http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказЛюбовь с первого клика
автор: Vladislav (@)
тема: романтика
размер: 54.32 Кб., дата: 04-07-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2 3 [След.]

     Ему досталось место на верхней полке. Он не любил ездить в поездах, но уж если волею судьбы попадал в них, то всегда старался занять верхнюю полку, где и проводил большую часть поездки. Его попутчики - двое молодых парней - уже вовсю резались в карты. Познакомившись с ними, он забрался на свое место и стал смотреть то в окно, то на часы. Его вдруг стала бить нервная дрожь, сначала бросило в жар, потом в холод. Неожиданно пришла в голову мысль, что он, пожалуй, единственный из всех пассажиров едет сейчас в другую страну с такой романтической целью.
     Поезд мягко качнулся, и перрон с провожающими медленно поплыл в сторону. Зашел проводник, проверил билеты и предложил чаю, его попутчики отказались, а он взял. За окнами все быстрее и быстрее мелькали деревья и дома, затем прогрохотал железнодорожный мост и потянулись бесконечные поля. Поставив чашку вниз на стол, он откинулся на подушку и закрыл глаза. Мягко покачиваемый и убаюкиваемый мелодичным перестуком колес, он и не заметил, как уснул.
     Ему снился сон, пугающий своей реальностью. Он шел по узкому мосту, судорожно вцепившись пальцами в скользкие перила. Налетающие порывы ветра норовили вырвать ненадежную опору из рук, а мелкий дождь колючими иголками впивался в лицо. Внизу шумел бурный горный поток, извивающийся среди острых скал. Ноги скользили по мокрым доскам, подгибались колени. Еще немного - и он соскользнет вниз, на верную смерть...
     И внезапно все вокруг изменилось. Стих ветер, мост вдруг перестал шататься, из-за лохматых туч показалось солнце, и пальцы тут же сжали перила твердо и надежно. Даже вода внизу перестала клокотать, и он увидел, что находится всего лишь в нескольких шагах от того места, где доски соприкасались с землей и мост заканчивался. Но он стоял, как вкопанный, потому что в конце моста стояла Она...
     Она стояла и пристально смотрела в его глаза. Несмотря на расстояние, он отчетливо увидел свое перевернутое отражение в ее зрачках. Не делая попыток подойти, он тем не менее ощутил, как расстояние между ними стало уменьшаться. Они словно плыли навстречу друг другу. Он протянул вперед руку и она тут же сделала то же самое. Еще немного, еще чуть-чуть... откуда-то он знал, что нельзя отрывать взгляд, иначе связь прервется... но его рука прошла сквозь ее руку, не встретив ни малейшего сопротивления. Он машинально отвел взгляд, чтобы взглянуть на свою руку, и тут же его ослепила яркая вспышка. Толчок в бок - и вот его подбрасывает и куда-то несет неведомая сила.
     - Таможня, проверка документов! - хриплый голос вернул его к реальности. Рука машинально скользнула в нагрудный карман и достала паспорт. Яркий лучик фонарика мелькнул перед его глазами и погас - включили верхнее освещение. Сощурившись, он взглянул на часы. Было почти два часа ночи. Треть пути позади, еше немного, и надо будет перевести часы сначала на час, а потом еще на один час назад.
     Таможенники еще долго громыхали по их вагону, а потом еще галдели и с кем-то ругались на перроне. Поезд тронулся лишь через час. Но спать уже не хотелось. Его попутчики тоже вертелись внизу, обеспокоенные бесцеремонным вторжением в свой сон. Их укачало только тогда, когда впереди, в бесконечной глади лесов и полей, разрезаемой скорым поездом, забрезжила розовая полоска рассвета. Он ехал навстречу новому дню, и каждый перестук колес приближал его к заветной цели.


     VI

     На второй таможне поезд почти не задержался. До ее города оставалось ехать чуть больше часа. Природа за окнами стала меняться, равнинные пейзажи сменились смешанным лесом, на горизонте показались горы и даже небо изменило цвет с голубого на свинцово-серый. Потом они въехали в полосу дождя, и в стекла забарабанили крупные капли.
     Он стоял в тамбуре, покачиваясь вместе с вагоном. В глазах рябило от мелькающих телеграфных столбов. Глядя на часы чуть ли не каждую минуту, он видел, что поезд опаздывает. Она будет стоять одна на перроне и всматриваться вдаль... он хотел в тот момент оказаться снаружи и бежать, бежать, пока не остановится сердце...
     С трудом взяв себя в руки, он вернулся в купе. Пора было переодеваться и готовиться к встрече. Расчесавшись и критически взглянув на себя в зеркало, он пожевал таблеточку того, что "освежает дыхание облегчает понимание" и снова вышел в тамбур. Стрелки часов уже показывали время прибытия, а поезд все мчался в открытом поле, хотя количество железнодорожных веток все увеличивалось - город, завладевший его мыслями, столица небольшого государства, был рядом.
     И вот замелькали дома, мелькнула и пропала маленькая речушка, зашевелились люди в вагоне и откуда-то неожиданно надвинулось крытое здание вокзала. Людской водоворот нахлынул на остановившийся поезд. Он схватил заранее приготовленную сумку и, окинув купе последним взглядом, решительно шагнул в коридор.
     Это была последняя станция, и выходили все. Медленно пробираясь по коридору к выходу, почти упираясь в чью-то спину и подталкиваемый сзади, он внимательно всматривался в окна, но не мог никого разглядеть в людском водовороте. Только сейчас ему пришла в голову мысль, что это все был обман, сон, иллюзия, что его никто здесь не ждет и он никому не нужен в этом чужом городе за полторы тысячи километров от дома. Но тут его обдало свежим воздухом с легким привкусом дыма, он увидел перед собой поручни и, опершись на них, спрыгнул на перрон.
     И тут же его окликнули. Взгляд тут же сфокусировался на тонкой фигурке, одиноко стоявшей посреди снующих туда-сюда людей. Она стояла, глядя на него, и ветер развевал ее длинные волосы, то заставляя их лечь темным шлейфом на плечи, то отбрасывая их назад, подобно парусу. Суета и шум вокзала куда-то отодвинулись. Он сделал шаг, второй, сумка соскользнула с плеча и со стуком упала на асфальт, но он даже не заметил этого, потому что она тоже пошла навстречу и оказалась рядом. Его руки легли ей на плечи, ее руки обняли его и они замерли, боясь произнести хотя бы одно слово.  
     Он не знал, сколько они так простояли. Никто не обращал на них внимания, никому не было до них дела, толпа прибывших и встречающих, вопреки всем законам физики, образовала вокруг них небольшое пространство, расступаясь у него за спиной и тут же смыкаясь за спиной девушки. Он шептал ее имя, чуть склонившись к ее ушку, ощущая свежий аромат шампуня и чего-то неуловимого, доброго и домашнего. Она чуть вздрогнула, когда он, не совладав с собой, поцеловал ее в теплую щечку, но не отстранилась. Когда он вновь посмотрел в ее лицо, то увидел, как по ее щеке катятся слезы.
     - Я уже перестала верить, что ты приедешь, - шептала она, спрятав голову у него на груди. - И поезда очень долго не было, я уже стала волноваться, не случилось ли чего.
     - Нас на таможне долго проверяли, - ответил он и обнял ее сильнее.
     Когда они вышли из здания вокзала, на город обрушился дождь, который обогнал его поезд. Пропитавшаяся за всю неделю непрерывных осадков земля уже не могла впитать всю влагу, и дорога к метро в считанные секунды превратилась в бурлящий поток. Он, не снимая сумки, решительно подхватил ее на руки и понес дальше. Она обхватила его руками и доверчиво прильнула головкой к шее. Он нес ее посреди пены и водоворотов, совершенно не ощущая ее тяжести. Ему казалось, что он сможет донести ее хоть до края света.
     Он не мог показаться у своих знакомых в таком виде, насквозь промокший, и она пригласила его к себе. Ехать пришлось на другой конец города, и когда они, наконец, добрались до ее дома, она стала дрожать от холода. Стараясь показаться заботливой хозяйкой, она сразу кинулась заваривать чай и кормить его обедом, но он решительно отправил ее в ванную, а сам, воспользовавшись ее отсутствием, достал из сумки смену белья и полотенце, насухо вытерся и переоделся. После чего, прислушиваясь к шуму воды за дверью ванной, подошел к окну, бросив взгляд на уютный дворик, утопающий в буйно цветущих абрикосовых деревьях. Осмотрел маленькую, но компактную кухоньку, где царил образцовый порядок, и присел на краешек стула.
     Она провела в ванной довольно долгое время, но когда вышла, он ее не узнал. Потерявшая форму прическа была кардинальным образом переделана, темные локоны выгодно оттеняли ее милое личико. Сменив одежду с парадно-выходной на домашнюю, она сама стала какой-то домашней.
     - Теперь твоя очередь, - улыбнувшись, сказала она. - Я уже приготовила тебе полотенце, оно лежит возле раковины. Иди, а я пока тебе что-нибудь приготовлю.
     Стоя под теплыми струями воды, он не верил в свершившееся. Девушка, к которой он стремился всем сердцем, сейчас в нескольких шагах от него, через стенку, готовится его накормить. Душа пела, сердце рвалось на волю, она, вполне возможно, испытывала то же. Но никто не решался на первый шаг.
     Сидя напротив нее за столом, он не мог на нее насмотреться. Она рассказывала о себе и своей жизни, потом показала ему свою комнату. Он в шутку поцеловал компьютер, благодаря которому они познакомились и общались все это время. Она снова извинилась, что не может предложить ему остановиться у нее. В двухкомнатной квартирке, кроме нее, жили еще ее младшая сестра и бабушка. Он прервал ее извинения, сказав, что проблема решена. Позвонив своим знакомым, он разузнал, как лучше всего к ним доехать, и спустя полчаса они уже ехали на автобусе на другой конец города.
     Им предстояло провести вместе полтора дня - остаток субботы и воскресенье. В понедельник рано утром он должен был уехать. Едва поздоровавшись со своими знакомыми, молодоженами, его бывшими однокурсниками, и оставив у них свои вещи, он сбежал вниз по лестнице во двор, где его ждала она. Взявшись за руки, они медленно пошли через двор, выбрав первое пришедшее в голову направление. Они говорили и говорили, и не могли насладиться общением друг с другом, перескакивали с темы на тему, обсуждали общих знакомых по чату и совершенно не обращали внимания, куда их несут ноги.
     А ноги несли их к центру города. Спохватившись, она стала знакомить его с местными достопримечательностями. Он пожалел, что не подумал о том, чтобы взять с собой фотоаппарат, но она оказалась предусмотрительнее и вынула из сумочки миниатюрный "Поляроид". Они извели почти всю пленку, фотографируя друг друга на фоне бесчисленных фонтанов, скверов и церквушек.
     Постепенно начало темнеть. Они сидели в маленьком уютном кафе на высоком берегу реки. Перед ними расстилалась величественная панорама города, утопавшего в буйно цветущей зелени. Россыпь вечерних огней отражалась на ровной глади реки и слегка колыхалась из-за ее течения. Легкий ветерок ласкал ее волосы, рассыпавшиеся по плечам. Она пила апельсиновый сок и смотрела на него своими темными глазами, отражавшими свет недавно зажегшихся фонарей.
     - Мы увидимся завтра? - наконец задал он вопрос, который мучил его целый день.
     - Конечно, - ответила она, - ведь ты проехал такое расстояние вовсе не для того, чтобы расстаться после шести часов общения?
     Сердце ликовало и учащенно билось. Он накрыл ее руку своей и внимательнее всмотрелся в ее глаза. Что-то шевельнулось в их бездонной глубине и тут же пропало.
     Несмотря на еще не совсем позднее время, она засобиралась домой. Он вызвался ее проводить, и они пошли к ближайшей автобусной остановке. Судя по тому, что на ней почти никого не было, автобус только ушел и им предстояло провести вместе немного больше времени, чем он думал. Они стояли возле раскидистого тополя и молчали, совершенно не испытывая при этом дискомфорта и неловкости, а начинающее наливаться черным небо, наконец-то освободившееся от туч, уже зажигало мерцающие звезды.
     Полупустой автобус позволил им насладиться относительным уединением на потертых сиденьях задней площадки. Свет ночных фонарей и проезжавших машин огненными бликами ложился на ее лицо, то выхватывая его из полутьмы, то словно отодвигая назад. Он любовался этой причудливой игрой света и тени.
     От остановки до ее дома было совсем рядом, но они шли, не спеша. Никому не хотелось приближать неизбежный момент расставания. Она подняла голову и посмотрела на окна своего дома.
     - Меня уже ждут, - сказала она, - Надо идти, а то волноваться будут. Может, зайдешь?  
     Несколько секунд он колебался, но потом покачал головой:
     - Поздно уже, я не могу. Пока доберусь до своих друзей... Во сколько тебе позвонить завтра?
     - Чем раньше, тем лучше, - как-то немного поспешно ответила она и вдруг придвинулась ближе. Он ощутил ее теплое дыхание на своей щеке и тут же ее приятно обжег легкий поцелуй. Вздрогнув от неожиданности, он успел заметить шаловливые искорки в ее глазах, которые уже неоднократно замечал в течение дня.
     Она сделала движение в сторону подъезда, но он поймал ее за руку. Словно ожидая этого, она остановилась и снова повернулась к нему.
     - Я должен кое-что сказать тебе, - тихо произнес он, нежно сжимая в руке теплую ладошку, - я писал тебе это в письмах, говорил в чате, я так и не решился сказать это по телефону и сегодня днем, но хочу сказать сейчас.
     Она молчала, глядя поверх его плеча куда-то вдаль.
     - Я люблю тебя, солнышко. Даже если мы никогда больше не встретимся, каким бы образом не сложилась твоя и моя жизнь, я буду помнить тебя...
     Поцелуй получился сам собой. Их одновременно повело друг к другу, и время остановило свой стремительный бег. Ее нежные прикосновения закружили ему голову в сумасшедшем водовороте, и он инстинктивно обнял ее хрупкую фигурку, прижав к себе чуть сильнее.
     - До завтра, котенок, - она шевельнулась, освобождаясь из его рук и впорхнула в ярко освещенную дверь подъезда. На мгновение повернулась и помахала рукой. Он поднял руку в ответном жесте. Потом повернулся и побрел к автобусной обстановке, но на полпути остановился и поднял глаза на ее окна. Из трех окон было освещено одно, но вот ярко вспыхнул еще один прямоугольник - это она вошла в свою комнату. Он немного постоял в надежде увидеть ее силуэт на фоне светлых штор, но она так и не подошла к окну.
     Из раздумий его вывел мягкий шелест шин подъехавшего автобуса. Он зашел в него и устроился у окна. Светящиеся стрелки часов показывали половину одиннадцатого вечера. Только сейчас он почувствовал усталость - у него дома было уже за полночь.
     - А мы думали, ты сегодня не приедешь ночевать, - весело сказал ему полчаса спустя его однокашник, подмигивая и впуская в коридор, - Как девушка, симпатичная хоть?
     - Разве это важно, симпатичная или нет? - ответил он, слегка покоробленный этими словами. - У нее красивая душа и доброе сердце. Это главное.
     - Ну-ну, покоритель сердец, - рассмеялся друг, за которым в студенческие годы прочно укрепилась репутация первоклассного ловеласа. - Тогда мой руки и прошу к столу. Тебя, вижу, больше на ужин никто не позвал. Обмоем, так сказать, встречу, заодно и расскажешь мне все, желательно в подробностях.
     - Это в двенадцатом-то часу? - ужаснулся он, - Ты же знаешь, я не по этим делам. Да и что жена твоя скажет?
     - Да она спит без задних ног! - рассмеялся друг, - это я безнадежный полуночник, а она после десяти вечера уже невпопад на вопросы отвечает. Давай, не задерживай процесс!


     VII

     Ему снилось огромное поле ярко-желтых цветов. Они шли вдвоем по нему, держась за руки. Позади них не оставалось никаких следов, он оглянулся, заметил это, но это не показалось ему странным. Желтый ковер расстилался во все стороны до самого горизонта, и он испугался этой бесконечности. Но тут же успокоился, потому что рядом была она...
     Пробуждение было подобно толчку. Он вскочил на кровати и взгляд заметался по незнакомой обстановке отведенной ему комнаты. Поднес к глазам часы - почти половина седьмого. Он никогда не просыпался в такое время без будильника. Но сна не было ни в одном глазу.
     Хозяева мирно спали в соседней комнате. Стараясь не шуметь, он проделал привычный комплекс физических упражнений, пожалев о том, что не может выполнить утреннюю пробежку, и ушел в душ. Спешить было некуда, из вежливости он позвонит по знакомому телефону только спустя часа полтора, а пока он позволил себе расслабиться под горячими струями воды, ощущая, как приятное тепло разливается по его телу.
     На часах было семь, когда он вышел из ванной. В квартире было по-прежнему тихо. Дурацкая ситуация, а время уходило. Он наскоро попил чаю, набросал хозяевам короткую записку, быстро оделся, положив во внутренний карман жилетки приготовленный для нее подарок и осторожно захлопнул за собой дверь.
     Раннее майское солнце уже высоко поднялось над горизонтом, но воздух еще был наполнен ночной прохладой. Город еще спал, устав за трудовую неделю, и только дворники вовсю трудились, подметая мостовую. Он не выдержал и побежал вдоль улицы, ловко увернувшись от выстрела водометной машины, коварно выехавшей ему навстречу из-за угла. Свежий утренний ветерок приятно освежал лицо и трепал еще не успевшие высохнуть после душа волосы.
     Только отбежав от дома километра на три, он перешел на шаг и вдруг вспомнил, что у него нет телефонной карточки. О том, что в воскресенье все магазины закрыты, он подумал только сейчас. Что же делать? Придется ехать на вокзал или в центр города. Беглый взгляд на часы - время еще позволяло.
     Но ему повезло. Проходя мимо билетного киоска, он увидел среди проездных билетов яркий прямоугольник нужной ему карточки. Короткий поиск телефонной будки, и вот он набирает заветный номер.
     Она ответила почти сразу же и попросила заехать за ней. Бабушка с сестрой собрались на дачу, и она помогала им собраться, поэтому задерживалась. Выслушав ее объяснения, как ему лучше до нее доехать, он повесил трубку и на мгновение прислонился к оконному стеклу, снова отказываясь верить в реальность происходящего. Увидев свое отражение, поспешно расчесался и зашагал в сторону остановки трамвая.
     Расстояние оказалось довольно большим, и он позвонил в ее квартиру лишь спустя час. Она открыла дверь и позволила себя нежно обнять, но тут же упорхнула на кухню, откуда потянуло чем-то невообразимо аппетитным.
     - Ты завтракал? - донеслось оттуда, пока он снимал обувь, - Хотя я в любом случае никуда с тобой не пойду, пока ты не попробуешь мой яблочный пирог.
     - Сама готовила? - отозвался он. - тогда конечно, попробую.
     Что может быть приятнее, чем сидеть напротив милого человека, наблюдать, как бойкие лучи поднимающегося солнца играют золотом в ее волосах и уплетать аппетитно пахнущий пирог с хрустящей корочкой, с любовью сделанный ее руками. Затем она напоила его вкусным цветочным чаем, в котором смешались ароматы трав горного Крыма и лесных цветов, и ушла переодеваться в свою комнату.
     - Куда пойдем сегодня? - донесся ее голос.
     - Твой город, ты и решай, что мне показать сегодня, - крикнул он в ответ, поймав себя на мысли, что ему совершенно все равно, куда идти, лишь бы не расставаться с ней.
     Она вышла в легком летней блузочке, перехваченной черным шелковым пояском, выгодно подчеркивающим ее стройную фигурку, и он в который раз невольно залюбовался ею. День обещал быть жарким, и он уже жалел, что слишком тепло оделся. Но как поступить? Оставить жилетку у нее дома - это равносильно намеку, ведь за ней придется возвращаться, а дома больше никого не будет. Да и подарок носить как, больше положить некуда, он не любил ходить с сумкой и сейчас был налегке. Придется вручать сейчас.  
     - У меня кое-что есть для тебя, - сказал он, приняв решение, и вынув длинную продолговатую шкатулку. - Вот... Только обещай посмотреть, когда я уеду.
     - А как же женское любопытство? - удивилась она. - Я же не смогу заснуть!
     - Сможешь, - успокоил он ее. - долгие прогулки по свежему воздуху способствуют полноценному сну. Спасибо за угощение, у тебя просто золотые руки. Собираемся?
     Как ни странно, время словно замедлило свой бег. Может, от того, что сегодня их маршрут не был таким сумбурным, как вчера, но знакомого каждому ощущения, будто время летит, как стрела. не было. Они побывали на развалинах древнего замка, прошли по вырытым на заре христианства пещерам на территории действующего монастыря, побродили среди пышно цветущих экзотических растений ботанического сада и под вечер вышли на самую высокую точку города, находящуюся на территории огромного ландшафтного парка, вольготно раскинувшегося зеленым ковром на высоком правом берегу реки. Необъятный город лежал у их ног. В воздухе огненными искрами проносились светлячки, внизу сгущавшуюся черноты прорезали пунктиры автомобильных фар, в воздухе витал пьянящий аромат сирени, а невидимые цикады уже завели свои ночные серенады.

страницы: [Пред.] 1 2 3 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Вторник 13.11.2018 10:09