http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказПустое сердце (История одной девочки). Часть 1
автор: Арданова Юлия (@)
тема: подростки
размер: 39.21 Кб., дата: 14-03-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2

     - Ну если так, то не надо.
     - Ладно. - В моих глазах выступили слёзы, я украдкой смахнула их и начала безразличным тоном. - Всё началось позапрошлым летом. У меня в деревне было несколько знакомых парней, друзей детства, что называется, но затем один стал обращать на меня особое внимание. Он был довольно симпатичным, (мы с ним впервые поцеловались) весёлым, общительным. Этим летом он мне признался в любви. Я думала, что это так, верила ему и думала, что тоже люблю его. Как-то раз мы сидели всей компанией возле костра у речки, (а мы там даже ночевали в палатках) пели песни, Женька, его так звали, обнимал меня, мне было очень хорошо рядом с ним, я чувствовала, что меня к нему тянет, мне хочется стать с ним чем-то одним, я не знаю как это объяснить. Он мне шёпотом предложил прогуляться, мы незаметно покинули свою компанию. Мы стояли на крутом берегу речки и любовались закатом, а он был необыкновенный, кровяно-красный, с оранжевыми отблесками. Женька поцеловал меня и посмотрел мне в глаза. Я почувствовала дрожь во всём теле и слабость в коленках. Затем мы стали в шутку сталкивать друг друга с обрыва. Женька схватил меня в охапку и мы с ним вместе упали на траву. Его губы целовали мою шею, я закрыла глаза и стала ласкать его спину. Он задрал короткий топик и стал ... О-опс. Я кажется далеко зашла?
     - Нет, нет, продолжай, - сказал Максим странным тоном. Его дыхание было прерывистым, глаза нездорово блестели. - Оч-чень интересно. Не стесняйся...
     - Он стал ласкать мои холмики, затем целовать и теребить их кончики языком. рука его спускалась ниже, я ей не препятствовала. Мне было немного неприятно из-за колючей старой травы, но это не мешало мне наслаждаться ласками Женьки. Он поднял мою короткую юбку и снял с меня трусы, я не сопротивлялась. Знаешь, его пальцы были очень нежными и приятными. Помню, мне было очень щекотно там, внизу. Затем что-то толстое полезло в меня, причинив мне боль, но я терпела и не подавала виду, что мне неприятно. Женька слегка постанывал, шевеля во мне этим своим инструментом, шептал мне, чтобы я расслабилась, я пыталась... Постепенно я стала ощущать какое-то удовольствие от этого предмета, что находился у меня внутри, мне было очень уютно и не хотелось его из себя выпускать. Но тут Женька вытащил его и что-то тёплое и липкое растеклось у меня по животу. "Хорошо.. очень хорошо... спасибо..." прохрипел он и отвалился набок обессиленный, закрыв глаза. Я встала, надела трусы, поправила одежду, спустилась к воде и принесла немного, чтобы привести Женьку в чувство. Больше мы этим в тот вечер не занимались, а просто бродили по краю леса. Я тогда была ещё наивная, и многого не знала. Каким-то чудом я не забеременела. Потом в Москве, я нашла на компьютере много разной литературы на эту тему. Но это к делу не относится. Конечно, я была счастлива тот недолгий период времени, пока не появилась Дашка, девчонка, которая много лет уже не приезжала. А тут вдруг заявилась и Женька постепенно переключился на неё. Я сначала не придавала особого значения тому, что они часто стали общаться. Но как-то вечером я пришла к Женьке, его мама сказала, что он ушёл с Дашкой. Я заглянула в сарай, на сеновал. Нетрудно догадаться, что я там увидела. После этого я перестала с ними общаться. Что я тогда пережила, описывать не буду. Я ощущала, как будто у меня что-то украли, нет, скорее это был ток, подобный тому, который возникает в катушке, когда из неё вытаскивают магнит. Лето кончилось, я старалась забыть Женьку, это мне почти удалось, как однажды мне позвонила подружка из деревни, Машка, кажется, и сообщила, что Женька с Дашкой разбились на мотоцикле. Женька насмерть, а Дашка до сих пор лежит в больнице в тяжёлом состоянии. Я старалась выкинуть это из головы, некоторое время я была совершенно безразлична к мальчишкам, а затем во мне что-то загорелось, и огонь влечения вспыхнул с удвоенной силой, мне уже очень трудно совладать с ним... Ладно, пошли домой. Я есть хочу.
     - Пошли...
     На самом деле я шестым чувством ощутила, что народ скоро покинет дискотеку. Моя природная осторожность взяла верх.
     Дома весь мой зверинец стал намекать на то, что неплохо было бы поужинать. Я попросила Максима вскипятить чайник и перемешать в миске мясо с кашей для собаки. А вот за кошачьей едой мне пришлось идти на балкон. Максим из любопытства увязался за мной. Я пошла на северный балкон через комнату родителей. Этот балкон заворачивал за угол, примыкая к соседям, поэтому он был более объёмным, чем тот, в большой комнате. Склад еды для животных был в дальнем его углу. У меня мелькнула шаловливая мысль.
     - Хочешь, посмотрим, что соседи делают?
     - Пошли, - откликнулся Максим.
     Я осторожно отодвинула старую дверь, прикрывавшую довольно большой проём между балконами. Мы осторожно пролезли. Из комнаты доносились странные звуки. Адреналин и любопытство подгоняли нас. Я осторожно заглянула в окно. Там на стуле сидел, откинувшись на спинку парень лет двадцати пяти, перед ним на коленях стояла красивая женщина и упоённо сосала его мясистый член, который то появлялся у неё изо рта, то исчезал в его глубине, время от времени она поправляла рассыпавшиеся золотые волосы. Во мне возникли противоречивые чувства: с одной стороны мне было стыдно за соседей перед Максимом, а с другой стороне жутко завидно: мне тоже захотелось близости с мужчиной.
     - Смотри, - шепнула я Максиму.
     Тот осторожно заглянул, видимо, он чувствовал то же, что и я. Мы, как завороженные, стояли и смотрели. Максим прижал меня к себе, я почувствовала его тёплую ширинку. Я решила, что пора возвращаться, но тут парень в комнате напрягся, застонал и откинулся назад, закрыв глаза. Женщина поднялась и вытерла губы. Я её несколько раз встречала раньше, она действительно была достойная: чёткая фигура, манящие глаза, чувственный ротик, цвета полуспелой вишни - конфетка одним словом. Она повернулась к окну, но нас не заметила. В её глазах был безумный блеск опьянённой желанием женщины. Мужчина лежал почти без сознания. Женщина достала откуда-то наручники, и сковала ими мужчине руки за спиной, а пока он не пришёл в себя, привязала его к стулу и заткнула ему рот. Я услышала, как она сказала:
     - Я хочу как можно дольше жить и оставаться молодой, а для этого я должна выпить как можно больше мужского сока и крови. Извини, я тебя подоила и вся твоя сила и твой дух должен перейти ко мне. Когда ты будешь умирать, я поцелую тебя и твой дух перейдёт ко мне.
     В глазах парня, привязанного к стулу был страх и неподдельный ужас. Мы с Максимом в переглянулись и молча решили, что парня надо спасать от этой маньячки. Женщина вышла, видимо за ножом. Меня осенила идея.
     - Пошли! - шепнула я Максиму.
     Мы рванули в мою комнату, я достала весь арсенал моих братцев, отправила Максима заправлять водой пистолеты, сама засунула шариков в автомат и взяла железный пистолет с пистонами; захватив с собой всё это а также широкий скотч, валявшийся на подоконнике, мы отправились к соседям.
     - Мне страшно, Максим, - шепнула я ему,
     - Мне тоже не по себе, но что оставить его умирать, что ли?
     Мы пошли на дело. Женщина уже занесла над несчастным острый кухонный нож для шинковки капусты. Я застыла: страх парализовал меня. Но Максим выхватил у меня железный пистолет, размахнулся и разбил окно.
     Затем он помог себе ногой и мы скоро очутились в комнате. Женщина была на некоторое время выбита из колеи, Максим наставил на неё пистолет, она выронила нож. Она явно не понимала, откуда мы взялись. Мною руководил какой-то инстинкт, пришедший на смену разуму. Под его влиянием, не дожидаясь, пока женщина придёт в себя, я с силой ударила её в живот, она согнулась и осела на пол, мы с Максимом быстро связали её скотчем, затем развязали молодого человека, сбрызнув его водой из пистолета. Я чувствовала, что ещё немного и я не выдержу: мои нервы были на пределе. Мы вылезли из окна, предоставив их самим себе, пролезли к нам на балкон. Вздох облегчения вырвался у Максима, затем у меня. Перед моими глазами вдруг поплыл цветной туман, я почувствовала слабость, всё закружилось и я провалилась куда-то.
     - Ну слава Тефалю, очнулась! - Сказал Максим, сбрызгивая меня водой из пистолета.
     - Эй, прекрати!
     Я обнаружила, что лежу на кровати в комнате родителей с расстёгнутой блузкой и лифчиком. Я чуть приподнялась, критически оглянула себя и укоряюще посмотрела на Максима. Тот виновато развёл руками.
     - Я хотел обеспечить тебе доступ воздуха.
     Я посмотрела ему в глаза, окинула его взглядом и во мне стали подниматься волны жгучего желания, я почувствовала, что мои глаза слегка начинают расходиться в разные стороны, как при лёгком опьянении. Я хочу его!
     - Иди, чего скажу! - я слегка приоткрыла рот и протянула к нему руки. Максим наклонился, я обхватила его шею руками, прижала его к себе, затем нашла его рот своим, силой раздвинула его губы, всунула туда свой язык и стала им там двигать. Я пожирала Максима, втягивала его в себя, он, видимо, тоже загорелся и стал тоже шевелить своим языком. Он обнял меня руками, я его, его руки гладили меня по спине, затем они пролезли в штаны и ниже и стали гладить меня по заднице, мне было жутко приятно. Затем Максим оторвался от меня, снял с меня лифчик, расстегнул и снял джинсы. Он гладил мою грудь, слегка сжимая её, я попросила его взять её в рот, он согласился и стал покусывать её. Я ощутила приятное щекотание внизу, одна моя рука непроизвольно полезла в трусы, я нащупала маленький отросток и стала его щекотать в помощь себе. Другую мою руку Максим положил на свободную от засоса грудь. Мне было необычно приятно, чтобы не остаться в долгу, я кусала, целовала и ласкала шею, уши и лицо Максима. Я выгнулась навстречу ощущениям, чувствуя приближение оргазма, мне захотелось ощутить Максима внутри себя. Я ускорила движения руки, сжимая и разжимая мышцы влагалища, наконец долгожданный спазм принёс мне сладость, я расслабилась, всё ещё совершая непроизвольные движения тазом. Я несколько раз схватила ртом воздух.
     - Спасибо, - сказала я, отдышавшись, глядя на Максима.
     - У тебя глаза такие окосевшие, - сказал тот.
     - У тебя не менее.
     Я сняла с него одежду и стала покрывать его тело поцелуями и засосами. Он снял с меня колготки и трусы, расположившись у меня в ногах:
     - Ого, вид какой! Ты вообще сложена прекрасно.
     - Ты тоже...
     - Я хочу тебя...
     - Вперёд и с песней! - я раздвинула свою щель, он просунул туда несколько пальцев, затем туда же стало погружаться что-то горячее, но оно лезло как-то не так, причиняя мне боль, но я терпела ради Максима. Затем его член целиком погрузился в меня и стал там двигаться, однако мне казалось, что я чувствую только маленький кусочек его около выхода. Я сжимала то, что было внутри меня, помогая себе пальцами. Мне удалось дойти до конца. Максим участил движения и стал бить меня головой о спинку кровати, я поддавала навстречу ему, хотя мысли у меня были об одном: не повредить что-нибудь из внутренностей. Тут Максим тряхнул меня в последний раз, вытащил свой член, я развернулась и проглотила то, что оттуда выбрызнулось. Я никогда не стонала во время акта, петтинга, или онанирования, не желая быть подслушанной соседями, я только открывала рот, и старалась не выпускать из себя звуки; я уходила в себя, оставалась наедине со своими ощущениями.
     Мы лежали, прижавшись друг к другу, обнявшись и сплетясь, как два котёнка.
     - Чудесно, чудесно, - шептал Максим, целуя меня в щёку, - ты будешь великой любовницей. Мне никогда не было так хорошо. Никогда я не решал таких восхитительных задачек по физике.
     - Без тебя мне не быть великой любовницей, - сказала я, обхватив губами и облизывая его нос. - Мальчик мой, - я нежно посмотрела на него. - Ты свёл меня с ума.
     Я знала, что скорее всего эти пустые слова ничего не значат. Но моя душа жаждала их. Тут я почувствовала, что у меня пересохло во рту и вообще мне холодно. Я отнесла свои вещи в мою комнату, надела юбку до колен с запахом и застегнула на одну пуговицу блузку. Я вернулась в комнату родителей и завернула Максима в покрывало. Из бара в большой комнате я достала вермут и налила по рюмочке ему и себе и отнесла в спальню. Я поставила ему баллады "Uriah Heep".
     Затем я пошла на кухню, поставила варить креветок, включила электрический чайник и положила в тостер несколько кусочков хлеба. Когда всё было готово, я поставила ужин на поднос и отнесла моему возлюбленному.
     - О, ужин в постель, - восхитился тот и чмокнул меня в губки. - Ты гений, Ирэн.
     - Я знаю, - скромно отозвалась я, очищая креветку и отправляя её в рот Максиму, тот, очистив свою положил её мне в рот со словами:
     - Душенька, открой ротик, я тебе туда положу кусочек.
     Когда мы окончили взаимное кормление и я отнесла поднос с остатками ужина обратно, Максим привлёк меня к себе на кровать и опять поцеловал меня, в губы, уже с помощью языка. Он был достойным учеником. Мне опять захотелось отдаться ему. Я расстегнула блузку, он опять стал ласкать мои груди, вызывая у меня наслаждение. Тут раздался звонок в дверь. Подлая собака залаяла. Я вскочила.
     - Может не открывать?
     - Собака.
     Я пошла посмотреть в глазок, кто это.
     - Валерка.
     - Так я и знал! Я пойду разберусь.
     - Сиди тихо, умоляю, я знаю, как его отвадить, хотя он жутко назойливый.
     Звонок повторился, наглый и настойчивый, как сам Валерка. Я накинула ночную рубашку, халат. Опять звонок
     Я быстро подрисовала себе небольшие синяки под глазами, придав лицу заспанный вид, растрепала волосы, только потом я пошла к двери.
     - Люська, выходи гулять, - без лишних церемоний сказал Валерка, обнимая и целуя меня.
     - Извини, у меня очень башка болит, я уже спать легла, как-нибудь в другой раз, ладно.
     - Тем более, проветриться не помешает, врёшь ты всё, у тебя голова не болит.
     Я увидела похотливый огонь в его глазах и то, что его взгляд направлен на мою, обрисовывающуюся под рубашкой грудь с затвердевшим соском. Я быстро запахнула халат.
     - Нечего тебе сюда смотреть. Я так бежала тебе открывать, что даже халат не запахнула.
     - А что это у тебя на шее за засос?
     - Максим, убью! - подумала я, а вслух ответила:
     - Своих следов не узнаёшь?
     - Нет. Ты продажная женщина.
     - Хамишь! Во-первых, у меня никого нет, во-вторых, я тебе никаких обещаний не давала, а в-третьих, извини, Валерка, но я спать хочу. Я тебе завтра позвоню.
     Я поцеловала его в губы, слегка засосав и тут же оторвалась.
     -Пока, - вздохнул Валерка, и грустно опустив плечи, пошёл вниз. Я подозревала, что это показуха. На самом деле у него наверняка ещё кто-то есть параллельно. Пути отступления. Тут я заметила Максима, который стоял в дверях, наблюдая за нами и цокая языком.
     - Ты с ним слишком любезна была.
     - Ты ревнуешь. К тому же я не хочу лишних разговоров. О нас с тобой знать вообще никому особо не стоит.
     - Ты шлюха, продажная вульгарная шлюха.
     - Да, и горжусь этим! Я хозяин в доме!
     - Это мы ещё посмотрим! - Он схватил мою правую руку и вывернул её мне за спину, мне было больно, но я терпела. Максим подтолкнул меня коленкой в сторону моей комнаты. Я заглянула ему в глаза. Взгляд не предвещал мне ничего хорошего.
     - Пошли! Пошевеливайся!
     Он заставил меня опуститься на колени перед кроватью. Под кроватью был ящик с игрушками.
     - Открывай! - я подчинилась. Он порылся там и нашёл прыгалки и две пары наручников из полицейского набора моих братцев. Он снял с меня ночную рубашку и халат, прицепил к каждой моей руке по паре наручников и подтолкнул в комнату. Я подозревала, что он собирается сделать.
     Он отвёл меня в комнату родителей и после недолгой борьбы опрокинул меня на кровать лицом вниз. Мне это всё жутко нравилось и возбуждало. Это превосходило все мои тайные мечты и желания. Мне хотелось стать ковриком, о который он вытирает ноги, отдаться ему, в подчинении ему я испытывала особый кайф. Максима это тоже возбуждало. Он содрал с меня юбку, которую я забыла снять, затем вытащил ремень из брюк, хлестнул меня им. Мне было больно, но я не издала ни звука, я не хотела пугать соседей. Удар... ещё один... Боль сладка, потому что она от него. А мучитель мой приговаривал:
     - Я выпорю тебя, затем изнасилую беспощадно, разорву тебя своим хуем на две половины, ты будешь истекать кровью, я оторву тебе руки, ты станешь беспомощная, тогда я буду насиловать тебя когда захочу... Ты будешь умирать в агониях, а я буду смотреть и наслаждаться этим...
     Моё больное воображение рисовало эти картины, нарисованные им, они подогревали меня, вызывали у меня душевный оргазм.
     - Делай со мной что хочешь, я твоя... - только и хватило сил прошептать у меня, так как его пальцы больно сдавили мне горло, я пыталась ослабить хватку, но он сам вскоре отпустил меня.
     - Я давно искал такую, которая бы всё позволила мне. А теперь носом вниз и руки протяни!
     Я покорно протянула руки, он прикрепил их свободными кольцами наручников к невысоким деревянным столбикам в изножье кровати, нанёс мне несколько ударов. Я извивалась, стараясь от них уклониться, но Максима это только ещё больше раззадоривало. Он бил меня по спине, по ягодицам, по бёдрам, по ногам, не обращая внимания на мои протесты. Наконец, он прекратил порку и накинулся на мои ягодицы, как голодный зверь и стал целовать и лизать их, гладить мою спину, целовать её. Затем он смазал слюной мне задний проход и засунул туда несколько пальцев, причинив мне боль. Затем он стал туда же засовывать своего "друга", тупая боль там заставляла меня выталкивать мышцами инородное тело, но Максим всё равно продолжал, я вырывалась, извивалась, наконец ему это удалось, он задвигался, забивая в меня свой отбойный молоток, мне было жутко больно, но я ничего не могла поделать. Затем у меня начались спазмы во влагалище и я спускала долго и обильно, наконец, струя Максима заполнила мой кишечник.
     - Кто хозяин? - спросил Максим.
     -Ты. Я клянусь, что ты, другие так.
     -Помни, за каждый проступок тебя ждёт наказание. Я люблю тебя и делаю это из любви к тебе.
     Он отвязал меня, отнёс на руках в ванную, там мы вымылись, причём из омовения его мужского достоинства я устроила целый спектакль. "Друг" поднял голову навстречу моей ласке. Максим указал мне на него и попросил исправить положение. Я встала на колени и устроила сеанс ласки языком. Я старалась изо всех сил и вскоре Максим захрипел и стал сползать по стенке, я же проглотила его выделения и довольно облизала губы.
     После мытья мы пошли в спальню родителей, застелили постель и улеглись рядом, обнявшись.
     - Ты чертовски красива, привязанная, со слезами на щеках, сама Покорность. Особенно, когда ты бьёшься в судорогах. Ты постигла сущность женщины.
     - Это были мои тайные мечты - найти хозяина, такого как ты. Я люблю тебя. Я чувствую, что с кем бы я ни была, я всегда буду духовно и телесно принадлежать тебе.
     - Ну вот и ладушки, - он нежно чмокнул меня в щёчку на ночь, обнял и мы заснули.
      
     ***
      
     Людка Пирогова любила Максима. Вернее, она любила его ненавидеть. Она обожала ссоры с ним, после которых она его ненавидела и ей было очень сладко это чувство. Процесс любви её протекал болезненно. Несмотря на свою склочность, она всё-таки была привязана к нему, а, может, она себе это всё внушила. Нехорошее предчувствие закралось к ней в душу. Что-то внутри говорило ей, что Максим отдаляется от неё по направлению к Люське Лещенко. И Людка ненавидела их обоих. Выкинуть их из головы она тоже не могла...
      
     ***
      
     Утром, проснувшись, я Максима рядом с собой не обнаружила. Ушёл! Но нет тут он появился на пороге в отцовском халате с чашкой кофе в руке. Я потянулась к нему.
     - Ой, дай кофе, у меня в голове как петарды взрываются.
     - Нет, - сказал он, отстраняя от меня кружку, - ты должна её заслужить. Излечи мою боль.
     Он распахнул халат. У него опять встал. Прямо секс-машина какая-то. Тут я посмотрела на себя. Точно: я же так и уснула без ночной рубашки.
     - Ладно, иди сюда, только быстрее.
     Он слегка помял руками мои груди, затем ввёл в меня свой каменный член по самые помидоры и стал бить головой о спинку кровати. С утра это было жестоко. Он долбил меня минут пятнадцать, затем наградил меня своей спермой и кофе.
     Я встала и, пошатываясь побрела в сторону ванной. Заглянув там в зеркало, я ужаснулась: на голове, как в лесу после урагана, глаза заплывшие. В ванную зашёл мой возлюбленный. Я брызнула в него водой. Тут прибежала собака, намекая насчёт погулять.
     Полное счастье в личной жизни.

страницы: [Пред.] 1 2

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Понедельник 22.01.2018 08:48