что. Его фантазия работала на полную катушку.

страницы: 1 2 3 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Вторник 17.07.2018 20:07