http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказСейлор Мун: розовая луна без матроски
автор: Paul Eagle
тема: лесбиянки, наблюдатели
размер: 69.70 Кб., дата: 04-02-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2 3 4 [След.]

     - Мы, блин, в черной дыре вселенной в плену у главного демона тьмы. А точнее - в спальне Макото. Стоим втроем, как дуры, в матросках вокруг одного дивана. При этом ни одного демона в радиусе двадцати миль не наблюдается. Может, объяснишь - зачем ты вызвала силу Луны? - Минако от возмущения была вне себя. Она поставила руки на бедра и встала в позу строгой жены, отчитывающей мужа.
     В комнату вошла чистенькая, посвежевшая Макото. От открывшейся двери образовался сквозняк. Юбочки сейлоров взлетели до пояса и стало ясно, что о нижнем белье сегодня утром вспомнила только Ами.
     - Вы, что? Хотите изгнать демона, который каждую ночь сминает мои простыни? - Макото была явно удивлена внезапным превращением одноклассниц.
     - Нет. Мы просто решили проверить: влияет ли утренний оргазм на быстроту превращения в воинов. Результат, как видишь, превзошел все ожидания - Бани телом уже сейлор, а мозгами до сих пор трется о твой язычок.
     - Девчонки! Может, мы превратимся обратно, а потом поговорим? - предложила Меркурий.
     - Да уж пора бы. Все равно Сейлор Мун распугала всех демонов своей голой задницей. А ты говоришь "волшебный лунный жезл", "лунная призма". По сравнению с ее ягодицами, это все - тьфу, семечки. - Венера явно потеряла чувство субординации, но это ей сошло с рук, так как принцесса все еще не очухалась.
     Через минуту прекрасные девушки сидели на диване и кляли Бани, на чем свет стоит. Та вроде бы пришла потихоньку в себя, но было видно, что ни о каком экзамене по географии она даже не вспоминала. Ей вообще не хотелось сейчас разговаривать с кем-либо, кроме Макото, которой она хотела сказать очень многое. Но не может же она сказать подругам: "Ну вы идите - готовьтесь, а мы тут с Мако поговорим". Бани так и не знала до сих пор, что Минако и Ами все видели своими глазами.
     - Бани! О чем ты думаешь, черт возьми? - Макото явно не понимала, что творилось в душе у ее ночной партнерши, - Давай, возьми себя в руки, и пойдем.
     - Куда? - мечтательно пропела Бани. - Впрочем, куда хочешь, мне все равно.
     "Лишь бы с тобой вместе", подумала про себя Бани, но вслух не сказала.
     - Экзамен по географии сдавать. Уже одиннадцать, а ты еще даже не одета.
     - Экзамен? Может мне не ходить. Сдам как-нибудь потом.
     - И останешься на второй год. Давай, поднимайся. Иди в душ. - Ами, как самая ответственная, взяла инициативу в свои руки.
     - Почему, интересно, Рей уехала, не сдав последний экзамен, и никто ее на второй год не оставил. - Бани, причитая, все же кое-как поползла в сторону ванной комнаты.
     - Ты прекрасно знаешь, почему Рей не нужно сдавать Географию, - крикнула ей вдогонку Минако.
     - Наверное, по той же самой причине, по которой тебе не нужно сдавать нормативы по физкультуре, - огрызнулась Бани и закрыла за собой дверь.
     - Да, да. Именно, по той самой. - Прокричала в спину подруге Минако. - Что, завидно?
     - Она не слышит тебя, - спокойно сказала Макото. - И вообще, давай не при Ами, ладно.
     - А что это за причина? - Тут же спросила Ами.
     - Может, расскажем ей. Глядишь, повзрослеет. - Минако никак не могла избавиться от злорадного настроения.
     - Расскажите, ну, пожалуйста!
     - Не надо. Живи себе спокойно. Ты и без этого лучше всех учишься. - Ответила Макото.
     - А может, я после этого еще лучше учиться стану, - наивная Ами широко раскрытыми глазами смотрела прямо в лицо Макото. - расскажите, а?
     - Учиться лучше ты после этого вряд ли станешь, а вот оценки могут действительно стать идеальными. Хотя в твоем случае это почти невозможно. - Минако продолжала распалять любопытство Ами.
     - Ну, вот видишь, Мако. Она говорит, что будет лучше. Ну, расскажите. Я никому не скажу.
     - В этом нет необходимости. Это и так все знают, кроме тебя да еще нескольких таких же ботаников.
     - Послушай, Минако. Помолчи, пожалуйста. Ты ж сама нарываешься. Она же теперь не отстанет, пока не скажем.
     - А мы ей прямо сейчас все и расскажем.
     - Нет! - Макото сорвалась на крик. - Ну, ладно. Только я сама расскажу. Сегодня вечером, после экзамена. Мы вчетвером поедем ко мне, и я тебе все расскажу, хорошо?
     - Хорошо! Договорились. - Обрадовалась Ами.
      
     Экзамен прошел, на удивление, успешно. Мисс Акиноко была грустна, немного рассеяна и принимала предмет спустя рукава. Ами, Минако и Макото уже стояли со своими пятерками в коридоре и трепались о планах на каникулы, которые для них уже начались. Девушки ждали Бани, которая все еще сидела в классе и не решалась начать отвечать.
     Ждать пришлось довольно долго, но через сорок минут дверь класса вдруг чуть не слетела с петель от удара, и задыхающаяся от счастья Бани, с криком: "Ура! Четыре", бросилась в объятия подруг.
     На радостях, девушки решили отметить удачное начало каникул. Было решено купить мороженного и шампанского. Макото вспомнила, что у нее дома есть виноград и мандарины. Бани сказала, что зайдет к знакомой, которая работает в кондитерской, и принесет по паре пирожных. Минако была против такого обжорства, но ей тут же напомнили, что у нее не только самый большой клитор, но и чуть ли не самая тонкая талия во всем Токио.
     Добравшись к четырем часам домой к Макото, и, подождав Бани, девушки начали готовиться к вечеринке. Быстро был накрыт стол. Для четырех молоденьких девушек еды было явно многовато.
     - Девчонки, а может мы сначала поспим часок? - Неожиданно предложила Бани. - А то всю ночь готовились.
     - Как ты готовилась, мы видели сегодня утром. Я удивляюсь, почему ты не получила пятерку с плюсом. Такое самоотречение по отношению к наукам демонстрирует не каждый. - Минако уже без злобы отпустила колкость. - Правда поспать было бы действительно неплохо, да и есть пока не хочется.
     - А ты мне обещала рассказать все про Рей, - Ами тоже не хотелось есть, - может девчонки подремлют, а мы поболтаем?
     - Ну, хорошо, хорошо! - Макото сама бы с удовольствием поспала, но раз уж обещала. К тому же если рядом не будет Минако и Бани, никто не помешает рассказу, не будет встревать, и указывать на забывчивость и скромность.
     То, что она не собиралась всего рассказывать Ами, было очевидно. Пусть хоть одна из них пребывает в неведении о том, как иногда решаются жизненные вопросы. При помощи чего они решаются. А вот Минако явно не хотела ни о чем умалчивать, и Макото решила согласиться на разговор прямо сейчас. Пусть Минако отдохнет.
     - Давайте, тогда не теряйте времени. Я не хочу есть вялый виноград. Один час, и я вас разбужу. - Макото открыла шкаф и стала доставать спальные принадлежности. - Бани! Ложись на диване, а ты - на перине. - В Минако полетели две подушки. - Спокойной ночи.
     - Только, чур, все по честному. Расскажешь ей все как есть. Ами, если она будет врать или недоговаривать, вырви у нее язык и принеси мне. Я сама тебе все расскажу, ее же голосом.
     - Нет, пусть лучше Макото. Мако, ты не будешь врать? - Ами засверкала наивными глазками, преданно устремленными на рыженькую девушку.
     - Ладно, не буду. Пошли.
     - Нет уж. Ты, сначала, поклянись, что не будешь хитрить. - Минако знала, что Макото серьезно относится к сентиментальным глупостям.
     - Вот ведь, достала. Хорошо, клянусь говорить правду, только правду и ничего, кроме правды. Теперь довольна? Может мне положить свою руку на что-нибудь святое и чистое?
     - Засунь свою руку себе в..., - Минако показала на себе, куда нужно засунуть руку и отвернулась.
     Бани и Минако растянулись на своих ложах. Ами и Макото уединились в библиотеке. Они заняли два низких старинных кресла лицом друг к другу.
     По началу они обе молчали. Ами не знала, что она должна спросить, а Макото старалась найти наиболее удачное начало рассказа. Наконец Ами решилась:
     - Ну, ты чего молчишь-то? Давай рассказывай, - Ами напустила на себя не свойственную ей развязность.
     Макото посмотрела в огромные синие глаза Ами и поняла, что разговор будет очень сложный. Ну, не может она разбить самые радужные представления этой девчушки об горькие слова мерзкой реальности. Как она скажет ей о том, что Рей просто спит с учительницей географии, а Минако - с тренершой по физкультуре. И обе за это получают оценки, ради которых Ами просиживает за книжками по всем предметам ночи на пролет.
     - Видишь ли, малышка. - Макото набралась смелости и начала. - Дело в том, что в жизни для каждой девушки или женщины очень важно, что бы их кто-то любил, заботился о них ну и тому подобное.
     - Это я и сама знала. - Ами пока не отказалась от роли распущенной всезнайки.
     - Нет. Я о другом. Вот ты сейчас говоришь, что и сама знаешь, только ты не знаешь, как сложно жить девушке, если этого "кого-то" - нет.
     - Знаю!!! - Чуть не закричала Ами, но вовремя сдержалась. - Еще как знаю. - Уже шепотом добавила она.
     Макото уловила какие-то странные нотки в голосе девочки. Она пристально посмотрела на подругу. Ами была сама не своя. Она прятала взгляд, ерзала по креслу, и было видно, что ей нужно что-то сказать. Казалось, она разрыдается прямо здесь, но этого не произошло. А то, что произошло, потрясло Макото как гром Юпитера, которым она сама так хорошо умела пользоваться. Ами медленно встала. Неуверенными шагами и отводя взгляд в сторону, брюнетка подошла к Макото. Помедлив пару секунд, девушка поправила юбку, и вдруг резко опустилась на колени Макото, обняв подругу руками и зарывшись мордашкой в шейку. Макото, растерявшись, даже не знала - что ей надо делать? Она даже не догадывалась о причинах подобного поведения отличницы. Может, хочет рассказать о несчастной любви. Или, не дай Бог, ее кто-то изнасиловал, а она боится признаться? "Если так - найду и прибью. Нельзя прощать такое." - Макото внутренне содрогнулась от самой мысли о насилии.
     Время шло, но Ами так и не решалась прояснить ситуацию. Она все глубже зарывалась личиком в волосы Макото, красиво спадающие на плечи и спину, и тихонько всхлипывала. Макото почувствовала, что ее футболка уже сырая от слез. Это побудило ее предпринять хоть какой-нибудь шаг.
     - Ну, успокойся, зайчик. Давай продолжим - я тебе расскажу про Рей.
     - Угу..., - на большее Ами не хватило.
     - Ну, вот. Видишь ли, однажды, когда наш старый учитель географии ушел на пенсию, нового учителя никак не могли найти. Поэтому сделали запрос по всей стране и нашли мисс Акиноко. Она, во-первых, молодая. А, во-вторых, оказалось, что она уже преподавала в школе для девочек. Рекомендация, на удивление, у нее была очень хороша, но ты и сама помнишь - какая она была, поначалу, злая и придирчивая.
     - Да, помню. Она еще сказала, что никто из нас не знает географии и что она с нас живых не слезет.
     - Правильно. А потом она вдруг изменилась. Стала добрая, к каждому подходила, говорила, что поможет во всем разобраться. - Макото немного освоилась с ситуацией. Ее рука стала гладить Ами по головке, а ногой она стала чуть раскачивать девочку, наподобие, как укачивают маленьких детей.
     - Точно. Она даже всех двоечников подтянула. И улыбается всегда. А причем же здесь Рей? - Ами поддерживала разговор, но актриса она была плохая, и было видно, что не этот вопрос висит у нее на язычке.
     - Слушай, Ами. Может, мы поговорим о тебе, а не о Рей. Ты что-то держишь в себе. У тебя все нормально? - Макото, наконец, решилась прервать бесполезный рассказ. - Давай, маленькая, вздохни и объясни мне, в чем дело?
     - А ты не обидишься? - Ами впервые, после перемещения на колени подружки, подняла заплаканные глаза.
     - Что ты, киска? На тебя разве можно обижаться?
     Ами сглотнула. Голос был неуверенный, очень тихий, но видно Ами переборола себя и теперь смотрела на Макото неотрывно.
     - Макото! Я хочу задать тебе вопрос. Ответь, пожалуйста. Только честно. Обещаешь не смеяться?
     - Обещаю! - Макото по глазам девочки поняла, что речь идет о чем-то очень серьезном.
     - Скажи, Мако. Тебе кто-нибудь признавался в любви? - Ами ждала ответа, смотря прямо в рот Макото.
     - Ннну-у, да - один раз. - У девушки отлегло от сердца - судя по вопросу, Ами никто не насиловал.
     - А кто?
     - Ами, я не хотела бы тебе это говорить. Просто с этим человеком я больше никогда не виделась и не увижусь. К тому же, он мне тоже нравился и мне тяжело вспоминать..., - Макото вспомнила своего возлюбленного, но не дала волю чувствам, и сосредоточилась на разговоре.
     - Ну, ладно. Не говори. Скажи, только, сейчас ты кого-нибудь любишь?
     - Да, вроде - нет. Если ты конечно не имеешь в виду маму, папу и вас четверых. Вас я люблю как сестер. - Макото совершенно запуталась. Она уже подумала, что сейчас придется учить Ами признаваться в любви или как вести себя, когда тебе признаются. Но что-то не клеилось. Что-то говорило Макото - не это интересует Ами, сидевшую у нее на коленках.
     - То есть, сейчас, у тебя никого нет?
     - Нет.
     - А то, что было сегодня ночью - это серьезно? - спросила после небольшой паузы Ами, словно внезапно вспомнив увиденное утром, - я про Бани.
     - Я не совсем понимаю, какой смысл ты вкладываешь в слово "серьезно", но, наверное, ответ - нет. - Макото вспомнила, как она хитростью соблазнила Бани. О серьезности тут даже речь не идет. Толи от воспоминаний, толи от сидящей на коленях Ами, между ног стало чуть влажно. Макото даже прониклась какой-то странной нежностью к подружке. Она уже давно не задавалась подобными вопросами. О любви не задумывалась. Не искала ее. А вот Ами задумывается. В конце концов, не важно - в кого она влюбилась. Важно, что она умеет любить.
     Заплаканное лицо Ами смягчилось, и она даже смогла улыбнуться. Улыбка получилась мягкой и нежной. Макото чувствовала, что девочка улыбалась от всего сердца.
     - Мако. Можно я задам еще один вопрос? Последний.
     - Ну, давай! - Макото уже и саму волновал этот диалог. Она зажигалась. Вместе с тем, зажигалась и вишенка клитора под желтенькими трусиками. Макото чувствовала, что что-то сейчас произойдет. Она уже даже догадывалась - что. Пися текла теперь вовсю и остановить это было уже не возможно.
     - Слушай, Мако. Вот если кто-то признался кому-то в любви, но не стал ждать ответа, а сразу поцеловал ее или его в губы. Можно ли считать, что человек тоже влюблен, если он ответил на этот поцелуй? - Ами вдруг выпрямилась и пересела так, что бедра Макото оказались у нее между ног, а почти голенькая, под задравшейся юбочкой, попка в узеньком бикини, прижалась к загорелым ляжкам. Расстояние между мордашками девушек сократилось до нескольких дюймов. Глаза Ами пожирали личико подружки, ожидая ответа.
     - Ну, дда-а! Наверное. - протянула Макото. - ведь если по-настоящему любишь, трудно иногда дождаться ответа. А если человеку приятен другой человек, то..., - Макото задумалась, но ее выручила Ами.
     Девочка притянула Макото ручками за плечи к себе. Теперь они почти касались друг друга носиками. Глаза девочек встретились и, воспользовавшись паузой, Ами тихонько прошептала:
     - Я влюбилась в тебя, Мако, милая! Я люблю тебя!
     Прежде, чем их губки встретились, Макото успела закрыть глаза, и два девичьих тела слились в долгом, по-настоящему любовном, поцелуе. Ами не очень хорошо умела целоваться, но для Макото это было не главное. Она любима. Ами любит ее! Это ее первый поцелуй по любви. Боже - как хорошо.
     Безумный приступ ласки захватил Макото. Возбуждение тут же зашкалило за все разумные пределы. Языки девушек словно поменялись местами. Губки брюнетки обожгли Макото до самого сердца. Пульс забился как синичка в руке, заставляя вибрировать, грозивший выскочить из трусиков, клитор. Она обняла Ами руками за талию, в порыве самой женственной нежности, на которую только была способна, прижалась к любимой, и дальше...
     Сначала Макото ничего не понимала. Не просто поцелуй. Не просто ласка. Не просто - очень хорошо. Что-то новое. Совсем неожиданное. Очень большое и самое важное..."Я люблю ее!" - подумала Макото. "Вот в чем дело!" "Я люблю эту девушку."
     Мысль, родившаяся внезапно, оттолкнулась от язычка Ами, пулей пронеслась по телу Макото и разбилась вдребезги о бедра и писю девушки на миллион маленьких оргазмов Как узкие серебряные стрелки, оргазмы устремились вниз живота, создавая одно мощное ядро. Ядро держалось на весу, удерживаемое лишь сознанием. Но сознание выстрелило мощнейшим зарядом ядра по промежности, заставляя свести судорогой ноги и расплющить между ляжками трепещущий клитор. Ами, уже тоже спускавшая, надавила лобком на живот подруги. Спина моментально покрылась капельками пота. Макото дернулась и мелко задрожала. Коленки потянулись к животу, прижимая любимую Ами к себе еще крепче. Крик рвался наружу, но губы были заняты и Макото, напустив целую лужу себе между ног, распятая и расплющенная, кончила. Кончила от любви! Спустила не от похоти, а от поцелуя любимой! Просто от поцелуя! Впервые!
     Никогда ей не было так хорошо. Никогда. Она знала и испытывала многое. И язычок девушки на своей розовой кнопочке. И свои сосочки в ротиках подружек. И пятидюймовый клитор Минако у себя во рту. И член Харуки в писечке и попочке. И свои мягкие ласковые пальчики, доводящие саму себя до экстаза. Все ей нравилось. От всего она могла кончить. Но кончать от любви она не умела. Этому ее научила Ами. Только что!
     Через минуту любовницы немного пришли в себя. Оказалось, что они так и сидят вместе на кресле, обнявшись. Пот стекал по личикам девушек. Головка Ами прижималась к груди Макото. Ами чуть взрагивала.
     Макото выпрямилась, высвобождая левую руку из-под любимой. Не желая отпускать ее хоть на секунду, рыжая девушка Юпитера приподняла за попку Ами и тихонечко сползла вместе с ней на пол. Положив девочку на спину, Макото переместила руки повыше: одну на плечи Ами, другую на ее маленькую аккуратную грудь, и улеглась рядом с ней, гладя ее ножкой. Ами так и не оторвала рук от роскошных крутых плеч Макото, глазами буквально поглощая ее глаза.
     - Прости меня, пожалуйста! Я, наверное, не должна была всего этого делать.
     - Что ты, Ами! Ты должна... Ты - просто молодец. Я тебе так много хочу сказать. Я тебе так благодарна за твое признание. Я хочу, чтобы ты поверила всему, что я сейчас скажу. Все это - правда. Помнишь - я поклялась.
     - Помню. А что ты хочешь сказать?
     - Понимаешь, это может быть неожиданно, но все же выслушай, пожалуйста.
     - Конечно, любимая. Я готова слушать тебя хоть все каникулы. Мне хорошо, когда ты рядом.
     - Тогда послушай. - Макото вздохнула и начала. - Когда-то, давно, мы все, пятеро воинов в матросках выросли и у нас стали появляться другие интересы, кроме учебы и борьбы с врагами. Короче говоря, нас стали беспокоить наши письки. Помнишь, тогда Бани сказала нам, что Луна применила какие-то свои чары, и мы все превратились в...как бы это сказать?...в девушек, которым нравится спать не только с мальчиками, но и с девочками тоже. Это называется - бисексуальность. Сейлор Мун запретила нам заниматься сексом с мальчиками. Ты знаешь - почему. И тогда на землю была послана Сейлор Уран, то есть - Харука. Ты знаешь, что Харука на самом деле - девочка, но Луна и Артемис сделали так, что у нее вырос член вместо клитора. Это для того, чтобы мы все могли трахаться с ней, как будто с мальчиком. Потом мы все перессорились из-за нее, и Луна создала Сейлора Нептун, Мичиру. Она так понравилась Харуке, что они стали...э-э-э...очень близкими подругами. Тогда нам пришлось все чаще и чаще любить друг друга или просто дрочить самим себе. Харука на нас почти не обращает внимания, и мы все уже привыкли к тому, что для секса нам достаточно другой девушки. Мы все стали очень опытными лесбиянками и даже научились соблазнять и трахаться с другими девушками.
     - Макото, зайка, я все это знаю. Это все не страшно. Я все равно люблю тебя сильно-сильно. - Ами еще крепче прижалась к груди Макото.
     - Я знаю, солнышко, но я не это хотела тебе сказать. Просто я хочу, чтобы ты поняла, что не смотря на все те удовольствия, которые мы получали друг от друга, я так и не смогла никого полюбить, ни к кому привязаться. У меня не было чувств. Только эмоции и похоть. Я только сейчас поняла, что значит любить. Что значит "заниматься любовью". Ами, я никогда раньше не занималась любовью. Представляешь. Я только трахалась, а теперь..., - Макото отвернулась и тихо-тихо заплакала. Она только сейчас поняла, сколько она потеряла. Только сейчас она определила для себя самое важное и необходимое. Ами ласково гладила ее по растрепанным волосам, и ее прикосновения казались Макото тем, что нельзя потерять. Это то, что нужно сохранить любой ценой. И Макото поклялась, во второй раз за день, что сделает все, чтобы сохранить это чувство. Сохранить Ами. Любимую девушку.

страницы: [Пред.] 1 2 3 4 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Суббота 21.07.2018 18:25