http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказШведская тройка
автор: Сарвер Павел
тема: группа
размер: 27.34 Кб., дата: 19-07-2001 версия для печати
страницы: 1 2 [След.]

      Это была их рядовая встреча, встреча двух друзей - Саши и Вити. Они были не то что друзьями, но хорошими знакомыми.
      Встречались они не так уж часто, от случая к случаю, по делам и просто ради общения, которое, как они считали, постоянно обогащает любого человека и приносит каждому ту необходимую в повседневной жизни первозданную радость бытия.
      Эта встреча ничем не отличалась от тех других нескольких десятков предыдущих встреч, когда они вместе проводили время, обсуждали какие-то дела, важные и не очень. Летом загорали на пляже, не упуская возможности познакомиться с какой-нибудь очаровательной блондинкой, зимой ходили в кино, дискутируя после сеанса на ту или иную тему. Бывало, и не виделись по полгода и больше, а встретившись друг с другом, старались найти и почерпнуть из общения что-то новое, чего не бывало прежде.
      Встречи эти были непродолжительными: час, два, от силы - три. За это короткое время они успевали не спеша решить все свои вопросы, обсудить проблемы, наметить новые перспективы и поднадоесть порядком друг другу. Так было и на этот раз.
      Попасть в кино на ближайший сеанс друзьям не удалось, и они, быстро решив насущный вопрос, из-за которого и произошла встреча, бродили медленно по бульвару, скучно, без особого энтузиазма беседуя на тему нравственности и морали.
      Погода не радовала. Стоял пасмурный осенний день. Холодало. И было бы неплохо зайти в какое-нибудь кафе и за чашкой насладиться приятным ароматом любимого напитка или, на худой конец, в мороженнице за стаканом сока и порцией пломбира продолжить в тепле уже начатую дискуссию на столь животрепещущую тему всех времен: о женщинах, мужчинах и любви.
      Но поблизости не было ни кафе, ни мороженниц.
      - Ты давно не трахался? - вдруг неожиданно спросил Саша друга и, не дождавшись ответа, сказал: - Есть вариант. Очень страстная женщина. Сейчас я ей позвоню. Если она дома, едем. Удовлетворяет сразу несколько мужчин. Очень, очень страстная. Ей всегда мало, и она всегда хочет.
      С этими словами Саша подошел к телефону-автомату, вынул из кармана двушку и снял трубку.
      - Ну что, едем? - с ухмылкой спросил он.
      - Едем, - как-то безразлично, но в то же время не скрывая интереса, ответил Витя, не успев еще в полной мере осознать, что предлагал ему Саша.
      Саша набрал номер.
      - Алло, Лилечка! Здравствуй, это я, Саша. Как дела? - начал он разговор в своей подчеркнуто интеллигентной манере. - А мы тут с другом. У тебя никого нет? Хорошо. Тогда мы сейчас подъедем. Пока. - И с видом человека, договорившегося о чем-то обычном, но очень важном, он положил трубку.
      - Поехали. Шведскую тройку сделаем! Она это любит. Нам туда, - скомандовал Саша, и друзья резво устремились на трамвайную остановку, чтобы через некоторое время появиться перед ненасытной в сексе Лилечкой со всей полнотой их мужского достоинства.
      Мрачная осенняя погода и настроение, связанное с ней, отошли на второй план. Впереди была цель, заманчивая и все поглощающая, особенно для Вити.
      Конечно, у него за плечами был кое-какой опыт сексуальной жизни. Однажды он даже чуть не женился, но, хорошенько подумав, все же отказался от столь решительного шага. Будучи по натуре человеком неглупым и рассудительным, но немного ленивым и инертным, он не захотел себя связывать узами священного союза, посчитав, что еще молод, и что хлопоты семейной жизни от него никуда не уйдут. Ведь ему недавно стукнуло только двадцать пять.
      Саша чуть старше Вити, человек разведенный, имеющий ребенка, но не имеющий постоянного места жительства, скитался по частным квартирам, снимал то на месяц, то на два комнату или койку где-нибудь в общежитии и, наверное, мечтал в конце концов все же заиметь постоянный угол, где он мог бы спокойно и без нервотрепки предаваться любовным играм и философским размышлениям, отдыхая от повседневной мирской суеты, то есть просто по-человечески жить, как живут тысячи и тысячи обыкновенных людей.  
      Саша приобрел богатый опыт общения с женщинами, и постоянно искал в них что-то новое. И поиски этой новизны, поиски совершенства вдохновляли его на новые знакомства, на новые встречи, на новые связи, которых, по словам Саши, было уже не счесть. Если собрать всех женщин, которых он удосужился удовлетворить, сам, конечно, в первую очередь получая от таких контактов массу восторгов и наслаждения, то для этого понадобилась бы целая площадь типа Красной в Москве или Дворцовой в Ленинграде. И такое заявление Саши нельзя было считать слишком преувеличенным, поскольку случалось, что в неделю он сменял по несколько любовных партнерш.А бывали периоды, когда он, как персидский царь, переезжал от одной "возлюбленной" к другой с перерывами в два-три часа с единственной целью: вдоволь насладиться телом очередной любительницы сексуальных игр, и вновь испытать оргазм, ставший уже обыденным, но от этого отнюдь не утратившим свою прелесть и жгучую остроту.
      Это было своего рода Сашиным хобби, а, может быть, и смыслом жизни.
      Для него не были в новинку варианты, когда он одновременно удовлетворял сразу двух или трех женщин. И, по его словам, когда трахаешь одну, две другие, наблюдая за половым актом, моментально прилипают друг к другу, как соски, и яростно трутся обнаженными телами, находя свое плотское удовлетворение таким нехитрым способом.
      Саша, по рассказам его знакомых, мог трахать, к примеру, 17-летнюю девочку, а затем через два часа, уже в другом месте, 50-летнюю даму. Ему было вроде как все равно, кого трахать, лишь бы была вагина, где во время полового акта находит приют его никогда не увядающий, средних размеров и всегда готовый к работе член. И чем дольше длился такой приют, тем было лучше.
      Знакомился он с женщинами легко, в чем ему помогало историко-философское образование. Как человек образованный, он выливал все свое красноречие, все свои знания при знакомстве с представительницами прекрасного пола и перед ними всегда представал в таком виде, неся, порой, такую несуразицу и апеллируя такими терминами, в которых, кажется, он и сам не совсем разбирался, но которые производили на собеседниц такое впечатление, что многие, упоенные его замысловатой философией, частенько в первый же день знакомства с упоением отдавались ему как мужчине, в котором они на миг находили свой идеал, и который всегда был готов сделать то, что не всегда делают мужья, но что почти всегда жаждет всякая женщина, вкусившая хотя бы раз прелесть любовной связи. В этом деле Саша был виртуозом-профессионалом.
      Нужный трамвай подошел сравнительно быстро, и друзья сели, заняв два последних места в полупустом вагоне.
      Саша вынул из кармана брошюру "Религия и атеизм", нашел нужную страницу и углубился в чтение.
      Витя в предвкушении чего-то необычного не мог отвлекаться на посторонние темы. "Шведская тройка, страстная женщина, неизведанные ощущения", - вертелось у него в голове. В его воображении появилась сочная женщина лет тридцати пяти, с красивыми объемистыми грудями, статной фигурой, страстно жаждущая мужчин.
      - Шура, сколько лет этой Лиле? - спросил Витя, желая скорее узнать хоть что-нибудь о таинственной Лилечке.
      - Отстань, Витя, не мешай читать. Сбиваешь с мысли, - отмахнувшись от друга, пробурчал Саша, продолжая читать.  
      "В конце концов и действительно, какая разница, сколько ей: тридцать пять или тридцать восемь. Пусть даже сорок. Если женщина страстная и себя держит в теле, то в принципе все равно. Да и не будет Шура трахать совсем невзрачный вариант. А по всему видно - он не раз захаживал к Лиле. Значит, был смысл. И все же интересно узнать, какая она: высокая или не очень, полноватая или худощавая", - непроизвольно думалось Вите по дороге к незнакомке.
      - Шура, - толкнув товарища в бок, вновь потревожил его Витя. - Скажи все-таки, сколько ей лет, как выглядит? Мне ведь интересно знать, кого мы едем трахать.
      - Тихо ты, мы ведь в общественном транспорте, - пристыдил Шура друга. Я же сказал, женщина страстная. Получишь массу удовольствия. Я трахал - нормально. Что тебе еще нужно? А сколько ей лет, я и сам толком не знаю. Интересоваться возрастом женщины неприлично. Отстань, не мешай читать. Упущу сюжетную нить. Возьми лучше газету, отвлекись, - И, вынув из кармана газету "Правда", положил ее на колени к Вите.
      Витя взял газету, но читать не стал, а про себя подумал:
      "Какая сюжетная нить может быть в такой пустой брошюре, как "Религия и атеизм"?! Там же одна туфта. И неужели ему интересно читать такую галиматью? Хотя он философ, может, и в самом деле интересно. А ведь нахватывается из книжек всякой чепухи и клеит женщин, как семечки щелкает. Они же, глупые, любят, когда им лапшу на уши вешают, и сразу тают. Днем на улице вешает, а ночью продолжает. Там они еще больше любят! Чтобы им всякую чепуху про любовь да про чувства плели, особенно когда трахаешь! - вновь Витя вернулся в мыслях к теме секса и сразу вспомнил Лилю. - А все же какая она из себя? Наверное, не молодая, средних лет". Вите, конечно, хотелось, чтобы Лилечка была стройной симпатичной девушкой, но он чувствовал, что это уже перебор, и был бы доволен, если бы ей было хотя бы не более сорока.
      - Шура, ну а на вид-то сколько ей? Хоть примерно, - снова легонько толкнул его в плечо Витя.
      - На вид? Да-а, поболе сорока, а так я точно не знаю. Приедем, сам увидишь. Да ты что волнуешься? Вариант проверенный, сложена ничего... И очень страстная, очень... - уткнувшись в книжку и не отвлекаясь от своих мыслей, нехотя пробормотал Саша.
      Такое известие не обрадовало Витю, но и не особо расстроило: "И впрямь: не свататься же едем. Коли больше сорока, значит, очень опытная, а в таком деле это огромный плюс".
      Снова надоедать Саше и задавать ему вопросы было бесполезно, и Витя стал терпеливо ждать, когда они приедут на нужную остановку.
      Трамвай катился вперед, покачиваясь из стороны в сторону, и через некоторое время завернул направо.
      - Выходи, - неожиданно произнес Саша, мимолетно глянув в окно, - кажется, здесь, но нужно еще немного пройти.
      И друзья вышли из трамвая, оказавшись почти на окраине города.
      Темнело, и Саша с некоторой заминкой вел друга к назначенной цели.
      - Тут где-то, - подойдя к однотипным девятиэтажным домам, задумчиво произнес он.
      - Адрес я точно не помню, а дом вроде бы тот, крайний, - гадая, куда же все-таки идти, размышлял вслух Саша. - Да, точно, туда. Вот и качели. Дом этот! - наконец убедительно показал он на одну из трех типовых коробок. - Крайняя парадная, а квартира на пятом этаже, вправо, - окончательно решив, куда идти, оживился Саша, и друзья, ускорив шаг и пройдя мимо качелей, вошли в нужную парадную, поднялись на пятый этаж и подошли к расположенной справа от лестницы двери.
      Саша, ни секунды не мешкая, надавил на кнопку звонка.  
      Дверь открыла огромная пожилая женщина лет 60-ти, 65-ти, в первый же миг с нескрываемым интересом взглянув на Витю, приветливо улыбнулась молодым людям.
      "Наверное, Шура дом перепутал", - подумал Витя, и хотел было уже извиниться и идти обратно, как вдруг услышал голос друга:
      - Здравствуй, Лилечка! Все хорошеешь! А я вот с товарищем...
      От этих слов Вите стало как-то не по себе. "Неужели это и есть та самая хваления Лилечка, которую так красочно описал ему Шура?! Не может быть! Что-то здесь не то", - подумал про себя Витя.
      - Проходите, ребята, раздевайтесь, - пригласила пожилая дама.
      - Знакомьтесь, это мой друг Витя, а это - Лилия Васильевна, тоже философ по образованию, - представил Саша друг другу будущих партнеров по "шведской тройке". - У нас с ней общие интересы. Правда, Лилечка? И не только по философии... - недвусмысленно намекнул он.
      "Оказывается, он не только женщинам лапшу на уши вешает! А как, подлец, расписывал: и статная, и фигура ничего... Сразу, что ли, не мог сказать, что пенсионерка? А то: не знаю, побольше сорок а..." - с негодованием думал Витя, но приличия не позволяли ему все это сиюминутно высказать Саше.
      - Погода мерзкая, - начал Саша, как и полагается, разговор на отвлеченную тему.
      - Да, погода не балует, - поддержала разговор Лилия Васильевна. - А вы быстро добрались! - продолжила она.
      - Спешили, Лилечка, спешили! Тебя увидеть! - повесив куртку, произнес Саша. - Я всегда гостям рада, - не уступала ему в вежливой манере ведения разговора Лилия Васильевна. - Чего же мы стоим? Проходите на кухню. Сейчас кофейку выпьем! А хотите сухого вина? У меня тут бутылочка завалялась.
      "У нее все приготовлено: и сухое, и постель, наверное", - ехидно подумал Витя, машинально снимая куртку.
      - Не откажемся, - посмотрев на друга и мигнув ему, согласился Саша.
      - Пожалуйста, присаживайтесь, - и Лилия васильевна, усадив гостей, поставила на стол три пустых емких фужера и бутылку "Ркацетели".
      Саша взял в руки бутылку, умело надрезал пробку и, освободив горлышко бутылки от уже ненужного предмета, разлил примерно половину содержимого в фужеры.
      - За встречу, друзья! - сказал он и сделал из фужера несколько глотков. Остальные последовали примеру и тоже выпили за встречу, попробовав этот прохладный, слегка пьянящий напиток.
      Саша, выполняя роль тамады, завел разговор о том, что как хорошо уметь говорить по-французски или по-английски, словом, мол, неплохо знать иностранные языки и что, например, мы такие вот невзрачные, а валютные проститутки знают сразу несколько языков. На это Лиля заметила, что без таких знаний им вообще делать нечего, и что они знают не только языки, но и еще кое-что, что нравится мужчинам.
      - Об этом знают не только проститутки, но и многие порядочные женщины, - вставил Саша, и разговор сам собой перешел к теме секса.
      В этот момент Лиля зачем-то вышла, возможно, затем, чтобы окончательно подготовить место для предстоящего общения, оставив Сашу с Витей наедине.
      - Шура, неужели это можно трахать?! - с ужасом спросил Витя. - Ты как хочешь, а я пас, - твердо сказал он, подняв вверх обе ладони.
      - Витя, ты не знаешь, какая это страстная женщина! Такое вытворяет, что диву даешься, - вдохновлял друга Саша.
      - Да пусть хоть тысячу раз страстная... Но почему ты сразу не сказал, что она - старуха? - недоумевал Витя.
      - Я же тебе говорил, что больше сорока, больше сорока и есть. А про старуху ты зря. Она держится в форме. Скоро в этом сам убедишься, - выкрутился Саша.
      - Не хочу я ни в чем убеждаться, - возразил Витя, и сгоряча налил себе из бутылки еще.
      - Перестань ломаться. Она уже ко всему приготовилась. Некрасиво будет, если ты откажешься, - убеждал Саша.
      В этот момент Лилия Васильевна вошла на кухню и присоединилась к молодым людям.
      Саша разлил остатки содержимого, опорожнив бутылку. Тост он предложил за женщин, на что Лилия Васильевна возразила, заметив, что она будет пить за молодых мужчин. На том и порешили, и каждый выпил за то, за что хотел.

страницы: 1 2 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Вторник 23.01.2018 02:46