http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказС этого дня
автор: ocean
тема: насилие, садо-мазохизм
размер: 40.95 Кб., дата: 23-05-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2 3 [След.]

     Теперь нежно достань моего птенчика, погладь и поцелуй его, да извинись перед ним за свое недавнее обращение. Изаура выполняла все, что требовал подросток, но он не утерпев, сунул глубоко в горло немытый член и сразу же кончил. Немного придя в себя, он сказал - мне не понравилось, как ты себя вела. Тебе быть собакой, а не любовницей. Встань на четвереньки и доведи себя рукой до оргазма. Хосе приспустил штаны, ухмыльнулся и сказал - я переменил свое решение, пожалуй ты, моя новая сучка, подойдешь ко мне сзади, обнюхаешь меня, сунешь свою морду между моих прекрасных ягодиц и будешь лизать меня там. Изаура не могла протестовать, но и сделать это она тоже не могла, так как виски в ее голове начало действовать и Изаура уже мало что соображала.
     Хосе чувствовал себя неуютно, понимая, что он остается ребенком, по отношению ко взрослой женщине. И он решил связать ее, чтобы приобрести реальную власть. Он ударил ее, повалил на ковер и привязал ее, стоящую на четвереньках к лежащему стулу - запястья к верхним ножкам , а лодыжки к верхней перекладине спинки, так, что Изаура оказалась полностью беспомощной. Не зная, как обращаться с женщиной, чтобы скрыть свою неопытность, Хосе надел ей на глаза повязку, а затем впервые и с интересом, без помех, рассмотрел заросший женский лобок, потом стал грубо щупать ее, изучать, растягивая половые губы, проникая своими пальцами, где только мог и куда только хотел.
     Он склонился и одурманенный запахом влаги, начал лизать лилию Изауру сзади, схватил губами восставший независимо от нежелания клитор Изауры, а потом схватил ремень и от крайнего возбуждения начал пороть Изауру по ягодицам, спине, ногам, периодически возбуждаясь, набрасываясь на нее сзади и ненасытно трахая Изауру. Кончая, он подносил член и яички к лицу мало чего понимающей от ужаса Изауры, заставляя облизывать ее свои, покрытые редкими волосиками гениталии. Достаточно насладившись, он надел на голову Изауре свои трусы и запихивал их ей в рот, пока она не начала задыхаться. Но этого Хосе показалось мало. Он тихо вышел из комнаты, оставив рабыню одну. У Изауры уже не было слез, когда Хосе, вернувшись, принес из кухни разогретый металлический прут и стал бить ее, требуя говорить всякие гнусности и молить его о любви. Когда у него не было сил для нормального сношения, он начинал бить и трахать ее ножкой от табуретки, заставив ее, защищаясь, сжимать колени. Хосе помочился ей на лицо, требуя раздвинуть ножки, перед прежним учеником. Наконец пенис Хосе стал отвердевать. Он смазал свой тонкий членик кремом и не смотря на тихие стоны и протесты рабыни, раздвинув прекрасные, смуглые половинки задницы Изауры, медленно стал вводить его в задний проход.  
     Слезы душили Изауру, она мечтала потерять сознание, но Хосе заставил упрашивать его трахать ее еще, засунуть поглубже.
     Подростковая жестокость нашла выход в извращенных отношениях. Чувствую, как яички лежат на горячей попке женщины, которая старше его и решив окончательно и полностью подчинить себе бывшую учительницу, оскорбившую мальчика. А также чтобы показать свое превосходство над дядей, Хосе приложил раскаленный прут к нежным смуглым ягодицам Изауры, оставив на коже след ожога. Теперь у тебя есть тавро, это значит что ты мое животное и Я теперь буду делать с тобой все, что захочу.
     Уставший за первую в своей жизни ночь любви, Хосе отвязал измученную, униженную и полностью опущенную Изауру и выставил ее за дверь, пообещав теперь заменять кузена Альберто.
     Изаура еле добралась до своей Комнаты и обессиленная упала на пол.. Она поняла, что есть только один выход - открыться, рассказать все своему другу и Госпоже. На следующий день она не открывала дверь, сославшись на сильную болезнь. Из-за окна, раздавался веселый смех Хосе, играющего с сестричками "в плантацию".
     Но она опоздала. Хосе сам рассказал все тете, выставив Изауру как совратительницу. Для тетушки это был ужасный удар, но в то время такое чернокожей было нельзя спускать с рук. Изауру коротко остригли, высекли перед всеми рабами и отправили в город, в рванье, помогать вести хозяйство в доме пожилой даме, знакомой госпожи Буарес.
     Подругой Лукреции Буарес, была пожилая женщина, живущая в одиночестве, в небольшом доме, доставшегося ей в наследство от покойного мужа. Дети ее давно стали взрослыми и уехали, оставив мать доживать старость одну. Была она строгая, с причудами, Изауре спуску не давала, но все-таки относилась к ней с опекой. Сразу же после приезда, Изауру переодели в вещи дочери хозяйки. Платье было стареньким, видимо его носили, когда девочке было лет 14. Оно очень стесняло Изауру, было коротко, балансируя на грани приличия, открывая колени, корсет плотно облегал тело, словно выставляя напоказ все прелести рабыни. Пожилая женщина не обращала на это внимания, а выходить из дома Изауре пока не разрешалось. Но однажды такой момент наступил. Изаура, сказала господа, сходи на рынок и немедленно принеси свежих овощей. Вода уже закипает, а я забыла купить зелень. Смотри, нигде не задерживайся, а то я лишу тебя обеда. Изаура быстро схватила корзину и побежала по улице к рынку. Рынок был недалеко, но путь к нему пролегал через квартал городской бедноты, в котором было много маленьких гостиниц, сдающих номера на день, а вдоль улицы стояли дешевые женщины, предлагая себя всем мужчинам.
     На углу стояли двое молодых мужчин и курили. Вдруг один сказал - смотри, вот бежит та шлюшка, которая вчера обчистила Игореса. Завлекла его куда-то, отобрала у него пьяного кошелек и выбросила на улицу. Схватим ее, Мигель, и затащим в комнату. Ты позови Игореса, а я побуду с ней, посмотрю, чтобы она не убежала. Мужчины встали поперек улицы, и когда Изаура пробегала мимо них, схватили ее за руки и начали заталкивать в подъезд. На этой улице на крики давно никто не обращает внимания, и, не смотря на отчаянное сопротивление, упирающуюся Изауру быстро скрутили и запихнули в комнату. Давай свяжем ее, сказал Мигель, и заклеим рот пластырем.
     Побудь с ней, я сейчас приведу Игореса. Ну что, шлюшка, придется тебе отдать денежки. Ты еще пожалеешь, что с нами связалась. Мы дадим урок тебе и всем шлюхам, надолго запомнишь. Изаура осталась в комнате наедине с Мигелем. Связанная, она лежала на полу и извивалась, пытаясь освободиться от веревок, пытаясь что-то объяснить, но пластырь превращал звуки в глухие стоны и мычание. А ты нечего, - Мигель присел рядом с ней и погладил ее грудь. Он сжал груди руками, потом резко ударил Изауру ладонью в лоб - лежи смирно. Мигель осторожно завернул к верху платье Изауры и осторожно стал стягивать с нее трусы. Аппетитная девочка, сейчас я поглажу тебя. Займемся весельем, пока не пришли ребята. Игорес говорил, что у тебя на попе знатная татуировка, а ну-ка, покажи мне свою попочку. Видимо наврал друзьям, он сказал, что ты так сладко трахаешься, что он смог кончить 4 раза. Дай-ка я попробую твой сочный фрукт - Мигель протиснул ладонь сквозь ляжки Изауры и запустил внутрь сразу пять пальцев.  
     Изаура застонала. Мигель прижал кончики пальцев к передней стенки гнездышка Изауры и сильно надавил. Потом он начал ритмично, с силой нажимать на перед пещерки изнутри. Спустя несколько секунд Изаура кончила. Мигель вытащил руку и усевшись вырывающуюся Изауру сверху, рванул ее платье на груди. Платье разорвалось, и чудесные смуглые полушария Изаура оказались на свободе. Мигель приник к ним губами. Сладость моя, теперь я хочу войти в тебя и ты увидишь, что с тобой будет, если я тоже не смогу кончить 4 раза подряд. Мигель перевернул испуганную Изауру на живот и развязал ей ноги. Изаура бешено заколотила ногами по полу, пытаясь привлечь внимание соседей. Заткнись, лярва - Мигель ударил Изауру кулаком в ухо, оглушив ее. Следом последовал толчок в затылок, от которого Изаура ударилась носом в пол. По ее лицу потекла горячая струйка крови. Она сдалась и замолчала. Мигель погрузил член ей во влагалище, как следует смазав его женскими выделениями, а затем схватил ее одной рукой за волосы на затылке, другой с силой раздвинул задние половинки и всем своим весом вогнал свое орудие на всю глубину.
     Изаура находилась в состоянии, близком к обморочному. В этот момент открылась дверь, и в комнату зашел второй сообщник. Игореса нигде нет, но я передал его матери, что мы здесь и ждем его. Что это ты делаешь, Мигель? Шлюха попросила меня трахнуть ее, но лежит как бревно и не проявляет никаких чувств. Помоги ей. Второй приятель подошел к совокупляющейся паре, достал сигарету изо рта и ткнул горячим кончиком в зад Изауре. Девушка резко вздрогнула и со стоном сократила мышцы. Парень ткнул ее еще раз. Изаура пришла в себя и поняла, что от нее требуется. Со слезами на глазах, с гримасой боли она начала активно двигать Тазом, помогая Мигелю глубже входить в нее. Вскоре Мигель тяжело задышал и кончил. Он поднялся и вытер член волосами девушки. Я тоже хочу поскакать на ней, сказал его товарищ. Девка явно нанюхалась коки, ты помоги ей ублажить меня как надо. Мигель сел напротив лица Изауры и отвешивал ей пощечины, пока друг заканчивал свое дело в обе сладкие дырочки. Насладившись, они перенесли Изауру на железную кровать с дырявым матрасом, раздвинув ноги, привязали ступни к перекладине, а руки привязали к изголовью кровати.
     Что ж, дело сделано и пока мой шланг не захочет снова увидеть солнце, остается только провести время в ожидании Игореса. Я сейчас прибегу - знаю, где продается дешевый виски. Чтобы девочка не скучала, намажь ей нижние губки и сосочки медом, осы помогут ей вспомнить, куда она спрятала деньги.
     Друзья допивали третью бутылку, в накуренной комнате, когда дверь открылась, и в комнату вошел Игорес, с висящей у него на шее полупьяной размалеванной девкой. Он подошел к трясущейся от страха Изауре, заглянул ей в глаза, похлопал по голому животу и сказал - не, эта девка другая. Та вроде была рыжая. Да и кошелек я нашел, так что сегодня вечером повеселимся. Оставьте ее и пойдем на улицу. Будем гулять, и радоваться жизни. Все поднялись, Мигель нетвердой походкой подошел к Изауре и вылил ей на разбитое лицо остатки виски. Где ты стоишь на улице, подруга, я бы не прочь еще разик заняться с тобой тем же. Пока, кобылка, сказала, уходя, девица. Проспись, к тому же ты воняешь, произнесла она, показывая на мокрое пятно мочи на матрасе, разлитое Изаурой от ужаса. Рабыня осталась одна. В ее анус было вставлено горлышко одной бутылки, а вторая бутылка торчала из влагалища. Осы ползали по ее лобку и губам, и прикосновение их лапок было болезненным. Больше всего Изаура боялась, что парни могли бы разбить бутылки прямо у нее внутри, если бы Игорес ошибся и сказал, что это она украла деньги. Теперь она боялась, что осы укусят ее, или что она умрет в этой комнате от жажды. Так прошла для нее длинная, бессонная ночь.
     С утра, хозяйка гостиницы, открыв дверь, увидела на кровати неподвижно лежащую девушку. Хозяйка испугалась, что девушка мертва и вызвала полицию. Вскоре подъехала машина, Изауру забросили внутрь и повезли в участок. Так, обнаженную, ее и кинули в камеру. Первый допрос решили отложить, пока девушка не придет в себя. Женщины, работающие в полицейском участке, сжалились над Изаурой, и дали ей мужскую полосатую робу, ту, в которой негры-рабы строят дороги, добывают алмазы, рубят лес и умирают в бараках. Сутки Изаура лежала на деревянных нарах, не притрагиваясь к пище.
     Раздался скрип открываемого засова, и дверь в камеру отворилась. В камеру вошел надзиратель - белый, толстый и лысый мужчина лет 45 и, пиная сапогами остальных заключенных, подошел к Изауре. Схватив ее за руку, он рывком поставил Изауру на ноги. Пойдем, сказал он. Изаура обреченно пошла за ним, не спрашивая, куда ее ведут. Надзиратель долго шел с ней по мрачным коридорам и, наконец, подвел к единственной белой двери. Втолкнув девушку внутрь, он запер дверь и остался снаружи. В комнате стоял большой стол, за которым сидело трое мужчин. Это были два следователя, один высокий молодой человек, лет 30, второй постарше, с грубыми руками, цепким взглядом, лет 50. Третьим был человек в белом халате. Изауре не разрешили сесть, и она осталась стоять посередине комнаты.
     Итак, сказал, один следователь, при задержании ты утверждала, что тебя похитили и изнасиловали двое мужчин. Что они били тебя и пытали. А уважаемая хозяйка того заведения, в котором тебя нашли, говорит, что часто видела тебя и в то утро ты была сильно пьяна. Мужчина постарше встал и подошел к Изауре - расскажи нам, куда они били тебя - сюда, или сюда? Он грубо щупал Изауру сквозь тюремную куртку, щипая ее за соски. Меня будут искать - заплакала Изаура. Я рабыня госпожи Х. Кто тебя будет искать? Мы? Скажу тебе, грязная шлюшка, что на факт твоего задержания не составлялся ни один протокол, нам и без тебя забот хватает. Искать всяких маленьких, похотливых девочек.
     Следователь обошел Изауру и ударил ее сзади в коленный сгиб. Изаура рухнула на колени. Следователь приблизился и прижал ее голову к своему паху. Запомни, если ты беглая рабыня, то мы должны вернуть тебя хозяйке живой или мертвой. Живой или мертвой! Он отошел от Изауры и сказал - доктор, осмотрите эту девушку, посмотрим, что с ней сделали эти негодяи. Следователь сел и стал с интересом смотреть за Изаурой. Снимите одежду - сказал доктор. Подойдите к биде и подмойтесь. Изаура, прикрывая груди руками, стесняясь, подошла к биде, присела и начала подмываться. Подойдите, сядьте, встаньте, поднимите грудь, раздвиньте ноги. Лягте на стол спиной и прижмите колени к груди. Господа, эта женщина ничем не болеет, ей 18-20 лет, ее организм не слишком истощен. Девушка годна для допросов любой степени тяжести. Можете одеваться. Мужчины встали и направились к двери. Проводите ее в камеру, сказали они надзирателю.  
     Надзиратель вошел к Изауре и закрыл за собой дверь. Изаура только нагнулась за одеждой, как прогремела команда. Брось эти тряпки и встань нормально. Ну? Испуганная Изаура распрямилась, прижимая робу к срамным местам. Я что сказал? Надзиратель резиновой палкой ударил Изауру по лодыжке. Сильная боль заставила Изауру подчиниться. Грязная шлюха, надзиратель кругами ходил вокруг девушки, разглядывая ее восхитительное темнокожее тело. Из-за таких как ты страдает наш добропорядочный город. Что, если моя девочка увидит на улице такую как ты по дороге в школу? Лечь на пол и руки за голову. Изаура упала на пол и сделала так, как сказал надзиратель. Эти следователи церемонятся с такими как ты, а вас надо учить, учить. Он стал сильно бить Изауру резиновой дубинкой по пяткам. На 5 ударе девушка взмолилась пощадить ее. Мужчина подошел вплотную к ее лицу и сказал - почисть мои сапоги языком. Удовлетворившись результами он скомандовал - Встань.
     Надзиратель приспустил штаны и встал на скамейку, упершись на локти. Из-за таких как ты, уважаемые граждане получают на службе простатиты. Давай, помассируй мне простату. Сделай хоть раз что-то полезное для общества. Спустя полчаса мужчина повернулся и сказал - пососи моего друга, потрудись, чтобы он встал, как в былые годы. Покажи, чему ты научилась на улице. Давай, принимайся за дело. А теперь подойди к краю стола столу и встань, раздвинув ноги, да положи ты свои сиськи на стол, чтобы мне было удобнее. Изауре было противно, но мысль не подчиниться нагоняла на нее смертельный ужас. Тем временем надзиратель плюнул на свой вонючий член, приблизился к Изауре и вогнал его до самых лобковых волос. Спустив сперму, он взял дубинку, прислонил ее к горлу девушки так, что она захрипела, задыхаясь, произнес - никому ни слова, иначе тебе могила. Иди, подмойся, я приду поиграть к тебе этой ночью.
     Ночью в камеру вошли двое шатающихся надзирателя, схватили Изауру и поволокли ее в комнату для охраны. Никто из охранников не бродил по коридорам, охраняя заключенных, все пили, играли в прокуренной комнате карты и кости. В углу на скамейке перед столиком сидело трое мужчин в форме, им делал минет молодой мальчик в разорванной робе, со скованными за спиной, и прикованными к батарее руками. Дальше все началось словно в кошмарном сне. Изауру заставили раздеться, затем подвели лицом к стене и заставили поднять руки и пристегнули их к вделанным в стену кольцам. Охранники взяли дубинки и начали избивать бедную девушку. Сколько человек било ее, Изаура не видела. Периодически ее обливали холодной водой из ведра и избиение продолжалось.
     Потом ее отстегнули и заставили отсасывать у всех, кто-то трахал ее, кто-то тискал, грубо хватал, выворачивая кожу пальцами. Ее заставляли ползать на четвереньках по комнате, приносить бутылки. Потом надзиратели придумали следующее развлечение - проигравший подходил и бил Изауру по заднице сапогом. Изаура пролетала несколько метров под дружный гогот изуверов. Кто-то подходил, засовывал в нее свой член, двое так раздвинули ей ноги, что Изаура испугалась, что вывернется наизнанку. Она уже ничего не понимала, ее лицо и ноги были густо покрыты спермой, пылью, чьей-то кровью. Рабыня потеряла сознание, последние слова, которые она услышала сквозь туман - избавься от нее, нам не нужны ни свидетели, ни такие грубые девки.  
     Очнулась Изаура связанная, лежащая на полу автомобиля. Машина ехала по сельской местности и Изауру безжалостно трясло. Тело на каждом бугорке отзывалось тянущей болью. Ехали очень долго. Затем машина остановилась, хлопнула дверь, и рабыня услышала разговор. Судя по голосу, мужчина средних лет торговался со стариком. Спор закончился, мужчины выпили по стаканчику, Изауру вышвырнули на землю и машина уехала.
     Изаура стояла на кухне, перед ней в кресле сидел старик, одетый в несуразную засаленную одежду. Итак - я уже в почтенном возрасте, попугайчик мой, но еще о-го-го. Ты будешь помогать мне по хозяйству. На пасеке живем только мы с сыном. Он уже большой, но с рождения обижен умишком. Бежать здесь некуда, никто сюда не заглядывает, да и найдут - повесят на дереве, как беглую черномазую рабыню. Работы много, но я и отдохнуть люблю. Сними свои тряпки. Свои украшения будешь всегда открывать напоказ - смотреть тут некому, а старику лишняя радость в жизни не помешает. Наденешь только эту кофточку моей покойной жены, память о ней я сохраню до могилы. Ну-ка подойди сюда. Какая у тебя крепкая попка, достань моего единорога, помассируй его своими теплыми ручками. Поцелуй-ка дедушку, шалунья. Дай-ка, я дотронусь до твоего горлышка своим малышом. Оближи его, погрей его ручками. Ну, ладно, давай-ка за работу, сын где-то бродит по лесу, ловит зверье, нам надо много успеть. Кушать будешь за двоих, а работать за пятерых.
     Изаура работала, не покладая рук. Старик заставлял ее делать самую тяжелую работу. Было тяжело, но попадаться на глаза старику Изаура боялась - он сразу начинал лапать ее, заставлял целовать себя и ласкать его мертвый отросток. Измученная постоянной работой, рабыня увидела, как во двор вошел здоровый мужик лет 35, с широченной спиной, могучими руками, но с совершенно детским лицом. Со рта капала слюна. Дегенерат увидел Изауру и заулыбался. Иди сюда, Хуан, прокричал старик. Познакомься - это Изаура, наша новая вещь. Нравится, Хуан? Она будет твоей игрушкой, и ты можешь играть с ней как захочешь. А она будет моей лошадкой? Я хочу лошадку! Конечно, Хуан, поиграй сынок со своей новой лошадкой. Хуан надавил на плечо Изауры, заставив опуститься ее на четвереньки. Поиграй по настоящему, с плеткой и шапкой. Отец кинул ему свою ковбойскую шляпу и дал плетку для лошадей. "Н-н-н-о", Хуан пятками ударил Изауру в бок.

страницы: [Пред.] 1 2 3 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Четверг 15.11.2018 13:02