http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказПодарок Лилечки
автор: Семенова Т. П.
тема: группа
размер: 27.01 Кб., дата: 21-07-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2

     Мол ежели ты девица, то тебя мне портить нет никого настроения, мол, и до каторги доиграться так можно. Чую как он лезет внутрь, хоть и скользкий, да толстый. Ну, думаю, уж в энтот-то раз точно порвет все сзади. Голову в перину уткнула, зубами грызу, чтобы не закричать, а соседу хоть бы что. Ладно он и в энтот раз быстро закончил, не мучал больше.
     Неделю на двор толком сходить не могла, так все болело и жгло, по улице так враскоряку и переваливалась. Маменька быстро об энтом прведала, да что она поделать-то смогла. Дело-то сделалось. Она все по вечерам шептала, да причитала, а сосед, когда тверезый сделался, так добрым и внимательным стал, денюжки дал, аж целых два рубля серебром, чтобы я чего себе купила и молчала. Я уже тогда с понятием была, маменьке ничего не сказала, а денежки припрятала. А через две недели опять он игрища свои затеял, только мне уже не больно было, и я все стерпела. Даже не охнула, когда он меня сзади взял.
     А Петька, он в магазине на Гороховой разносчиком работал, мы с ним сызмальства дружили, углядел, выблядок, как я с соседом баловалась, пригрозил, что все в полицию доложит. Сосед испугался, денег ему отвалил цельную пятерку, а со мной перестал играться. Вот я пошла в услужении работать. Где покормят, где денежку дадут, все в доме подспорье, а то маменька совсем из сил выбивается. Подружки зовут на проспект выйти, с уличными зачитца, мол денег больше зара-ботать можно, только Лилия Васильевна не велят. Они добрые, завсегда накормят, денег дадут, а если кто из знакомых внимание обратит или кому предложит, так мы завсегда согласные. Отчего не помочь доброму человеку. А уличные они завсе-гда плохо кончают или в больнице, или кого ножом коты ихние порежут...
     Так что барыня, Лилия Васильевна, вы сверху будете нонче или мне за кавалера придется быть с вами? А то может молодому барчуку помочь какая нужна? Так мы с превеликим нашим удовольствием...
     - Вольдемар, ты ей сначала языком, языком, ну, понимаешь где, она к этому очень чувствительна- томно зашептала прижимаясь престарелая Суламифь, и давайте в постель, в постель и немедленно, а то словно дети малые и неразумные.
     Девочка быстрехонько разделась, аккуратно повесила юбочку и кофту на спинку венского стула, легко легла на разобранную постель и лукаво улыбнувшись посмотрела, будто приглашая, задрав вверх и разведя в стороны заголвшиеся ляжки. Я не заставил себя ждать, соколом взлетел на кровать, скрипнувшей пружинами и лег меж бедер девицы. Передо мной во всей "красе" предстала плоть молоденькой шлюшонки. Аккуратные большие половые губы, нежная растительность аккуратно подбритого лобка, бугорок набухающего розового от юной свежести клитора, раздвинувшийся венчик бахромки блестящих уже увлажнившихся малых губок, теснинка совсем детского влагалища.
     - Ох, барчук, какой он у вас, чисто Аника-воин в битве с супостатами. Ну, на-конец-то !- член с трудом протиснулся в плотную упругость влагалища девицы, - вы уж расстарйтесь, в меня не кончайте, а то Лилия Васильевна сердитоваться будут, что малофейку в меня вылили вдругорядь, а не на нее. Они ужас как это уважают, говорят для нее это первейшее лакомство и польза. Напрягшись, медленно начал движения "вверх-вниз", как было завещано предками нашими.  
     - Нет, нет, так дело не пойдет, - вмешалась неугомонная хозяйка квартиры, - а почему про меня вспоминают в последнюю очередь? Отчего ты не видишь, что у меня все горит? Я хочу. Иди ко мне- с этими словами Лилия Васильевна грузно легла рядом, матрац прогнулся, а кровать заскрипела. Хозяйка опрокинулась на-взничь, раскинув толстые бедра в стороны, в нос ударил запах женской плоти.
     - А не желаете ли сзаду войти, а, господин Вольдемар?- вмешалась девчонка, я промолчал, не возражая открыть нечто новое в утехах с распущенной шлюшкой.
     - Так не против? Вы только посмотрите, какая у меня замечательная дырочка позади, не сумлевайтесь, я не каждому туда даю, только тем кто к Лилии Васильевне по-дружески относится... Давайте-ка я вам его быстрехонько вздрочу. А то вы устали, поди, когда я вам сосала. А потом, Бог даст, и матушке Лилии Ва-сильевне нашей вдругорядь радость сделаем? Ведь вы согласны, а барчук?
     Она потянулась пунцовыми губками к восставшей плоти, облизав головку, не торопясь засунула в рот. Рот Фроси были горячим и сухим, язык, скользивший по коже просто обжигал, заставляя задерживать дыхание. На мгновение потеряв контроль чуть было не кончил, но девица почувствовав это приостановилась, а уж потом, дав возможность перетерпеть, продолжила минет, помогая время от времени языку ловкими пальчиками. Закончить с ней так и не удалось... Развратная Лилия Васильевна, даже не удосужившись как-то предупредить меня, страждущим от жажды путником припала к желанному источнику -девичьему лону. Молоденькая шлюшонка, не сдерживаясь, в полный голос истошно заголосила:
     - Ой, миленькие, счас хорошо будет, ой, чую, чую! Вот так! Вот так! Ой, барынька, да как вы ловко! Еще! Еще! Поглыбже! - я с трудом втиснул таки головку члена в щель Фросиных губ, которые наподобие удава-душителя принялись ритмично сжиматься и разжиматься, тело дергалось, совершенно не следуя толчкам, пружины кровати скрипели, при особенно сильных движениях. Лилия Васильевна встала на колени меж бедер раздвинутых Фроси и страстным поцелуем впилась в щель половую, сосала жадно и со знанием дела, отчего девчонка изгибалась ду-гой, выпустив изо рта член, уже ничего не соображая, заверещала пронзительным голосом.
     Удовлетворяя свою и Фросину страсть, осыпая поцелуями она погрузилась в глубо-кий омут всеохватывающей страсти. Острые зубы закусили незрелую твердость девичьего соска, занывшего от наслаждения. Лилечка безостановочно облизывала ее длинным м проворным языком, двигаясь по коже груди, плеч, живота, задерживаясь в очаровательной воронке пупка. Наконец голова ее увенчанная пышной короной густых волос, скрылась в расщелине раскрытых худеньких бедер девчонки, стреми-тельный кончик языка засновал по обиженно надувшимся половым губкам Фроси, вы-лизывая до последней капельки сок, вытекающий из кратера молодого девичьего "вулкана". Вот губы Лили впились в бугорок клитора, тогда то и началось настоящее представление не оставившее меня в покое. Дыхание девицы стало шум-нее, она вскрикивала и постанывала, ноги, руки переплетались с какие-то фанта-стические фигуры, словно сошедшие с фресок Древней Греции или Рима.
     Пальцы любовниц взаимно погружались во все складочки, дырочки, расщелинки, углубления. Это была не первая встреча, по тому как ловко и изощренно подставляла девчонка тело и ухитрялась возбуждать в ответ неугомонную Лилечку. Ну как тут оставаться спокойным, не рассуждая, я поплотнее охватил ладонью многострадальный член и принялся мастурбировать, еще более усиливая великолепие этой нежданной встречи. В этот раз оргазм был только у Фроси. Я же с удивлени-ем лежал в стороне и разглядывал впервые открывшуюся передо мной картину жен-ской любви, о которой я конечно много слышал, но так близко видел впервые.
     Лилия Васильевна ловко ласкала девицу пальцами, губами, не оставляя без вни-мания ни одну клеточку тела Фроси. Тонкие ручонки ее прижимали голову Лилии к лобку, плотнее прижимая ее губы к "требовательному" клитору и вновь забилась в экстазе, смачивая соками своими лицо искушенной любовницы. И опять мы отдыха-ли, лениво болтая о каких-то пустяках. Лилия Васильевна курила свою длинную египетскую пахитоску, в которую, как она призналась под большим секретом, до-бавляла немного опия.
     - Господи, ну что вы мужчины находите в этих чванливых молоденьких пустышках, претендующих на значимость и внимание? Среди нас, женщин, единицы, которые могут с гордостью нести имя это женщина-любовница. Из ста человек только одна или две чего-то стоят. Разве могут остальные бабенки выполнить или воспроизвести что-нибудь из того, что мы с тобой пережили? А был ли у кого-нибудь из них хотя бы раз оргазм или даже что-то похожее? Да кто из них сможет проглотить сперму и не поперхнуться, а разве член кто-нибудь пропускал в горло? А груди? Нет, ты погляди, какие чувствительные соски. Ты сожми, сожми, чувству-ешь, какие они твердые? А кто из этих расфуфыренных обезьянок смог бы отдаться тебе в анус? Ну, скажи, было у тебя такое? А пробовал ли ты когда-нибудь это чудо доктора Фрейда - кокаин, да не в одиночестве, в постели, да еще с дамами? Нет? И ты молчал об этом?
     Я думала, что поручик тебя давно с ним познакомил, оказывается все на меня перевалил, будто я учитель гимназический. А если ты с Фросей его понюхаешь? Совсем немного, чтобы иметь представление, погодите, сейчас я принесу.
     Она скоро вернулась с маленькой коричневой коробочкой палисандрового дерева, отсыпав оттуда щепотку белого порошка протянула мне тонкую стеклянную трубочку.
     - Вставляй в одну ноздрю, вторую зажми и вдыхай, только осторожно, не сильно, не торопись.
     Я в точности выполнил рекомендации "наставницы", во рту и носу сделалось как-то странно прохладно, голова стала будто стеклянной, тихая радость, постепенно делаясь все сильнее и сильнее охватила мое тело. Девица также втянула немного порошка чрез трубочку и заморгала глазенками испытывая, по-видимому, такое же ощущение как и я.
     Как славно, что они не надели на себя эти дамские финтифлюшки, которые тре-буют много времени, опыта и внимания, чтобы их расстегнуть и снять, как только дамы ухитряются с этим справляться. Жирные телеса Лилечки вывалились передо мной во всей "красе", хитрая девчонка, жеманно опустила глаза, будто дело не касалось ее совсем. Повернувшись спиной Лиля выпятила навстречу толстую задницу. Признаюсь, господа, это была королева любви, вдобавок к ее опыту немалым подспорьем был и какой-то особенно длинный клитор, который принимал самое тесное участие во всех проделках. Зрение стало особенным, я все четко видел, видел ее мясистые отвислые ляжки, с паутинкой синих вен, ослепительно белый жирный зад. Неожиданно для меня он вдруг стал расти на глазах, делаясь все больше и больше, белый и широкий он вдруг начал манить меня своей зазывной мягкостью и теплотой, щель меж ягодиц слегка приоткрылась. Лилия Васильевна стояла рядом с кроватью пригнувшись грудью к низенькой оттоманке перед зеркалом. А вот сзади-то я ее и не пробовал, а поручик рекомендовал- мелькнула с кружащейся голове мысль. Слез с кровати и подошел к ней сзади, Лиля кокетливо повернула ко мне голову:
     - Ну, так чего же мы ждем? Надеюсь ты сообразишь сначала там языком приласкать? Или и этому вас, милостивый государь, учить придется?  
     Плоть хозяйки была мокрой, отвисшие большие половые губы и раскрывающаяся меж ними щель словно готовы были прямо-таки всосать головку в глубину. Лиля застонала и впилась ногтями в соски, одеревеневший, словно отмороженный язык мягко вошел в задний проход женщины, нос уткнулся в расщелину пышных ягодиц.
     - Глубже, глубже, несмышленыш,- грудным низким голосом заворковала Лилия Васильевна, я ответил на просьбу без промедления, - а вот теперь погоди, погоди, хватит языком. Щекотун-то встал поди? Или никак не отойдешь? Замучили тебя сегодня дамы, не ожидал, поди, что прыть такую покажем? Тогда пусть Фрося фел-ляцио устроит, не лодырничай, Фрося, видишь, помощь молодому человеку требуется, а ты бездельничаешь. Справишься хорошо, так и тебе достанется. У Вольде-мара с кокаину чудо как стоять будет, а уж про то чтобы кончить и думать забудь, часа три гонять будет, прежде чем сольет...
     - Вы, барынька Лилия Васильевна, завсегда слова какие-то непонятные иностран-ные говорите, а мы ведь не обученные языкам-то. Вы нам по-простому, я ведь понятливая, вы сами говорили... По-хранцузски сосать что ли, барчуку, то есть? Так я завсегда готовая, марафету не надо нюхать никакого, меня и так без него забирает, что память теряю...
     - Вот видишь, поняла все как надо, давай, давай, соси ему, но чтобы он в тебя не кончил, ты ведь мои вкусы знаешь. Я хоть и хлебосольная хозяйка, но когда дело до семени мужского доходит, то тут уж миль пардон. Извините-подвиньтесь, самой едва- едва хватает, чтобы насладиться.
     - Вы лягте на спину, барчук. Я сама вам все сделаю, не сумлевайтесь, у покойника подыму, мы завсегда к этим делам способные были. Еще потом благодарить будете, ни у кого так ловко не получается, как у меня. И барынька, Лилия Ва-сильевна, меня завсегда хвалют...
     Но это уже тема для другого рассказа...
     Кстати, я сошелся с Фросей не менее четырех раз, перепало и Лилии Васильевне.

страницы: [Пред.] 1 2

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Воскресенье 23.09.2018 11:03