морковка

рассказ: Дева Мария
автор: Бучельников Николай тема: романтика
размер: 28.69 Кб., дата: 10-02-2001
страницы: [Пред.] 1 2

     - Вы. Пойдемте со мной. Остальных попрошу подождать.
     Они зашли обратно в кабинет. Мария пропустила девушку вперед, чуть подтолкнув ее в направлении Сергея, все еще сидящего на своем месте и закрыла за собой дверь. Девушка очень походила на Марию и своей фигурой, и почти таким же платьем. Пока кандидатка неторопливо шла, Мария сумела обогнать ее, зайти за стол, отодвинуть кресло, на котором сидел Сергей.
     - Не бойтесь, подходите ближе.
     И, когда девушка зашла за стол, Мария, стоящая на креслом, наклонилась над Сергеем и дернув за молнию на его брюках, одним движением выпростала наружу его, еще не напряженный член.
     - Как Вы на это смотрите?
     Девушка словно окаменела, отступив на шаг назад.
     Мария, между тем не отпускала плоть Сергея из своей руки, легонько дроча набухающий стебелек, а ее губы, погуляв по мужской шее, впилась в его рот. Оторвавшись от него, Мария обошла кресло, встала на коленки, облизала успевший гордо поднять свою головку член, и стала свободной рукой расстегивать ремень.
     - Ну, что же Вы, идите сюда, помогите мне.
     Оторвав руку от члена, она дотянулась до стоящей рядом девушки, схватила ее за пальцы и потянула на себя, а вернее к раскачивающемуся без опоры маленькому столбику.
     Пальчики сначала противились такому насилию, удерживаемые рукой Марии, потом, сначала робко, но с каждой секундой все смелей и смелей принялись за дело. Мария убрала свою руку, заменив ее на проворные губки. На славу потрудившись, она с сожалением оторвалась от своей работы, притянула к себе голову девушки. Оценив ее умение целоваться, она разрешила и ей приникнуть к источнику всех наслаждений. "Кандидатка" сосала его член без того шарма, с каким это проделывала Мария, но неуловимо по-своему, и эти новые ощущения сглаживали ее огрехи.
     "Ничего, еще научится."
     Вкус приходил к ней во время работы, одна ее рука давно уже находилась под платьем. Мария заметила это, встала, обошла кресло, задрала у девушки платье и стала стягивать ее трусики. Не отрывая губ от своей услады та, поочередно, приподняла ноги, и трусики оказались на столе. Мария прижалась к ее спине, одной рукой охаживая ее спереди, а другой сзади. Нежные губы девушки широко раскрылись, и сок быстрыми капельками тек на ковровое покрытие, устилающее пол. Просунув руку между ее ног, Мария погрузила пальчики в пылающую бездну, девушка согнулась от экстаза, но ее блаженство продолжалось не долго, пальчики покинули жаждущий нирваны раскрывшийся цветок, но теперь, влажные от захваченного нектара, тут же слегкостью вошли в анус. А освободившимся бутоном цветка овладела вторая рука искусительницы.
     Сергей, который поймал жаждущий взгляд его богини мог лишь протянуть ей свою руку, плотно прижать друг к другу два пальца и дать возможность Марии облизать их. С занятыми руками и головой, она могла только сжать свои бедра, стараясь потереть их между собой. Ему было нестерпимо смотреть на ее муки.
     Отняв свои пальчики Сергей двумя руками оторвал от себя голову кандидатки, поднялся с кресла, прижал обоих женщин, поочередно поцеловал их и направился к стоящему в стороне дивану, по дороге выпутываясь из сваливающихся брюк. Там он лег на спину, предоставив свой жезл "экзаменуемой", а сам захватил бедра Марии и целеустремленно потянул их к себе. Долго упрашивать ее не пришлось, перебросив ногу через его тело, она уселась на его лицо. Язычок сразу принялся за любимое дело и спустя немного времени ее руки, едва ли не выдирая волосы, с силой прижали голову Сергея к своему телу. Струйка нектара брызнула в его полураскрытый рот. Но для Марии это было, все равно что капля в море. Между тем девушка, занимающаяся членом, выпустила его из своего рта и почти тут же впустила огнедышащую плоть в свое тело.
     До кандидаток, сидящих в приемной, стали доноситься крики сразу двух женщин.
     Мария развернулась на его голове, повернувшись лицом к девушке. Их руки устремились друг к другу, блуждая по лицу, шее, груди. В горячке Сергей слишком сильно мотнул головой, его язычок пролетел мимо цели, уперевшись в упругое кольцо ануса. Не желая возвращаться обратно он сложил его трубочкой и толкнул вперед. Тотчас же мышцы расслабились и свободно позволили язычку двигаться в своем теле. Затем Сергею удалось протащить одну свою руку под ногой Марии, обильно окропить пальцы в "святом источнике" и сменить ими слишком тонкий и короткий язык, который вернулся к жаждущей его щелке. Погружаясь в ее глубины он порой наталкивался на свои пальчики, отделяемые тонким слоем ткани, потом вновь терял их. Но, с некоторых пор, его собственные действия стали отходить на второй план: близился момент познания истины. Он оттягивал его, как истинный джентльмен, пропуская вперед даму, но, как только она затряслась, не преминул выпустить в нее мощную струю. Забыв обо всем на свете, Сергей не заметил как с силой надавил своей рукой и его сложенный трубочкой кулак полностью погрузился в тело Марии, от чего та вскрикнула, и новый поток нектара полился на его лицо. Он осторожно вытащил как никогда глубоко провалившуюся руку и почти лишился сознания. Женщины и сами тут же повалились на него. "Экзамен" был сдан.
     Через какое-то время Мария очнулась, дала Сергею возможность облизать свои губки, сама с не меньшим удовольствием, отодвинув "абитуриентку", прошлась другой парой губ по увядшему стебельку, встала с дивана, оправила свой наряд и, обернувшись сказала:
     - Вы приняты, милочка. Но запомните: в рабочее время этим заниматься я запрещаю, а в нерабочее - он мой. Все. Наводите здесь порядок.
     Она подошла к двери, приоткрыла ее.
     - Извините, приема больше нет. - снова обернулась к дивану. - Вставай, лежебока. Нам пора обедать. Я верну его часа в три. Может быть.
     Девушка, еще сидящая в трансе на диване с задранным до пояса платьем, едва кивнула и огорченно вдохнув о чем-то о своем. Впрочем, потом, Мария иногда приглашала ее провести с ними вечер.
     Дела в "конторе" начали раскручиваться, на железнодорожную станцию каждую неделю приходило несколько вагонов с его грузом, в аэропорт регулярно прилетали самолеты, машины развозили товары по магазинам города и области. На Новый год Мария сделала Сергею подарок и переписала на него квартиру. Машина у каждого была своя. Внутри Сергея что-то екнуло в ожидании грядущих перемен. Но ничего не случилось. Его день рождения, в конце марта, они отметили двухнедельным отдыхом на Мальдивах.
     А на следующее утро после возвращения домой, он обнаружил записку на изголовье.
     "Прощай. Мне пора уходить. Не забывай меня вспоминать. Мария."
     Как загадочно появилась, так загадочно и исчезла. Сергей хотел узнать о ней через швейцара, но старый Василий помер, а новый ничего не знал. За все время, проведенное вместе, Сергей как-то не догадался заглянуть в ее паспорт и узнать хотя бы фамилию, год, место рождения. Только имя и отчество, которое произнес Василий при их первой встрече, даже договор о первоначальной покупке квартиры она забрала с собой.
     Сергей просто сходил с ума. Он бесцельно ходил по пустой квартире, лежал на кровати, уставившись в потолок. К обеду, выпив стакан чистого "Бефиттера", поехал на работу. Водитель покорно ждал все утро внизу.
     В офисе, отметя в сторону всех страждущих его лицезреть, пригласил секретаря, закрыл за ней дверь, налил в бокалы для шампанского коньяк, заставил ее выпить, выпил сам, а потом отодрал ее на диване, впервые после того памятного "экзамена". В горячке Сергей слишком напористо вошел в ее зад, что-то там повредив. К несчастью женщина и сама это заметила только вечером - страсть, подогреваемая коньяком, скрыла боль. Еще как только Сергей пришел в офис, она пыталась отнекиваться, помня наставления Марии, но вскоре уступила яростному натиску. В результате на две недели ей пришлось взять больничный, Сергей продолжал пить и гулять, несколько вагонов потерялись в пути, в аэропорту груз арестовали на таможне, служащие, подделав несколько документов, получили куш и дали деру, через месяц к нему в квартиру пришли дюжие молодцы и выкинули Сергея на улицу, снова, как и год назад, отобрав квартиру по "штрафнякам". Напоследок его кто-то избил и выгреб всю мелочь из карманов.
     Была середина июня. Сережка стоял прислонившись в опоре, поддерживающей электрические провода. Стоять просто так уже не было никаких сил. Кроме воды, которую заливали в пассажирские вагоны, его желудок не знал другой пищи третьи сутки подряд. Он очнулся.
     "Было ли это, или только приснилось мне? Ладно, надо найти какую-нибудь работу."
     И он пошел прочь, несмотря на жару кутаясь в помятый зеленый клубный пиджак.

страницы: [Пред.] 1 2

сделано за 0.001 сек.




  отмазки © XX-XXI морковка