http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказРимские каникулы
автор: *без автора
тема: подростки
размер: 37.43 Кб., дата: 18-03-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2

      Улыбаясь я кивнула Клименту. Климент встал, поднял меня за руки и повернул к себе лицом, заставил обхватить ногами его бедра, вонзив свой инструмент в меня, он опустил руки. Инстиктивно ухватившись за Климента, я почувствоала, что инструмент с силой входит в меня. Потом Климент начал ходить по исповидальне неторопливыми шагами. От этого я ошутила блаженство, и еще теснее обхватила Климента ногами. Так продолжалось несколько минут. Ощущения Климента были настолько сильны, что он долго не мог выдержать и обессилил в тот момент, когда я почувствовала приятную негу. Опустив меня на пол, Климент сказал, что на сегодня хватит двух задач, да и я порядком устала и нестала настаивать на продолжении. Приведя себя окончательно впорядок спросила, когда я могу прийти снова, чтобы продолжить занятия.
      - Я вижу, что тебе все это понравилось, Анна, и я рад, что смог тебе доставить такое удовольствие. Благодарю и тебя за полноту ощущения, которое получил с тобой. Но видеш ли исповидальня не совсем подходящее место для таких занятий. Ты еще не совсем представляеш, насколько интересней решать эти задачи в постеле, зная, что никто не посмеет помешать и не испытывать страха быть застигнутым за этими занятиями. Поэтому советую привлечь к этим занятим дядю Джима, чтобы позволил тебе чаще предаваться наслаждениям и использовать в этих целях собственную спальню
      - Но ведь это невозможно. Дядя Джим очень строг.
      - Строгость его исчезнет я уверен, когда ты дашь понять ему, что не прочь решить с ним пару задач.
      - Боюсь, что у меня с ним ничего не получится, но все же попробую. А когда мы снова встретимся?
      - Ты последуй моему совету, а я сам найду возможность встретиться с тобой.
      - Жаль, что нельзя встретится раньше.
      - Не расстраивайся Анна, гораздо раньше, чем ты думаеш произойдет это. Прошло несколько дней. Совет Климента все время не давал мне покоя, но по неопытности я все никак не могла понять каким же путем привлечь к себе внимание дяди. Как-то днем, отправившись погулять порядком устав я прилегла отдохнуть в огромной скирде соломы. Я старалась придумать путь сближения с дядей. До сих пор инициатива переходила от мужчины, а теперь я должна сама привлечь дядю Джима. Увлекшись воспоминаниями, я незаметила, что работник нашего имения Майкл, подъехал к скирде на бричке. Увидев меня он воскрикнул от радости: "Тебе одной не скучно, Анна!"
      - Ты парв мне действительно не очень весело" - ответила я, думая о своем.
      - Я могу тебя развлечь, ну вот хотябы поцелуем. Сразу веселее станет.
      И не успела я опомниться, как он опустился рядом, повалил меня на спину и впился в мой рот поцелуем. В первое мгновение я пыталась вырваться, но по мере того, как поцелуй длился, во мне начало возникать желание и я по мимо своей воли ответила на его поцелуй. Майкл крепко держал меня, прижав к себе, не прирывая поцелуя, одной рукой быстро расстегнул брюки, стянул их до колен и мгновенно вонзил в меня свой инструмент. Все это произошло так быстро, что я неуспела сообразить, что же все таки произошло. Почувствовав теплоту инструмента, забыв о бовсем на свете я приготовилась наслаждаться чувством блаженной неги. Но сделалось несколько быстрых движений, Майкл обессилил и сразуже вскочил на ноги.
      - Ух чудксно, Анна, спасибо за удовольствие" вскочил на бричку, стегнул лошадей и уехал. Ошеломленная происшедшим, я так и осталась лежать на сене. Неудовлетворенное желание бурлило во мне. Всповнив первый урок, Роберта я протянула руку под юбку, раздвинула пухлые губы и всунула сначала один, а затем и другой палец, начала перебирать ими. В мыслях моих начали возникать картины моих уроков с Петром и Климентом. Желание становилось все сильнее. Вместе стем учащалось мое дыхание и движение рукой. Приятная нега стала разливаться по всему телу и вскоре бессилие охватило меня. Прошло несколько дней. Как-то вечером было очень жарко и я, раздевшись до гола, прикрывшись одной простыней, легла читать книгу и незаметно уснула. Проснувшись, ощутила на себе чей-то пристальный взгляд. Осторожно открыла глаза, я увидела дядю Джима, стоявшего возле моей кровати и неотрывно смотревшего на меня. Проследив за его взглядом я увидела, что простынь сбилась, обнажив мое тело до живота. Дядя Джим не заметил, что я проснулась. Мгновенно поняв, что это может быть прекрасный случай выполнить совет Климента, я как бы во сне сделала движения ногами, широко их раздвинув, дала возможность дяде Джиму увидеть мою прелесть, находящуюся между ногами. В полумраке я увидела, как дядя Джим вздрогнул, но не двинулся с места. Присмотревшись я увидела, что он одет в халат, который ниже живота как-то топорщился. Я поняла, что это инструмент готов к работе и, желая еще больше разжечь дядю, движением рук сбросила с себя простынь, обнажив свое тело. Постояв еще немного неподвижно, дядя не спуская глаз с моего тела, развязал халат, выпустив на волю свой инструмент. Вдруг он стремительно опустился на колени и к моему удивлению припал губами к моему влажному телу. Язык его скользнул вдоль всего тела, утонул в углублении и, втянув в рот влажное тело под углублением, начал нежно шевелить языком. Ни счем несравнимое ощущуние охватило меня. Первые несколько минут я не шевелилась, но по мере того, как он ласкал, желание возрастало во мне я забыв осторожность прижала руками голову дяди еще теснее. Почувствовав мое прикосновение, дядя смело протянул руки к моим грудям и принялся ласкать их соски. Охваченная жгучей страстью, я начала движения бедрами, помогая ему ласкать мое нежное тело. Чувство приятной неги нарастало, необачайно медленно делались ласки Джима очень сладостными. Но к сожалению это не могло продолжаться вечно. И дойдя до предела, кончилось моим бессилием. Конец был таким бурным, что в последний момент я обхватила голову еще сильнее, прижав к себе. Втянув в рот всю влагу из нежного тела и, сделав глоток, Джим шевельнул языком, меня словно ударило током. Я конечно хотела его ласки, но была не в силах перенести это, только протяжный стон вырвался из моей груди. Джим поднялся с колен и, сняв халат лег рядом со мной. Увидев его полный сил, вздрагивающий инструмент я повернулась на бок и, забросив одну ногу на тело Джима, прижалась к его бедру нежным телом. Обняв меня, он приник нежным поцелуем к моей груди и так мы - 8 - пролежали довольно долго. Джим дал мне отдохнуть и я вновь почувствовала желание. Охватив голову руками и, оторвав губы от моей груди, я в порыве страсти начала покрывать его тело поцелуями. Его губы нашли мои и он жадно впился в них языком, разжав мои зубы, проникнув в рот мой он страстно ласкал меня. Не в силах больше бороться с желанием Джим повернул меня на спину, взобрался на меня, велел поднять ноги на живот и так придерживать их руками. В таком положении влажное тело оказалось совсем открытым для инструмента. Джим ухватился руками за стенку кровати и его инструмент наконец-то вошел в мое углубление. Вогнав его во всю длинну и не вынимая его, он начал делать движения бедрами, заставляя инструмент шевелиться. В такой позе я не могла помогать ему, но от этого мои ощущения были хуже. Почувствовав наступление неги я прошептала: "Быстрее милый." Джим ответил на это яростным движением бедер как раз во время моего бессилия, тело его судорожно дернулось и затем замер. Стараниями Джима в течении неги я обессилила 6 раз. Так необычайно начались занятия с дядей. Прошло 5 дней. Неутомимо лаская меня проводил со мной каждую ночь. Кроме неоднократного повторения пройденных уроков, я приобретала все новые познания. Мы решили задачи лежа, меняясь местами: то Джим, то я были сверху. В последнем случае Джим сажал меня на минструмент, предоставляя мне действовать самой, а сам оставался неподвижен. Это дало возможность продлить мое блаженство, так как бессилие мое наступало очень быстро. Как-то под утро утомленная занятиями, я крепко спала, свернувшись калачиком и отвернулась от Джима. Он сумел вонзить свой инструмент с зади да так глубоко, что я почувствовала легкую боль, но это не помешало дважды обессилить, пока Джим трудился. На пятую ночь после нескольких упражнений, Джим попросил меня встать на колени на край кровати и положить голову на постель, пообещав новый вид ласки. Он встал с зади меня , крепко обхватил за бедра. Ничего не подозревая я подалась назад, чтобы обеспечить ему работу. Джим буквально надел на меня свой инструмент, но сделав несколько движений вдруг вынул его и вонзил в отвнрстие, которое в моей позе находилось чуть выше углубления. Одновременно вместо инструмента в углублении оказались два его пальца. От неожиданности я дернулась, но Джим , шевелясь, крепко прижал меня к себе. Его пальцы в углублении зашевелились и я почувствовала, что от инструмента их отделяет лиш тонкая стенка. Вскоре задвигался инструмент. Ощущение было не передаваемое. Бессилие, наступившее у Джима было настолько бурным, что не удержавшись на ногах, он рухнул на пол. Мне этот урок тоже понравился и я попросила Джима повторить его на следующий день. Спустившись как-то в столовую завтракать я узнала, что Джим на рассвете уехал и вернется только ночью. Без дела проведя день, я рано поднялась к себе и легла в постель и незаметно уснула. Меня разбудил приход Джима. Как всегда придя в халате, он быстро снял его и скользнул ко мне под простынь. Крепко, обняв меня, он рукой потянулся к ягодицам, но вместо голого тела он нащупал трусики. Удивленный столь необычным явлением он спросил: "Что это значит Анна?" Я ответила: "Жаль, что я не знала, что ты так скоро приедешь, но...."
      - Я с нетерпением ехал домой в надежде решить с тобой несколько задач, посмотри как он хочет лакать тебя.
      Откинув простынь он показал мне свой вздыбившейся инструмент.
      - Поцелуй его" - прошептал Джим. Он лег на кровать широко раскинув ноги. Я скользнула вниз и улеглась между его ног, чтобы мои губы оказались над инструментом. Взяв его в руки, поднесла к губам и поцеловала его огромную головку. Незнакомый, но довольно приятный, солоноватый вкус ощутила я. От этого прикосновения Джим вздрогнул и схватив мою голову прошептал: "Открой ротик Анна и приласкай его языком." Едва я успела выполнить его просьбу, как он резко пригнул мою голову, инструмент головкой уперся мне в горло, заполнив весь мой рот. Незная как быть дальше я инстиктино отстранилась.
      - Не выпускай его продолжай ласкать языком, "сказал Джим. Он приподнимал и опускал бедра, от чего инструмент у меня скользил во рту. Меня тоже охватило желание. Прижавшись к телу Джима, я уперлась грудью в его ноги, желая доставить более удовольствие я добралась до комочка рукой под его инструментом и нежно стала его ласкать. Движение бедер Джима становились все быстрее. Он от блаженства перестал шевелиться и только стонал. Наконец напрягся до предела и с громкими Джима в мой рот хлынула жгучая струя влаги. Чтобы не захлебнуться я быстро глотнула, но она вновь заполнила мой рот, я сделала второй глоток по моему телу разлилась приятная нега. Через несколько дней я была готова к занятиям вновь. Когда пришел Джим мы повторили несколько занятий. Вдруг он поросил забраться на него, причем так, чтобы мои пухлые губки оказались около его рта. Встав на колени я приготовилась к блаженству, он не заставил меня ждать, нежно коснулся языком моего влажного тела, потом подтолкнул меня руками в перед в спину, от чего инструмент оказался у моих губ. Мигом поняв намерения Джима я, не дожидаясь его наставлений, схватила его инструмент рукой. Открыв рот вобрала, сколько могла. Джим взял рукой мои груди и языком проник в мое углубление. Началось невероятное. Я никогда не могла представить себе, что этот урок принесет столько блаженства. Полнота ощущений была настолько сильной, что незаметила как я несколько раз обессилила во время урока. Когда Джим заставил меня освободиться от инструмента, я была в таком экстазе, что он продолжал свои ласки. Постепенно его член стал набухать и был снова готов к работе. Крепко сжав его руками и, не переставая его ласкать, я начала быстрыми движениями руки двигать вверх и вниз кожицу инструмента. В ответ язык и губы Джима удвоили ласку. Быстрыми кругообразными движениями бедер я помогала ему, нежное тело касалось не только языка и губ, но и всего его лица. От изобилия влаги оно было мокрое. С каждым мгновением приближалось желанное чувство бессилия. И наконец я, а через некоторое время и Джим в полном бессилии с громкими вздохами прекратили это восхитительное занятие.
      Ни ту ночь ни в следующею у нас не было желания продолжать уроки, настолько полным было удовлетворение. За эти дни мы много переговорили с Джимом. Самым главным было же возвращаться в колледж. Он обещал меня устроить в одну из школ для девочек, чтобы я жила в его городском имении. Меня это нисколько не обрадовало. Я привыкла к Джиму и мне нисколько не хотелось прерывать наши занятия. За два дня, до отъезда в город, приехал брат Петр и сразуже навестил Джима. Закрывшись в кабинете они очень долго очем-то беседовали. Затем Джим поднялся в свою комнату, лицо его было озабоченное, тяжело вздохнув он сказал: "Анна брат Петр мне все рассказал и он знает о наших занятиях. Устроил мне скандал и требует моего согласия на повторение с тобой нескольких уроков. Выхода нет надо подчиниться. Приготовься я сейчас приду."
      Не смея ослушаться, потерять расположение Джима, я разделась и накинула на себя халат. Сев в кресло с трепетом ожидала их появления, невольно вспоминая о прошедших уроках. Я вынуждена признаться, что ничего против того чтобы повторить пару уроков с братом Петром не имела. Меня только беспокоило и смущало то, что Джим будет видеть это. Я еще не доумевала почему брат Петр сам не сказал мне о своем желании, а обратился к дяде Джиму. Вскоре раздался стук в дверь, я позволила войти. В комнату вошли дядя Джим и брат Петр.
      - Здравствуй Анна!" - весело сказал Петр. Джим же молчал.
      - Ты готова Анна?" темже голосом спросил Петр. Я кивнула головой.
      - Ну вот и хорошо. Не будем терять времени. А ты Джим разве не оставиш нас одних?" спросил Петр.
      - Нет я буду рядом," - сказал Джим и отошел в сторону, повернувшись к нам спиной. Немного поколебавшись, Петр прижал меня к себе и стал жадно обливать поцелуями. Сквозь сутану я ощутила его твердый инструмент. У меня пробудилось страстное желание и я с жаром, забыв о присутствии Джима, начала отвечать на ласки Петра. Все также обнимая меня, он повернул меня спиной к себе, его руки мяли мои груди, а инструмент уперся мне в халат. Наконец Петр перегнул меня, забросив мне на голову мой халат и я ощутила как его инструмент глубоко вошел в мою плоть. Я, забыв обовсем, начала делать круговые вращения бедрами, от чего получила желаемое удовольствие. Вдруг я вспомнила о Джиме. Его взгляд был устремлен на мое влажное тело. Вдруг он сделал шаг ко мне, молненосно расстегнул брюки, таким образом освободив свой член, схватил мою голову, прижал ее к члену. Угадав его желание и все его чувства, я поймала головку его инструмента и собрала в рот, насколько смогла принять и ласкала его языком. Не подумайте, что я забыла об инструменте Петра. Я не на минуту не прикращала ритмичные движения.
      - Ты просто умница Анна" - услышала я голос Петра. Он схватил меня за бедра, чуть приподняв и резко опустил меня, инструмент снова вошел в углубление. Я чувствовала как мои пухлые губки при движении вниз приятно терлись. Джим держал голову руками, двигая инструмент у меня во рту. Блаженно простонав я обессилила, но желание нисколько не утихло. Продолжая принимать одновременно своих учителей, отвечая им всем своим телом. Но всему бывает конец. Сначала Джим, а потом и я с Петром обессилили. Выпив всю влагу инструмента Джима я с открытыми глазами лежала на полу и от блаженства стонала. Бессилие было такое, что я не смогла встать на ноги. Прошло пол часа, как вдруг соски моей груди оказались во рту Петра и Джима. Руки их потянулись по моему телу и дотронулись до волосиков внизу. Желание вновь вернулось ко мне. Протянув руки я взялась за оба инструмента и начала их нежно гладить, Постепенно от моей ласки они начали твердеть и наливаться силой. Джим, оторвавшись от моего соска шепнул: "Приласкай Анна брата Петра, да так, чтобы он мог тебе ответить такой же лаской." Петр услышал слова Джима и потянулся к моему влажному телу. Горя желанием я стала на колени у головы Петра, схватив губами его инструмент, начала ласкать его языком. Петр мгновенно ответил на мою ласку, погрузив язык в мое углубление и, взяв в рот мои пухлые губки. Снова началось блаженство и, увлекшичсь им, я не заметила как Джим встал с кровати. Вдруг я ощутила его член в своем свободном отверстии. Простонав от удовольствия и неожиданности и, подаваясь назад, чтобы плотно прижаться к Джиму, вобрав в себя всю длинну его инструмента. Держа меня за бедра, Джим начал быстро погружать в канал свой член. Лаская меня ртом, Петр нашел руками мои груди, принялся нежно их ласкать. Держа одной рукой инструмент Петра, я начала ласкать комочек под членом. Струя влаги булькнула, захлестывая меня. Прекратив движения языком, Петр начал собирать губами обильную влагу с моего тела. Последовав его примеру, я сжала инструмент и глотнула остаток влаги. Между тем Джим испустил звук, подобный тем, что издают лесорубы при рубке леса, все яростнее орудуя своим членом, замер. Ноги его подогнулись, инструмент выскользнул и Джим упал поперек кровати. Осторожно освободившись от инструмента и языка Петра, я легла между учителями. В этот день у меня и у них не было желания продолжать занятия. Через несколько дней, в течении которых продолжались мои занятия с дядей, не прибавилось ничего нового к тому, что я уже знала и, отметив мое 16-летие, мы с Джимом переехали в город.
      Так окончились мои летние каникулы.

страницы: [Пред.] 1 2

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Понедельник 17.12.2018 04:14