http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказПод колпаком
автор: Кронберг Артур
тема: странности
размер: 23.14 Кб., дата: 01-03-2001 версия для печати
страницы: 1 2 [След.]

      Они сидели в коконе уже десятый день. Поначалу, придя в себя, они не могли понять, где находятся. Им казалось, что это продолжение сташного сна, ночного кошмара. Хотя - откуда же ночь? Какой же кошмар? Было воскресенье, часов двенадцать дня, жарко, солнечно. Они сначала загорали, купались в реке, потом забрели в луговую траву, которая так приятно щекотала бедра, ловили бабочек...
      Теперь у них было время вспомнить все в мельчайших деталях. Но ничего ясного, угрожающего, даже хотя бы странного... Вот разве что Марине показалось, будто по траве провели огромным крылом. Ну, может быть слегка, на полкопейки потемнело - но ведь это могло быть и облако? А Валентин, так он, увлеченный своей охотой с сачком, и этого не заметил.
      Очнулись они в мягком, как будто даже бестелесном пространстве, ограниченном невыразительными, слегка пульсирующими стенками, из которых уныло сочилось нечто вроде сумерек.
      - Валик, нас проглотили! Проглотили! - истерическим полушепотом все повторяла и повторяла Марина.
      - Кто, рыба-кит? Киты по лугу не плавают...
      Валентин, по щиколотки утопая в чем-то почти воздушном, ощупывал стенки. Они продавливались, но не прорывались. Они слегка вибрировали, трепетали, дышали. Ходить было трудно - как по гигантскому гамаку.
      - Как будто мы в аэростате, - задумчиво заметил он. - И летим...
      - Ну и что все это значит?! - воскликнула Марина.
      - Откуда мне знать?
      - Или мы спим?
      Валентин только хмыкнул. Потом слегка поднял брови, затем приложил палец к губам и глазами указал Марине на дальнюю стену.
      В ней явно что-то спазматически сокращалось, что-то выпрастывалось, формировалось. Сначала они подумали, что это иллюминатор и страшно обрадовались. Потом решили, что здесь будет зеркало. Оказалось, что в стене прорезался дисплей.
      - Ну вот, будем смотреть телевизор! - попытался пошутить Валентин.
      - Значит Оно разумное! - снова перешла на шепот Марина.
      - Если разумное - договоримся! - бодро отозвался Валентин, хотя ему тоже стало по-настоящему страшно. Он начал понимать, что происходящее совершенно реально и в то же время абсолютно не поддается логическому объяснению. Конечно же, их с Мариной не могло проглотить никакое живое существо - таких животных не водится в средней полосе России. Никак не могли их захватить и люди. Во-первых, они с Маринкой не представляют из себя никакой ценности - ни сами по себе, ни как материал для выкупа. Во-вторых, в случае обычного нападения вокруг были бы хоть какие-то узнаваемые вещи. Или хотя бы человеческие голоса, звуки. А тут - только сумерки и тишина, ну может быть еще легкий шелест или гудение.
      Тем временем дисплей слегка осветился, стали проступать контуры картинки. Валентин с Мариной буквально впились глазами в изображение. Что это, книга? Ящик? Рама для картины? Нет, на экране проступила обычная дверь. Ну, может быть слегка старомодная, с массивным засовом, на который зачем-то нанесены аккуратные риски.
      Они ждали, что будет дальше.
      - Сейчас она откроется и покажется Оно! - прошептала Марина, прижимаясь к Валентину. - Вот сейчас, сейчас...
      Она в страхе прикрыла глаза.
      Но дверь маячила на экране совершенно неподвижно - массивная, очень прочная, со своим идиотским засовом. Такие бывают в деревенских хатах и еще в банях. Но без рисок, конечно.
      - Ну хорошо, и что дальше? - вполголоса спросил Валентин.
      Вдруг Марина тронула его за плечо. Оказывается, пока они следили за изображением, у них за спиной вылупился второй экран, побольше, и на нем что-то двигалось. Присмотревшись, они поняли, что это куры. Да, самые банальные несушки, и среди них прохаживался петух - тоже самый обычный. То ли картинка была некачественной, то ли что-то еще, но ни земли, ни клетки, ни вообще каких-нибудь предметов видно не было.
      - Они тоже в сером! - вдруг прошептала Марина и побледнела. - Ты понял?
      Он заметил это минутой раньше: ноги птиц точно так же как и их собственные, утопали в чем-то белесо-бесформенном.
      Вдруг петух вспрыгнул на курицу и стал ее топтать. На экран выплыл крупный план. Казалось, невидимый оператор буквально заворожен действом. Они наблюдали это странное `кино` часа два, потом устали, лишь время от времени взглядывали на экран. Ни сюжета, ни смысла не просматривалось.
      - Знаешь, давай-ка поспим, - предложил Валентин. - Что-то меня все эти приключения утомили. Да и утро вечера мудренее.
      Несколько часов сна мало что изменили, если не считать того, что теперь на экране суматошно бегали кролики. И, соответственно, сношались. Двери на втором дисплее оставались в точности прежними.
      - Просто "жизнь животных" какая-то! - недоуменно заметила Марина.
      - Боюсь, что так оно и есть, - угрюмо отозвался Валентин. - Причем обрати внимание - половая жизнь животных! Похоже, что Оно или "они" буквально зациклены на этом. Надо дождаться следующего "кино" и тогда...
      - Кто это "они"? - быстро перебила его Марина.
      - Ну-у... Ты только не пугайся, хорошо? - мягко сказал Валентин.
      - Ты говори, говори! - требовала она, вцепившись ему в руку.
      - Я тут думал, думал... Наверняка ничего сказать нельзя, но единственное мало-мальски разумное объяснение или, точнее, самая вероятная из доступных моему воображению гипотез состоит в том... Что мы... Что нас захватили инопланетяне!
      - З-зачем? - выдохнула Марина.
      - Ты не бойся! - успокоил ее Валентин. - Зачем-то мы им нужны. Но явно не для того, чтобы убить - иначе из нас давно бы уже набили чучела. И кино бы нам не показывали. Что-то им от нас нужно, оттого и экран, и, между прочим, дверь. Надо думать, думать...
      Между тем, теперь на дисплее непрерывной чередой демонстрировались собачьи случки.
      - А я поняла! - вдруг с ледяным спокойствием проговорила Марина, и на ее лице отразилась гадливость.
      - Что?
      - Этим скотам нужно, чтобы мы посношались. Они эту научную порнуху отснимут и отволокут на свою Альфу-Центавру или откуда там их принесло...
      - Хм... А ведь ты чертовски права! - Валентин с уважением посмотрел на свою подругу. - Все сходится: с помощью кино нам намекают, чего от нас ждут, а дверь... Ха, как же я сразу не додумался! Дверь - это выход! Вот что они хотят сказать.
      - Ну и что же делать?
      - Как что? Заниматься любовью!
      - Ты совсем охуел в этом коконе? - яростно зашипела Марина. - Чтоб я... перед этими межгалактическими извращенцами... Да никогда в жизни!
      - Мариночка, золотце, они же наверняка не чувствуют никакого возбуждения, только чисто научный интерес. Для них это просто еще один типичный для планеты Земля физиологический процесс, который следует зафиксировать!
      - Вот это-то и противно! - упрямо возразила Марина. - Хоть бы смотрели и дрочили, что ли, а так - словно на пробирном стеклышке!
      Пока они препирались, что-то стало медленно меняться в очертаниях окружающего пространства. Оно стало более угловатым, что ли, более похожим на человеческое жилище. Словно при замедленной проявке негатива из белесого тумана стали проступать контуры журнального столика, софы, типового мягкого `уголка`, даже какого-то подобия книжной полки.
      - Эти херовы ученые увидели, что мы не телемся и решили создать для нас более привычные условия, - прокоментировал Валик. - Явно отсканировали тысячи фотографий жилых комнат и теперь воспроизводят картинку в трехмерном варианте.
      Действительно, кокон буквально на их глазах трансформировался в типовую супружескую спальню.
      - Боже, до чего банально! - с отвращением воскликнула Марина. - Ни вкуса, ни стиля... Да они редкостные мудозвоны, эти твои пришельцы!
      - Совсем они не мои! - обиделся Валентин.
      - Да такие же дятлы в очках как твои долбаные компьюторщики! Прилипли к экранам и ловят сеанс. На кнопочки нажимают. "Оцифровка", "разрешение", "растр", понимаешь... К-козлы!
      - Ну хорошо, козлы, - примирительным тоном сказал Валентин. - Но выбираться-то отсюда надо? Да мне и хочется уже... Сколько времени прошло? Третий день как неебшись!
      - Ты правда меня хочешь? - подозрительно переспросила Марина. - Не потому, что нужно?
      - Ну что ты, лапа! - заворковал Валик, придвигаясь поближе и краем глаза отмечая, что экран радостно замигал. - А на этих уродов наплюй, забудь вообще... Давай просто получать удовольствие, а там будь что будет.
      Он ворковал и легкими прикосновениями чертил невидимые, но очень точные траектории по телу подруги. Марина в истоме прикрыла глаза и откинулась на спину. Теперь единственным звуком в коконе оставалось ее тяжелое дыхание.
      - Какое у тебя роскошное тело! - искренне восхитился Валик.
      Он приподнял ее спину и стащил майку через голову, невольно разметав волосы по тому, что можно было бы назвать полом. Ее груди вызывающе торчали вверх словно две башенки.
      Он потянулся к ее шортам и расстегнул пряжку. Затем ухватил "молнию" и медленно-медленно повел книзу. Показался округлый теплый животик, затем голубые полупрозрачные трусики. В самом низу под тканью темнел упругий кустик.
      - Стягивай быстрее! - нетерпеливо сказала Марина, не открывая глаз.
      Валентин потянул за штанины и попка выскользнула из шортов. Не теряя ни минуты, он спустил к щиколоткам и трусики. В стоячем воздухе повеяло пряным ароматом возбуждения.
      - Дотронься до меня! - снова попросила Марина. - Там.
      Его ладонь сама собой легла на ее горячий лобок. Пальцы тут же зарылись в шелковистые волосики, перебирая их, наталкиваясь невольно на лощинку, нежно проводя вдоль нее. Марина задышала тяжелее и медленнее.
      Валентин оглянулся. На экране крупным планом демонстрировалась его рука и Маринин волосатый лобок.
      - Во, бляди! - выругался про себя Валентин.
      Он двумя пальцами ловко раздвинул половые губки и стал нащупывать горошенку клитора. Канавка стремительно влажнела, становилась податливо-скользкой. Он вонзил палец вглубь, в нежные розоватые недра, подвигался там, потом левой рукой развел губки еще шире и ввел сразу два пальца.
      Марина сладострастно застонала и выгнулась - она всегда любила фак пальчиками.
      Валентин двигал пальцы быстрее, резче, не забывая подушечкой указательного пальца левой руки ритмично поглаживать клитор.
      Он и сам обычно страшно возбуждался, трахая Маринку рукой, слушая ее громкие стоны, исследуя всей пятерней мокрую эластичную пещерку с маленьким сталактитиком при входе.
      Сейчас было слегка по-другому - он не мог выбросить из головы наблюдателей. Но это не мешало провести фист-факинг по полной программе, и он старался изо всех сил. Он чувствовал, что Маринка совсем потеряла ощущение реальности и радовался этому, ритмично шуруя рукой чуть ли не по локоть в горячей и влажной топке.
      Огромный экран за спиной радостно отзеркаливал процесс во всех деталях.
      Радостно, старательно, педантично. Один к одному. Объективно, вполне научно. Дятлы, мудоферы, космические наивняки в очочках. Простодушие, доверчивость, добросовестность...
      - Маринка! - вдруг радостно завопил он, стремительно выдергивая руку из ее лона. - Давай...
      Но он не успел закончить. Марина мгновенно, словно рассерженная кобра, приняла вертикальное положение и влепила ему несколько тяжелых оплеух подряд, выкрикивая:
      - Сволочь! Сука! Я почти кончила! Гад!
      Он со смехом уворачивался от ее карающей десницы и все повторял:
      - Мариночка, подожди, выслушай! Тебе понравится! Да слушай же!
      Наконец, ему удалось ее угомонить.
      - Лапа, ты посмотри на дисплей!
      - Ну, что там?
      Марина все еще пребывала в мрачном расположении духа как всегда бывало при "обломе" - полноценные оргазмы ей вообще давались с трудом, поэтому она их очень ценила.
      - Видишь дверь? Засов отодвинулся на риску! Поняла? Эти межпланетные чайники засчитали нам поебку!
      - То есть нам надо пофакаться только еще - раз, два, три... пять, шесть раз - и нас выпустят? Только шесть рисок осталось.
      - Конечно, выпустят, они же показывают! Только не надо факаться, не надо!
      - А как же?
      - Давай их объебем, а? В прямом смысле этого слова. Этим натуралистам хуевым нужен фильм о том как совокупляются хомо сапиенс? Ихние академики его будут изучать, диссертации шкрябать? Окей, ребята! Давай делать все что угодно, кроме нормального траха! Со стонами, с закатыванием глаз, с извиваниями!
      Он и договорить-то не успел, а Маринкины глаза уже радостно заблестели:
      - Валик, ты гений! Давай этим космическим сороканожкам вставим фитиль в задницу! Я - за!
      - Тогда ляг на спину, солнышко, и подними вверх плотно сложенные ножки.
      - А не надуваешь ли ты меня? - с опаской спросила Марина, приняв эту странную позу и подозрительно приглядываясь к манипуляциям Валентина с собственным членом.
      Ее по-прежнему влажные половые губки, отороченные мехом, виднелись меж плотно сжатых ляжек настолько отчетливо, что Валентину не пришлось слишком долго трудиться над своим инструментом и тот встал во всю свою длину и мощь.
      - Ты должна доверять мне, женщина, - назидательно проговорил Валентин, удовлетворенно оглядывая выставленный вперед ствол. - Мы с тобой в одной команде: земляне против звездюков!
      С этими словами он подошел ближе, руками отрегулировал высоту Марининых ног, аккуратно подвел свое торчило к сложенным вплотную голым подошвам и стал деловито толкаться в щель между ними.
      - Вот такая мерихлюндия, ребята, вот такая, понимаешь, состыковка! - приговаривал он.
      Казалось, что экран на стене буквально засветился от удовольствия.
      - Ой, не могу! Ой, щекотно! - визжала Маринка. - Ой, смотри, они сейчас обкончаются!
      Между тем, Валик вошел в азарт и вмандячивал в подошвенную щель все быстрее и глубже, расконопачивая, расснашивая ее, теряя контакт головки с гладкой загорелой кожей.
      - Да распронаебит твою Бога мать! - выдавил он наконец сквозь зубы с мукой в голосе. - Неужто подсжать не можешь?!
      Марина дернула подошвами и вдруг почувствовала, что их обильно орошает теплый мужской сок.
      - О! О! - приговаривал Валентин, толкаясь по инерции. - О, в стоячка, растудыт твою туды-т... Ну, записали, гады?
      Марина снизу смотрела на него потемневшими, удивленными глазами:
      - А знаешь, было здорово, хорошо-о... Вот выйдем на волю, снова вложишь своего щекотунчика...
      - Как не вложить! Бля буду, век свободы не видать! - шутил довольный Валентин, протирая стопы Марины голубыми трусиками. - А теперь набоковую, ухо давить. Чем быстрее я восстановлю свою способность, тем скорее мы отсюда выпорхнем.
      - А зачем тебе способность? - ворчливо заметила Марина. - Откуда им вообще знать, что должно быть с юлдой? Давай я пока шулята погоняю, а ты расслабься и за дисплеем следи.
      Она аккуратно подхватила сложенной ковшиком ладонью его мошенку и стала нежно перебирать яйца. Валик блаженно вытянулся на спине, раскинув ноги.
      Постепенно искусные пальчики Марины сделали свое дело: член снова встрепенулся, поднял головку, встал во весь рост. Марина обхватила его ствол рукой и медленно двигала кожицу вверх-вниз, пока не касаясь головки, приберегая ее для губ и язычка. Ласково мурлыча, Марина хлопотала над распростертым перед ней телом. Она гладила его грудь, плечи, мяла живот, водила руками по бедрам и ляжкам, целовала и посасывала соски, но не спешила наклоняться к члену.
      Потом она мягко перевернула Валентина на живот. Восставшая плоть заставила его слегка приподнять ягодицы, и Марина, рассыпав цепочку поцелуев от губ до уха, начала нежно лизать его шею, спускаясь все ниже и ниже. Вдруг она стремительно нырнула в его пах и схватила губами уже совсем затвердевший член, втянув его на всю длинну в рот.
      В следующее мгновение Марина уже выпустила член и неспешно целовала его бедра, время от времени схватывая и тут же выпуская трепещущий инструмент. Лишь когда у Валентина начали слегка подергиваться мышцы живота, Марина встала на колени сбоку и стала сосать, сосать и сосать, похотливо двигая своим роскошным задом. Валентин был уверен, что она не случайно повернулась к дисплею промежностью, в которой столь хорошо просматривалось ее полураскрывшееся влагалище. Конвульствно подрагивая от предвкушаемого удовольствия, он наблюдал всю картину на экране и жадно ласкал своей рукой прогнутую спину, пышные ягодицы и ляжки своей подруги. Наконец, он просунул руку вниз и его пальцы глубоко вошли в лоно Марины. Она еще неистовее задвигала задом. Да, зрелище было поистине великолепным!
      Так они неистовствовали еще минуты две и, наконец, это свершилось: Марина стала жадно глотать терпкий сок, стараясь хотя бы часть придержать во рту - ей всегда безумно нравился вкус Валиной спермы.
      - А вот теперь можно и соснуть часочек, - удовлетворенно зевнула Марина.
      А Валентин успел отметить, что засов отодвинулся на целых две риски сразу. Кажется, наблюдатели оказались способны оценить их страсть!
      Сон не только восстановил их силы: за несколько часов довольно-таки существенно трансформировался и интерьер кокона. Обрисовались нормальные дверные проемы, за ними виднелась еще одна комната, кухня, прихожая даже нечто вроде кладовки. В общем, типовой литовский проект, 602-я серия.
      Валентин вдруг забеспокоился:
      - Слушай, надо трахаться по-энергичнее и побыстрее выбираться отсюда, а то как бы эти монстры не решили, что создали для нас идеальное гнездышко и не оставили у себя навсегда!
      - Еще немножко секса, да? Я не против! - легкомысленно отозвалась Маринка.
      - Идем-ка на кухню, золотце! - Валик решительно взял ее за руку. - Смотри, какой столик? А что здесь за букашка?
      - Где букашка? Где? - удивилась Марина, неосторожно наклоняясь.
      Этого оказалось достаточно: Валик ловко завел ей локоток за спину и прижал грудями к шелковисто-гладкой, явно биологического происхождения поверхности. Марина сразу заподозрила неладное:
      - Нет! - задрожала она. - Только не так! Со мной этого еще не делали! Пожалуйста!
      От объятий Валентина у нее захватило дух, но она все-таки пыталась вырваться. Возбужденный член уже настырно елозил по ее ляжкам и бедрам, Марина ощущала его горячие прикосновения на своих ягодицах, и никогда еще он не бывал таким твердым и непреклонным.
      В то время, как она отбивалась, член проскользнул между половинок и Валентин, глубоко взволнованный упругим колыханием плоти, не давал ей шелохнуться, держа вторую руку у низа ее живота.
      - Мариночка, лапочка, какая у тебя вкусная попочка, - шептал он в экстазе, и страстно целовал ее затылок и шейку.
      Она молча извивалась, чувствуя, что тоже теряет контроль над собой, ощущая гигантский член всем своим крупом.
      Валентин ввел ладонь между ее пышных ягодиц и пальцами поглаживал колечко ануса, готовя вход. Марина попыталась свободной рукой отстранить таран, который, она это прекрасно понимала, уже был прилажен в состоянии полной боевой готовности к половинкам. Ее пальцы наткнулись на яйца, но она не в силах была сжать их.
      - О, как это ужасно! Как ужасно! - в забытьи восклицала она, чувствуя, как таран разводит ее половинки в стороны.
      Разгоряченный член погружался все глубже в теплое пространство между шелковистыми холмами, и мускулистый кружок сам собой раскрылся при соприкосновении со скользкой головкой. Невольно Марина прочнее улеглась на `стол`, отставив свой роскошный зад. Мгновенно головка проскользнула на два пальца в узкую горячую дырочку и Марина ощутила как член, горячий и длинный, все дальше внедряется в ее тело. Наконец, она почувствовала оттопыренными ягодицами его яйца - значит член вошел до конца. Она застыла в оцепенении, потом начала тихонько вращать своим крупом. Оба застонали от наслаждения... Через несколько мгновений Марина почувствовала, что в нее врывается сильная струя горячей жидкости. Она благодарно стиснула ягодицы и благодарно прижала руку Валика к своей промежности.

страницы: 1 2 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Среда 24.01.2018 05:01