http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказСейлор Мун: розовая луна без матроски
автор: Paul Eagle
тема: лесбиянки, наблюдатели
размер: 69.70 Кб., дата: 04-02-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2 3 4 [След.]

     - Ты не поверишь мне, милая. - продолжила Макото, вытирая слезы рукой, - но даже когда раньше мы с тобой занимались этим, я ничего особого не чувствовала. Это был обыкновенный секс. А теперь я никак не могу понять, почему так было. Прости меня, Ами. Прости меня за то, что было у меня раньше с другими и с тобой. Просто теперь ты мне очень нужна. И вот то, что я хотела тебе сказать. Ты думаешь, что я сейчас просто кончила с тобой. Но это - не так. Так, как сейчас с тобой, моя маленькая,я не кончала никогда. Я кончила так сильно, что не смогу теперь забыть этого. Всего лишь от твоего язычка. От поцелуя с тобой. И я поняла, что ты меня действительно любишь. Тебе нужна я. А теперь и ты нужна мне. И поэтому,... - Макото набрала побольше воздуха в легкие и..., - я сегодня тоже полюбила тебя. Слышишь, Ами! Я люблю тебя, киска! Я люблю тебя, лапочка! Я люблю тебя, вишенка! Ты нужна мне. Я даже не знаю, что я могу сделать, чтобы ты мне поверила. Я поняла, что полюбила тебя, когда кончала. Я не представляю, как мне будет хорошо с тобой потом. Ведь мы только поцеловались, А сколько еще ласок я знаю, и все они будут твоими. Я сделаю для тебя все, что захочешь. Все, что попросишь. Я прошу только одного. Останься со мной. Сейчас. Как можно дольше. Ами, я прошу. Я умоляю. Я люблю тебя!!!
     Ами еще хотела что-то сказать, но не удержалась - губы девушек снова встретились и стало ясно, что ничего уже говорить не надо. Макото вытянулась в струнку, вдоль своей неожиданной любви и крепко-крепко прижала ее к себе. Все тело Ами почувствовало жар и дрожь Макото и она сама постаралась как можно сильнее прильнуть к этой желанной плоти. Макото высвободила левую руку. Потянулась ей к груди Ами и одним движением сорвала с нее блузку и лифчик. Затем тоже самое сделала со своей футболкой. Маленькие сосочки Ами моментально соприкоснулись с богатыми сосками Макото и это снова, через несколько секунд, повергло их в шоковый оргазм.
     Даже не пытаясь отдышаться и не прекращая поцелуя, Макото, сама не своя, находясь уже на грани третьего экстаза, стала делать поступательные движения бедрами. Ами вообще не выходила из состояния оргазма. Казалось, что она спускала каждой точкой тела, которая хоть чуть-чуть касалась любимой. Макото, с трудом соображая, решила доставить Ами такое удовольствие, чтобы она навсегда осталась с ней. Мешающие голубенькие трусики подруги были разорваны пополам и отброшены. Туда же полетели и желтенькие кружева Макото. Она инстинктивно, как бы подстраиваясь, потерлась секунду о мягкие бедра Ами и вдруг резко, словно найдя неодходимую точку, с силой вдавила свой клитор в промокшую насквозь промежность любовницы, сминая половые губки и волшебный персик подруги. От этого движения губы Макото на миг потеряли рот партнерши, и Ами уже ничто не могло удержать от влюбленного крика:
     - Ооооой-й-й...Ай-ай...Уй-й-йой, - запищала нежным, но очень громким голоском Ами, и Макото подумала, что именно так, наверное, кричат маленькие девочки, когда кончают в первый раз. Так пищала и она, когда впервые спустила в рот своей двоюродной сестре. Ей тогда было двенадцать лет. От этих мыслей она еще больше возбудилась. Она поняла, что Ами тоже испытывает с ней чувства, неизведанные раньше ни с кем. Макото сильнее заработала бедрами. Мокрый перчик клитора уже просто трахал брюнетку, зарываясь все глубже в пухленькие губы, и искал дырочку девочки, рекой истекающую соками на ножки обеих подруг. Выделения Макото были не менее обильными, и как только она почувствовала кончиком своей сливки начало влагалища, она буквально ввернулась между словно намасленных ног девчушки. Клитор проскочил в долгожданную письку, и Макото, с каким-то нежным остервенением, стала трахать любимую Ами. Ноги Ами сплелись вокруг талии Макото, помогая ей задавать ритм и ничто уже не могло помешать родиться самому мощному, самому сочному оргазму, умноженному на них двоих. Кричали девушки или нет, они не помнили. Сколько раз они кончили, они не считали. Просто каждый оргазм приходил в лоно каждой подруги с мыслью о нежности и любви. С чувствами их ласковых любвеобильных писек. Пися Макото толкала в Ами чувство: "Я люблю тебя, Ами"! Пися Ами тут же спускала, каплями смазки возвращая подруге свое чувство: "Я люблю тебя, Мако!", повергая ее в новый оргазм.
     Так продолжалось довольно долгое время. Наконец, Макото внезапно почувствовала смертельную усталость, и повалилась на пол, оказавшись лежащей на спине, с раскинутыми ногами, рядом с возлюбленной и в луже смешанных соков. Ами даже не сразу поняла, что Макото уже не входит в нее. Она несколько раз еще подавала вперед свой задик, но, поняв, что подавать его уже некому, начала с трудом выходить из состояния блаженства. Разогнув ножки, отличница повернулась к Макото, провела у нее между ног ладошкой и быстро, как бы украдкой, облизнула пальцы. Макото не реагировала. Лежа с закрытыми глазами, она глубоко дышала. Грудь Макото, всегда так сильно волновавшая Ами, красиво опускалась и поднималась. Ами во все глаза наблюдала за этим зрелищем. Ее взгляд пробежал по телу подруги и с удовольствием отметил, что ни сосочки, ни клитор Макото не потеряли своей эрекции. Ами погладила указательным пальчиком ложбинку между грудей Макото и прошептала на ушко:
     - Милая! Милаяааа!? Киска! Любимая!
     Макото открыла глаза. Увидев Ами, она расплылась в широкой улыбке. Вытянув руки вперед, Макото прижала к себе Ами и чмокнула в обе щеки, а потом в губы. Затем еще раз улыбнулась. Пару минут девушки ничего друг другу не говорили, молча гладя волосы и плечи каждая своей возлюбленной. Потом Ами расслабилась и улеглась рядом. Теперь они смотрели просто в потолок, на котором весело играли нарисованные тигрята.
     - Ами, ты слышишь меня? - тихонечко заговорила Макото.
     - Слышу, - голос Ами прозвучал еще тише.
     - Ами, я такая разбитая. Ты так сильно меня любила. Я, наверное, тебя совсем замучила.
     - Что ты, лапочка! Я совсем не устала. Это ты все время меня любила, а я только кончала. Я даже ничего тебе сделать не успела.
     - Не говори глупостей! Ты любила меня так сильно! Спасибо тебе. Ты веришь мне, что я тоже тебя люблю?
     - Да! Я верю! Так хорошо, как с тобой сегодня, мне не было никогда. - Макото никогда раньше не слышала из уст Ами более искреннего голоса. - И еще, я должна тебе кое в чем признаться. Я и раньше кончала только с тобой. Ну, еще сама с собой. А с остальными я притворялась. Поэтому я и полюбила тебя. И буду любить всегда. И докажу это, прямо сейчас.
     Макото успела только вздохнуть. Ами вихрем вскочила на колени. Немного по-обезьяньи переползла к ножкам Макото и юркнула в ложбинку. Устраиваясь поудобнее и протянув ручки к сисичкам Макото, Ами открыла свой аккуратный ротик, и прикоснулась губками к писе. Немного неумело она стала сосаться с писькой Макото, лаская ее губками и иногда высовывая кончик языка, пощипывая им основание стоящего во все свои пять сантиметров, клитора. Макото приподняла голову, что бы посмотреть на эти извращения, но капелька кайфа, пришедшая от промежности, заставила ее задохнуться, и девушка так и не увидела, что творит с ней Ами.
     Брюнетка, как и следовало ожидать, не остановилась на поцелуях, и вскоре ее язык стал периодически пробегать по всей длине клитора, который был сейчас похож на хороший спелый абрикос. Два пальчика потихоньку, как в разведку, вошли во влагалище Макото, и стали там исследовать все удобные для нападения места.
     Вылизывать Макото не было для Ами новой забавой. Она делала это и раньше, но сейчас к ней пришло какое-то вдохновение. Язычок плясал вокруг любимого бутона ритуальный танец розовой любви. Губы Ами словно целовались с половыми губками Макото. Подружке было явно хорошо. Она блуждала руками по своему телу, неровно дышала, крутила головой из стороны в сторону. Ами показалось, что пора прекратить это баловство и применить что-нибудь более существенное.
     На несколько секунд она замедлила ласки и, дождавшись удивленного вздоха Макото, ловко, одним движением, накинулась всем ротиком на клитор девушки. Зубы сомкнулись внизу персика, верхнее небо подогнула его поближе к языку и расплющило его. В ход пошли все движущиеся части рта. Язык создавал эффект жерновов. Губы распластались по лобку. При этом пальчики не прекращали своей подрывной деятельности внутри влагалища и уже почти тонули в вязком болоте выделений Макото.
     - Уй-йяаааа... А-айаа-ай. - Макото схватилась рукой за ладошку Ами, которая так и осталась ласкать ее правую грудь. Другой рукой Мако надрачивала свободный сосок, ставший похожим на маленькую антенну от сотового телефона. - Сожми сильнее, ааааа...
     Ами не поняла, что она должна сжать сильнее: грудь или клитор, но ей хватило смекалки и на то и на другое. Через секунду Макото стала заливать губы Ами своими густыми сливочками. При этом она даже не кричала, а только выгнулась и стиснула зубки. Голова снова заметалась из стороны в сторону. Руки от сосков метнулись к головке Ами и притянули ее к клитору как тисками. Бедра стали выделывать частые фрикции. Они становились все более размашистыми и, наконец один из толчков вырвал розовую штучку изо рта девушки. Ами сразу поняла, что на такой скорости поймать клитор ротиком не удастся. Поэтому она свободной рукой просто схватила, как в капкан, отросток Макото и с усилием сжала его. Два пальчика во влагалище ринулись к верхней стенке и вглубь. Ами сама не заметила, как половина ладони исчезла в пещерке ее любви, и тут Макото закричала.
     Кричала она громко, но не долго. Оргазм теребил ее уже давно, и сил осталось только на самый последний, самый сладкий раунд. Через десять секунд все было кончено. Макото из последних сил отпрянула назад, высвобождаясь из ласковых пут Ами, и со вздохом расслабилась. Брюнетка подтянулась к любимой поближе. Обняла ее и прижалась щекой к щеке Макото. Ами была счастлива!
     Минут через десять девушки пришли в себя. Они смотрели друг другу в глаза и Ами ласково гладила по плечам свою возлюбленную. Макото улыбалась.
     - Скажи мне это еще раз! - Попросила Макото.
     - С удовольствием! Я люблю тебя. - Нежно прошептала Ами.
     - Слушай! А давай выпьем. Шампанского. За нашу любовь.
     - Давай!
     Шампанское и бокалы были на кухне. Макото поднялась, подошла к двери и стала аккуратно открывать ее, чтобы не разбудить Бани и Минако. Медленно просунув в образовавшуюся щель сначала плечо, а потом и голову, Макото огляделась и обмерла. То, что творилось в спальне - описать сразу было очень сложно...
      
     Бани спала плохо. Вроде и не выспалась, и устала, но мысли бродили в голове. Сильно перенервничав перед экзаменом, сейчас она никак не могла успокоиться. Закрыв глаза, девушка пыталась считать до тысячи, но каждый раз сбивалась то на экзамен, то на утренние впечатления, то на каких-то монстров, поверженных ранее. Еще мешала одежда, которую лень было снимать. Только минут через двадцать она смогла чуть забыться тревожным сном, но тут в ее ушки ворвался крик из библиотеки.
     По началу, Бани ничего не поняла. Она приподнялась на одной руке и обратила свой утомленный взгляд в сторону Минако, тихо посапывающей на перине. Снова раздался крик. Кричала явно Ами. Минако зашевелилась, открыла сонные глаза и спросила:
     - Ты чего орешь?
     - Тссс-с...Тихо...Это оттуда..., - Бани говорила странным шепотом, пальцем показывая на дверь библиотеки, - Кажется, это Ами.
     - О, Господи! Что у них там?
     - Откуда я знаю. Пойдем, посмотрим.
     Шпионский интерес мгновенно завладел обеими подругами. Девушки тихо, на цыпочках, подошли к двери. Тут между ними вышел короткий спор по поводу того, как наблюдать. Бани проголосовала за замочную скважину, в то время как Минако настаивала на том, что бы приоткрыть дверь и смотреть одновременно. Но тут у Бани родилась идея.
     В северной стене библиотеки имелось окно, которое вело на веранду. В самой библиотеке стоял шкаф, все двери которого были сделаны из чуть затемненных матовых зеркал. Если встать сбоку от окна, то, во-первых, будет все прекрасно видно, а, во-вторых, почти полностью исключался шанс быть обнаруженной. После того, как Бани изложила этот простенький план, Минако рванулась к двери, ведущей на веранду, чуть не сбив с ног принцессу вселенной. Бани надула губки, показывая, что она обиделась, но Минако не обратила на это никакого внимания, и принцессе пришлось просто плестись следом.
     В следующую минуту, удобно расположившись у окна, девушки во все глаза смотрели в зеркало. Видимость была потрясающей. Прямо по центру библиотеки, на полу между двумя креслами, лежала абсолютно голая Ами, если не считать беленьких гольф. На ней, в чем мама родила, распласталась Макото, которую Ами обняла ножками, и с остервенением трахала ее. Рядом на полу валялись смятые разорванные тряпки. Картина была супервозбуждающая.
     Писька Бани сразу дала о себе знать белой вязкой капелькой, лениво выползшей из влагалища и собиравшейся продолжить дальнейший путь по ноге. Соски напряглись, и Бани пришлось схватить их руками, чтобы они не лопнули от восторга. С Минако творилось вообще что-то невероятное. Не кончавшая со вчерашнего дня, девушка скрестила ножки и то напрягала, то расслабляла мышцы. Одной рукой она гладила себя по юбочке, в месте, где была левая половинка попки, а другую поднесла ко рту и неистово сосала указательный и средний пальцы. Ее клитор тут же по-своему отреагировал на увиденное и начал приподнимать юбку. Трусов Минако как всегда не одела, и ничто не могло помешать распрямиться толстой упругой палочке во все свои развратные пять дюймов. Минако отчетливо поняла, что не в состоянии пересилить своего возбуждения. Она оторвала ближнюю к ней руку Бани от ее сисички и направила к себе под юбку. Снова освободив руку, она стала гладить ей попочку принцессы. Для того, что бы пропустить ладошку Бани в промежность, ножки пришлось расслабить и раздвинуть. Но Бани не стала тратить времени на игры. Она сразу схватила Минако сильными пальцами за клитор и начала его поддрачивать. Почти как член.
     Собственно, клитор Минако отличался от члена только двумя вещами: он не брызгал спермой и не имел головки, которую можно закрывать и открывать. Во всем остальном он был даже лучше. Во-первых, он был толще членов такой же длины. Во-вторых, он был куда приятнее внутри, потому, что был не особо гладкий. И, в-третьих, он умел пульсировать! Каждый раз, когда Минако доводила себя до экстаза, трахая кого-нибудь из воинов в писю или в попку, ее отросток начинал биться о стенки дырочек с такой силой, что это повергало девушек в состояние глубокого нокаута.
     Поигрывая с клитором подружки, Бани, тем не менее, особо не обращала внимания на состояние Минако. А следовало бы. Девочка, не испытывавшая ласки уже больше суток мгновенно потекла и через полминуты готова была спустить. Тем более, что ее взгляд устремился на двух неистовых лесбиянок, а рука Бани гуляла по всей длине клитора. Ноги внезапно задрожали. Теряя силы, Минако схватила подругу за плечи и, стиснув зубы, чтобы не выдать себя, упала вместе с напарницей по подглядыванию, на колени, больно ударившись о паркет. Предводительница воинов еле удержала ее, схватив в последний момент за шею, хотя для этого и пришлось выпустить из ладони клитор.
     Постояв какое-то время на коленях рядом с обнявшей ее Минако, давая ей немного отдохнуть, и насмотревшись на прыгающую в окне спину Макото (единственное, что еще можно было видеть в таком положении), Бани снова пролезла рукой под юбку подруги и с удовольствием отметила, что отросток девушки Венеры не утратил своих боевых качеств после первого оргазма. Бани приподняла Минако за подбородок и прошептала:
     - Ну, что, пойдем досмотрим?
     Минако молча кивнула, и девицы прямо на коленях поползли поближе к окну, растирая по полу выделения Минако. Заглянув за подоконник, подружки снова сфокусировались на Ами и Макото. К этому времени картина стала еще интереснее. Пара чуть развернулась и теперь, между раздвинутых ног Макото, наблюдателям было отчетливо видно, как ее клитор входил в дырочку Ами. Бани аж охнула от такой грязной сцены. Она чувствовала, что и Минако не осталась равнодушной. Ее сердце снова учащенно забилось, а руки потянулись к грудям Бани. Сама Бани уже вовсю надрачивала свои губки и персик, другой рукой сжимая орган Минако прямо через юбку. Подружка опять стала подавать признаки настигающего близкого оргазма, но в этот раз Бани не собиралась оставаться без удовольствия. Она быстро сориентировалась и попросила:
     - Минако! Войди в меня, в попку. Давай прямо так, на коленях. Потрахай меня немножко, пожалуйста!
     Ту не надо было долго упрашивать. Минако ловко провела ладонью по промежности Бани, собирая сок. Затем растерла влагу по всей длине своего "вибратора" и приподняла юбочку Бани. Солнечные лучи тут же запрыгали по красивым розовым округлостям попки. Минако на секунду опустила взгляд, примериваясь, но от вида красивой задницы, она испытала еще один приступ возбуждения. Заняв позицию позади принцессы, и даже не нагибая ее, Минако одним движением вошла в попу Бани, сразу задвинув свой орган почти наполовину. Ласковая, нежная, томная боль растеклась по телу блондинки. Она еле удержалась от крика, поймав его уже на выходе из легких, плотно стиснув челюсти и вздрогнув всей верхней половиной тела. Голова закружилась, и Бани пришлось положить ее на подоконник. Минако, тем временем, начала делать медленные покачивания, все глубже зарываясь Бани в кишечник.
     Когда снаружи осталось не более трех сантиметров клитора Минако, девушка стала методично трахать свою развратную подружку, ни на секунду не отрываясь от зрелища в зеркале. А вот Бани уже давно забыла про отражение. Сконцентрировавшись на своих ощущениях, она стала пальчиком разминать свой клитор. Вторую ладонь она подложила себе под голову и отдалась во власть анального кайфа.
     В этот момент Ами снова закричала. Ее голос передал Минако все наслаждение, которое она испытывала, и с первыми звуками, достигшими прекрасных ушек, девушка с большим клитором стала спускать, вся дрожа и заливая ножки струйками из писечки. Клитор в попке не обманул надежд Бани и привычно завибрировал. И без этого приближавшийся оргазм троекратно усилился, и девушка вцепилась в ладонь зубами. Минако, в тоже время почувствовав, что ей сейчас будет очень хорошо, схватила Бани за бедра и с силой подалась вперед, чуть не разорвав Бани пополам. Той уже было все равно - принцесса кончала! Ее попка полностью принадлежала Минако, а бугорок - своему пальчику.
     Девушки кончали долго и обильно. В конце Бани казалось, что она уже не стоит на коленях перед окном, а просто висит на вертеле у подруги. Минако была полностью уверена, что ее сладкая палочка уже приподнимает Бани и та катается на ней как на горке. В миг наивысшего кайфа глаза Минако зажмурились, и девушка сползла на пол. Клитор-член мягко выскочил из попки Бани. Для Минако начались самые прекрасные секунды после оргазма.
     Тем временем, предводительница воинов уже пришла в себя. Наблюдать за подругами в зеркале было уже не интересно, и она решила растормошить Минако.
     - Минако! Минако-о-о...
     - Ну, что тебе?
     - Лапка, пойдем в спальню. - Бани шептала слова, почти касаясь уха.
     - Бани, погладь меня по спинке. А потом пойдем. - Конечно, Минако никуда не хотелось уходить. Ей было просто хорошо. Она балдела.
     Бани решила уступить подруге. Она стала поглаживать ее спинку, не забывая, конечно, про бедра и ляжки. Так прошло почти пять минут, но тут вздохи за окном начали стихать, и Бани снова затеребила Минако.
     - Минако, вставай. Пошли в комнату.
     - Ты чего! Мне так классно. Погладь еще.
     - Дура! У девчонок там, - она боднула головой в сторону окна, - сейчас все кончится. Если Макото решит потаскать Ами на руках, ты знаешь, как она это любит, они заметят нас.
     - Вот, черт! - Минако вскочила как ошпаренная. Не дай, Бог, девки застигнут их за подглядыванием, потом шуток и обвинений в онанизме не оберешься. Вся школа узнает.

страницы: [Пред.] 1 2 3 4 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Пятница 21.09.2018 18:45