http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказНегр и белые школьницы
автор: Марк Десадов (перевод)
тема: насилие
размер: 111.43 Кб., дата: 24-01-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2 3 4 5 6 [След.]

      Наконец я закончил. Истерично зарыдавшая Меджи осталась лежать на капоте, сосочки ее голых грудей смотрели вверх, ее ноги по-прежнему были широко раскрыты, показывая мальчикам все ее нежно-розовые лепесточки, по которым тоненькой струйкой текла кровь, смешанная с нашими соками, а в это время мое мощное черное семя уже начало работать в ее утробе.
      Однако прежде, чем я прошел пару шагов, Амос просто подпрыгнул к Меджи. Я понял, что только что закончив с Кристиной, он уже захотел и другую девушку. Говно, было бы мне снова 14 лет! Так или иначе, Меджи больше не сопротивлялась. Он сдернул ее с капота и поставил на четвереньки лицом к одному из мальчиков, да так, что белый членик был в нескольких дюймах от ее носа. Одним толчком он наколол ее, заставив снова взвизгивать. И через мгновение Меджи снова закачалась, хотя и в другой позе, задевая головой и волосами органы своего кавалера.
     В то время как Меджи опять насиловалась, я подошел к Кристине, лежащей на земле и тихо всхлипывающей. Она была уже почти голой - юбка была задрана к талии, а блузки и лифчика на ней не было. Ее трусики висели на кустах, куда их бросил Амос. Промежность Кристины покраснела от крови, а на ляжках подсыхали толстые полосы черномазой спермы. Еще один сгусток висел на ее маленьком носике-кнопке, сломанные очки валялись рядом. Я думаю, что если бы ей еще когда-нибудь надо было бы готовить уроки, то пришлось бы купить новую пару очков.
     Так или иначе, мой член снова затвердел, поскольку я понимал, что эта блондинка готова ко всему, чего бы мне только не захотелось. Я решил, что она уже стала опытным сосунком и поэтому без всяких разговоров сунул свой орган ей в лицо. В ее глазах был тот самый отрешенный взгляд изнасилованной девушки, лучший взгляд в мире. Я знал по опыту - она будет делать все, что ей прикажут. И я не разочаровался. Ее красные губки раскрылись и я задвинул свою мужественность в ее рот. Она сразу начала сосать, и я почувствовал трение ее языка и зубов.
     Надо сказать, у Кристины действительно были к этому способности, обычно белых девушек нужно долго обучать, прежде, чем они становятся хорошими сосунками. Амос должно быть совсем приручил ее, так что она и не попыталась отодвинуться, а я здорово возбудился, когда мой огромный черный с набухшими венами член входил и выходил из ее рта. Она при этом отчаянно, изо всех сил, почти что в упоении сосала меня. Поэтому уже через минуту я почувствовал, что кончаю. Я даже не старался придерживать ее голову, я знал, что она сама все проглотит. И она действительно это сделала, когда моя сперма хлынула по ее горлу, только посмотрела на меня своими распахнутыми глазищами. Когда я вынул свой орган, маленькая струйка потекла было по ее подбородку, но я приказал слизнуть это и она безропотно повиновалась.
     А я чувствовал, что во мне хранится еще достаточно семени, чтобы еще немножко поработать сегодня вечером. Так что я похлопал ее по животу и приказал, чтобы она встала на четвереньки. Тихо, безо всякого ропота, она повиновалась мне. Я поставил ее раком и легко проник в нее. Причем поставил я ее так, чтобы она была только в футе от членика другого, еще не занятого белого мальчика и смотрела прямо на этот членик. Мне хотелось, чтобы они смотрели друг на друга, поскольку ее я насиловал, а этот дурачок, стоя без штанов, от этого ссал кипятком. Так что я схватил ее за волосы и повернул голову вверх. Мне кажется, что она от этого даже успокоилась, должно быть ей было стыдно смотреть на членик, хотя чего же ей теперь уже стесняться! У этой сучки было приятное мягкое подростковое тело, нежные розовые ягодицы и потираясь о них мой член чувствовался очень большим. Он и на самом деле больше, чем у сына, так что я откупорил ее еще пошире и поглубже, чем он. Поэтому от каждого удара ей было больно и она издавала какое-то горловое рыдание, а ее тело ходило взад-вперед, поскольку мой изготовитель младенцев просто жевал все ее влагалище, с каждым сильным толчком глубоко долбя ее глупую матку. С каждым проникновением ее большие груди широко качались из стороны в сторону, а иногда даже со звуком пощечины ударяли друг о друга. Она же в это время смотрела вперед перед собой, на мальчиков, которые не только не сумели защитить своих подружек, но и возбуждались от того, что с ними делали. А мальчикам было стыдно, они покраснели, но их членики напряглись, а бедра даже слегка покачивались в такт нашим движениям.
     Говно, я просто невероятно возбудился, поскольку я одновременно насиловал и насиловал эту молодую школьницу-блондиночку, и в это же время смотрел на беспомощных белых мальчиков. Поэтому уже через несколько минут я почувствовал, что груз прибыл. На всякий случай я напряженно сжал ее, но Кристина уже не делала никаких усилий, чтобы сопротивляться моему семени. В длинных густых всплесках я загнал его глубоко в ее внутренности. Я привстал, с триумфом легко ударил членом по заднице Кристины и засунул его обратно в штаны. Кристина так и осталась стоять на карачках, должно быть у нее кружилась голова, потому что она слегка раскачиваясь из стороны в сторону и была не в силах ни встать, ни даже упасть на землю. Обернувшись, я увидел, что Амос уже заканчивает с Меджи. Он сверху донизу разорвал ее платье и теперь она совершенно голая лежала на земле, а он, широко расставив ноги над ее лицом, задвигал туда свой орган. Я все смотрел, а в это время его черный член то влезал, то вылезал из ее рта. Если бы другой мужчина делал это с Меджи, девочкой, которую я сам для себя выбрал, я бы ссал кипятком, но это был Амос, так что все это дело внутрисемейное.
     Так или иначе, Амос опять начал свое подвывание, а я знал, что это означает, и Кристина с Меджи тоже уже узнали. Голова Меджи, схваченная руками Амоса, задрожала, потому что он начал обстреливать семенем ее мозги, а она только беспомощно это сглатывала. Наконец он победно улыбнулся, а Меджи в это время смотрела вперед невидящим взглядом, ее большие зеленые глаза затуманились, а изо рта вытекала и капала на землю струйка толстой комковатой спермы.
     Тут я было решил, что все, хватит, пора уходить и почти что нежно похлопал Кристину, которая по-прежнему стояла на четвереньках, по промежности, покрытой редкими коротенькими светлыми волосиками, сейчас призывно распахнутой, с отвисшими покрасневшими губами, мокрыми от моей спермы. Похлопал совсем легонько, но она совсем обессилела, поэтому повалилась вперед, головой уткнулась прямо в пах кавалера, а руками для равновесия ухватилась за его ноги. И тут мне пришла в голову одна идея.
     - Послушайте, шлюшки,- сказал я,- вы теперь освободились. Мы вами довольны, вы хорошо поработали. Только кавалеров ваших жалко - они только смотрели. Правда, и этого им довольно, видите, как гвоздики у них встали. На самом деле членики у этих говнюков не очень-то и встали, только немножко приподнялись. Да и размерчики были не чета нашим черным.
     - Так что теперь,- продолжил я,- ты, Кристина, встань на колени перед этим говнюком, ты, Меджи, перед тем, и руками покачайте их немножко.
     Девочки беспрекословно повиновались. Они были уже настолько сломлены, что не только готовы были позволить делать с собой все, что угодно, но и сами готовы были принять в этом живое участие. Амосу я велел достать трусики Кристины, которые он закинул в кусты, а заодно и те, которые я содрал с Меджи около машины. Трусики эти (между прочим, не очень уж чистые), пахнувшие мускусным запахом девственности, теперь уже потерянной, мы поднесли к носам мальчишек.
     Зрелище было прекрасное. Привязанные к дереву и друг к другу говнюки, красные от стыда и одновременно возбужденные, да настолько, что двигают бедрами навстречу своим сучкам. Две изнасилованные школьницы, уже безразличные ко всему и ничего поэтому не стыдящиеся, стоят перед этими говнюками на коленях и руками поглаживают и немного шевелят из стороны в сторону их органы, теперь уже действительно поднявшиеся.
     - А теперь яйца им полижите.- Опять беспрекословное повиновение. Мальчишки уже, кажется забыли, что они связаны, что их девицы изнасилованы. Лица этих говнюков покраснели, глаза полузакрылись, они пускали слюни от возбуждения и двигали своими бедрами взад-вперед. Тут я уже тоже не выдержал:
     - Хватит, шлюхи. А то ваши кавалеры еще кончат. И давайте раком становитесь. Да не так, носиками их члены обнюхивайте,- сказал я, а сучки опять повиновались. Ну а я опять достал из штанов свою дубинку, вновь между прочим затвердевшую, и пристроился к заднице Меджи, Кристину-то я раком уже имел. Амос тоже не терял времени даром - засунул член в Кристину. Девки наши опять начали трястись, а у кавалеров вновь расширились глаза и они пытались притронуться члениками к девицам - руки то у самих были связаны, а ощущений хотелось.
     Глядя на это я придумал еще одну штуку. Мы с Амосом перевернули своих девиц так, чтобы они упирались своими промежностями в нос мальчишкам и одновременно отсасывали нас. А говнюкам я приказал сесть на землю и вылизывать мокрые, пышущие жаром влагалища, покрытые слизью, кровью и нашей спермой. Говнюки сначала пытались отвернуть свои лица в сторону, но я прикрикнул на них и они сначала подчинились, а потом и вовсе вошли во вкус. А девки, как ни странно, стали от этого возбуждаться, лица и даже шеи у них покраснели и они стали шумно дышать - должно быть им было приятно, что с ними занимаются их мальчики. Когда мы глубоко запихивали члены шлюшкам в глотку, те еще теснее прижимались к лицам своих кавалеров, а эти говнюки только отфыркивались.
     - Амос, смотри!- воскликнул я увидев подергивания кавалера, стоящего передо мной.
     Я крепко шлепнул Меджи по заднице, она отвела ее в сторону и мы увидели лицо этого щенка. С его носа на подбородок стекали густые сопли нашей спермы, глаза он закатил, а из горла вырывалось какое-то подвизгивание. Так что я опоздал отстранять кавалера от промежности девицы. Из его члена прямо в лицо Меджи пару раз брызнула тугая струя, он покачнулся и осел.
     Так мы их и оставили - возбужденных мальчишек, сидящих голыми задницами на земле и стоящих раком много раз изнасилованных уставших девиц, уткнувшихся грязными и оплодотворенными влагалищами в лица своих кавалеров.
     Это была очень веселая ночь, но и Амос стал пообразованнее насчет девок. Годом позже он зашел в школу, в которой учились Кристина и Меджи. Оказывается, той ночью мы увеличили черную расу - через девять месяцев обе девушки родили. Амос гордится этим и всюду хвастает. Он считает, что один из этих младенцев его. А я уверен, что младенец Меджи мой, и возможно Кристинин тоже. Так что мы иногда спорим, у кого из них чей ребенок, но на самом деле для меня это не имеет значения - чей я отец, а чей дедушка.

      История четвертая

      Иногда перерывы между моими приключениями были очень малы, а иногда растягивались на месяцы. В этом случае я только рассматривал все возможности и не торопился. Тогда я находил свои старые жертвы и смотрел, что с ними приключилось за это время.
     Однажды я прогуливался вместе со своим восьмилетним сыном Кевином и увидел девушку, которая спускалась по дороге из магазина. Было лето и одета она была очень легко. Шла она весело, вприпрыжку и, вероятно, наслаждалась летними каникулами, ведь уже через несколько недель должны были начаться занятия в школе. Это была шатенка среднего роста. Мне показалось, что ей было не больше 14 или 15 лет. Еще издали, от автомобиля я обратил внимание на ее симпатичное невинное личико. Ее грудки были еще маленькими, но, наверняка, твердыми, а бедра уже сформировались, как у взрослой женщины, они были красивы и плавно выступали из-под платья. Как только я увидел ее, мой член начал пульсировать. Я понимал, что еще никакой мужчина не побывал у нее во рту или между ее бедрами, так что я мог стать первым.
     Она должна была пройти мимо маленького ручья, где росло много деревьев и кустов. Недалеко была пара зданий, около них двигались люди, так что место для моего приключения было опасное. Но я действительно очень хотел эту девушку, очень хотел, чтобы случай поместил моего черного младенца в ее живот. Поэтому я решил, что игра стоит свеч, только сделать все надо очень быстро. Я сказал Кевину, что сейчас немножко позабавлюсь, а он может на это дело посмотреть и что ему тоже будет интересно. Так что я припарковал автомобиль и мы побежали к ручью.
     Еще в прошлый раз я пожалел, что у меня не было с собой фотоаппарата, поэтому все последнее время возил его с собой. Так что я велел своему мальчику захватить его из машины. Я еще раньше хотел снимать своих девушек и то, что я делал с ними. Фотографии ведь могли получиться такими, что не грех было бы их и продавать.
     Так или иначе, я ждал. Я был очень возбужден, и из-за девушки, и из-за опасности.
     На самом деле я даже не был уверен, что девушка пройдет там, где я собирался ее поджидать. Но уже через минуту после того, как мы спрятались, я ее увидел. Она действительно была очень симпатична, с красивыми загорелыми ногами и небольшими задорными сиськами. Говно, я не мог больше ждать! Я рассчитал свой прыжок, кинулся и схватил ее. Одной рукой я зажал ей рот, другой схватил за грудь и потянул ее вниз в кустарник.
     Она так удивилась, что сначала только удивленно взвизгнула. Лишь через пару секунд она начала бороться и кричать. Я ударил ее и показал нож:
     - Молчи, сучка! Ее большие голубые глаза наполнились страхом, она начала дрожать, но сразу замолчала. Я посмотрел вокруг, но не увидел никого, кто мог бы увидеть или услышать нас. Однако копы могли в любой момент сюда заглянуть. Так что я решил сделать свою работу как можно быстрей.
     Я чувствовал, как она извивается в моих руках, как пахнут ее духи, какая у нее мягкая талия и твердая грудь и возбудился от этого еще сильнее. Дотронувшись своим голодным пульсирующим членом до ее бедер, другой рукой я схватил ее за блузку. Сиськи у нее были маленькие и твердые, а небольшие соски как будто окаменели. Может быть она возбудилась, ведь я знаю, что многие школьницы мечтают быть схваченными черным мужчиной, возможно это была сладкая мечта и этой девочки. Так или иначе, я от души лапал и месил ее девственное мясо.
     - О, пожалуйста, не надо...- шептала девушка. Она дрожала и до смерти испугалась, но вроде бы уже поняла, что сопротивляться не стоит.
     Я посмотрел на ее лицо. Она действительно была симпатична, может быть, от молодости - веснушчатые щеки, аккуратненький ротик с красными губками. Должно быть она израсходовала пол-тюбика помады этим утром, желая выглядеть повзрослее. Я наклонялся и жестко поцеловал ее в губы, она попыталась отстраниться. Говно, я умел целоваться! Я засунул свой длинный толстый язык в ее рот, и немного пошевелил им внутри. Ее глаза закрылись. Я понимал, что ей противно чувствовать во рту мой язык, но через минуту-другую во рту будет еще кое-что, и это кое-что внушит ей куда большее отвращение. Я услышал щелчок. Это был Кевин, фотографирующий нас. Звук возвратил меня к действительности. У меня было очень мало времени на занятия с этой школьницей, если я не хотел быть пойманным, когда стану делать из этой хиппующей девчонки свиную отбивную.
     Так что я поставил ее на колени. Она открыла рот и собралась кричать, но было ясно, что она не борец - слишком молодая и слишком испуганная. Это тоже хорошо, иначе у меня могло бы не хватить времени сделать из нее тряпку.
     Так или иначе я достал член. Ее глаза сразу расширились, когда она его увидела - черномазого, толстого, полностью вертикального, да вдобавок еще пульсировавшего. Судя по ее взгляду, держу пари, никогда раньше она даже не видела живого члена, хотя бы даже не такого большого и мощного. Это хорошо, пришло время дать этому младенцу образование:
     - Немножко полижи и пососи меня, тогда отпущу. Только условие - глотай! Она не отвечала, только смотрела на меня большими испуганными глазами. Я схватил ее за волосы и начал подталкивать ее лицо вниз к своему нетерпеливо ожидающему органу. Ее шея была напряжена, немного сопротивляясь, но голова медленно наклонилась. Тем временем мой мальчик вовсю снимал. Я велел ему тщательно проверить, чтобы пленки хватило и на дальнейшее, ведь в запасе был только один рулон.
     Когда головка члена коснулась этих полных красных губ, я уже был готов тут же кончить. Девушка твердо сжала губы, эта сучка не хотела делать то, что ей было приказано. Я грубо дернул ее за волосы, она чуть взвизгнула от боли. И только тогда ее губы медленно раздвинулись.
     - О-о-о!- стонал я, а моя длинная черная змея скользнула в ее лицо. Я переместил член к левой щеке, потом к правой. На щеках у нее попеременно стали появляться большие пульсирующие выпуклости. Это выглядело прекрасно - ее молодое веснушчатое лицо, а между полными красными губами - черный член с набухшими венами. Я чувствовал ее зубки и небольшой приятный язычок. Ее глаза широко открылись и беспомощно смотрели на мой толстый черный прут, то влезающий, то вылезающий из нее.
     Я начал иметь ее в рот. Девушка отнюдь не была сосуньей, никакого опыта у нее явно не было. Она только затягивала его, как соломинку, и даже не знала, как использовать язык. Ну ничего, вид молодой белой школьницы, сосущей мою мужественность, восполнял мне недостаток ее навыков. Может быть я или другой черный когда-нибудь воспользуется тем опытом, который она сейчас получала. А тем временем она должна поработать для меня. Было тихо, не было слышно ничего, кроме ее сдавленных всхрипываний, причмокивания и ударов моих волосатых яиц по ее лицу. Я продолжал возможно дальше засовывать член в ее рот и был теперь способен ощущать его внутри. Говно, один или два раза я так глубоко его загнал, что мне даже показалось - вот-вот он высунется через ее затылок.
     Тем временем мой мальчик внимательно смотрел на нас и широко улыбался. Это было образование и для него. Через несколько секунд я почувствовал, что сперма начала подниматься вверх от моих больших яиц. Я двумя руками крепко схватил девушку за голову, зажал ее и напрягся. Она поняла, что я кончаю - все ее тело застыло, кулаки сжались. И тогда я взорвался.
     - О-о-о!- вопил я, обстреливая семенем ее мозги.
     Девочка попыталась застонать, но ее рот был заткнут членом, и тогда ее начало тошнить. Она попробовала отстраниться, но я крепко держал ее голову прикрепленной к моему плюющемуся органу. Она содрогнулась, но начала глотать с такой скоростью, как только могла. Я же продолжал кончать, выстреливая в нее один густой всплеск за другим. Скоро сперма стала капать из ее рта, хотя она и пыталась все проглотить.
     Наконец, я выстрелил последний раз и освободил ее. Девушка, рыдая, упала на землю, а семя полилось из ее рта и с подбородка, пачкая блузку. Я обратил внимание, что вокруг ствола члена в том месте, где были ее губы, появилось ярко красное кольцо. Держу пари, когда она этим утром мазала губы, она никак не ожидала, что эта помада окажется на черном члене!
     Лежа на земле она выглядела так симпатично, ее девичьи бедра так мягко покачивались, что я решил рискнуть еще минутой-другой. Я во что было ни стало должен был спариться с ней! Я понимал, что это очень опасно, но я должен был подарить ей небольшого малыша.
     Так что я присел рядом и начал стягивать с нее шорты. Девочка попыталась было закричать, но звонкая пощечина заставила ее замолчать. И она совсем не боролась со мной. Мне всегда было интересно, почему девушки очень редко сопротивляются после того, как отсосут? Может быть потому, что черная сперма такая едкая, что доходит прямо до их мозгов? Так или иначе, я стащил ее шорты. На ней были маленькие полупрозрачные розовые трусики с какими-то птичками. Говно! Я схватился за резинку, разорвал их, отбросил в кусты и увидел темный треугольник, поросший реденькими коротенькими курчавыми волосиками с очень высокой детской щелкой. Коленом я раздвинул ей ноги, лег между ними, а она даже не пикнула. Говно, лежать на ней было очень приятно, я ощущал каждый изгиб ее детского тела, все еще чувствовал запах ее духов, хотя уже и смешанный с запахом моего семени. Она дрожала, но не сопротивлялась. Ее бедра были мягкими и теплыми, готовыми к взятию. Я начал вползать в ее девственность.
     Говно, там все было напряжено, а мой член слишком массивен. Я продолжал вталкиваться в нее. Наконец, после одного резкого толчка она вскрикнула и застонала. Я понял, что это означало и медленно проник в нее. Еще одна белая девственница получила щепотку черноты.

страницы: [Пред.] 1 2 3 4 5 6 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Четверг 19.07.2018 18:48