http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказТри серебряных колечка
автор: Юровицкий Владимир (www)
тема: романтика
размер: 39.11 Кб., дата: 11-02-2001 версия для печати
страницы: 1 2 [След.]

     В хлопотах и заботах прошел еще один день. Еще один день жизни, которая катится уже к закату. Сколько было таких дней ... И всегда ей казалось, что таких, может и лучших, дней будет еще много, очень много. И вдруг однажды она почувствовала, как-то вдруг и сразу, что теперь их осталось, пожалуй, не так уж и много, что жизнь уже, почитай, прожита, вот уж и внуки большие... Все чаще в мыслях своих она возвращается к дням прошедшей жизни, перебирая эти прошлые дни, эти ушедшие в пасть времени события, частью ушедших, а частью также постаревших людей - все это стало для нее какой-то регулярной потребностью. Именно, когда она поймала себя на этой потребности, она и ощутила, что она уже старуха, и что все у нее, увы, уже позади... И вот сейчас она сидит на кухне. Дом спит. Одной ей бессонница не дает возможности свалить в постель свое уставшее тело и отдаться снимающему усталость сну, она знает, что если она это сделает, ей предстоит жестокая борьба за сон, от которой она лишь устанет и измучится. И она сидит на кухне, вытянув расслаблено свои старческие руки вдоль крышки кухонного стола, разглядывает их. "Боже, какие они стали страшные". А она ведь помнит их, вернее, именно те и помнит, нежными и гладкими женскими руками, и каждый раз, когда ее пристальный взгляд попадает на эти руки, она внутренне вздрагивает, не сразу осознав, что это ее руки.
     И сейчас она пристально осматривает эти свои, но все же чужие, руки, поворачивает их из стороны в сторону. Набрякшие вены. Морщинистая кожа. А когда-то эти руки целовали красивые мужчины, на этих пальцах сверкали красивые перстни. А теперь? Больно смотреть. Лишь два скромных колечка, в которые вписалась канва ее жизни, по-прежнему неразлучны с этими руками. На безымянном пальце левой руки золотело узкое обручальное колечко. Ваня втайне купил эго и принес эго в ЗАГС. Тогда это не было "законом", скорее чуть ли не предосудительным. И в ЗАГСе, к ее удивлению и, что говорить, к тайной и неистребимой женской радости перед красивым украшением, надел его на палец. А сейчас оно обрело свое окончательное вдовье место. Маленькое золотое колечко - и вся супружеская жизнь сконцентрировалась в нем сверхнасыщенной эманацией.
     А на правой руке, на мизинце, было еще одно еще более скромное серебряное колечко. Поверху шел полустершийся узор. И было видно, что оно очень старое. Не старинное, а просто старое. И какую оно могло иметь ценность?
     Она с трудом снимает со своего костлявого пальца серебряное колечко и заглядывает внутрь его, пытаясь прочесть выгравированную на его внутренней поверхности надпись. Она уже почти стерлась. Да если бы и не это - с ее ли глазами ее прочитать? Впрочем, она и так прекрасно знает, что там выгравировано. Имя. Фамилия. Дата. Боже, как это было давно. И по застарелой привычке думает, где он сейчас, тот, чью фамилию носит бессменно при себе уже столько лет, целую вечность? Жив ли он? А если мертв, то где его могила? И как бы хотелось ей посидеть и всплакнуть на ней...
     Шла долгая война, начавшаяся целую вечность назад и шедшая уже, казалось, целую историческую эпоху. И хотя уже было много примет того, что победа не за горами, но трудно было поверить, что наступит день, когда стихнут выстрелы, никого не будут убивать, почтальоны не будут носить похоронки, об этом страстно мечтали, но люди за войну стали суеверны и боялись загадывать сроки. И война все шла, все дальше на запад катила свои огневые валы, перехлестнула границу, а похоронки шли, гибли родные, друзья, сослуживцы... Молодой девчонкой служила она телеграфисткой на армейском узле связи. В это время он размещался в только что освобожденном Будапеште.
     Она не запомнила, как он появился на их девичнике по поводу дня рождения их подружки Лены Серебровой. Он был единственным мужчиной и сразу всех покорил. Смуглое цыганское лицо, какие-то отточенные и отшлифованные все черты и детали этого лица, стройная фигура, на которой ладно и даже шикарно сидела форма летчика с орденом и несколькими медалями на груди. Вдобавок еще был весел, удивительно хорошо пел цыганские песни под гитару. Все девчонки сразу же по уши в него влюбились и изо всех сил старались ему понравиться. Но почему-то из всех он выделил ее. Хотя она никак не считала себя красавицей, Лена Сереброва, к примеру, на ее вкус, который предполагала и у мужчин, была куда эффектней, а уж по смелости и бойкости обращения с парнями и вообще никакого сопоставления быть не могло. Что собственно она была в то время - робкий неоперившийся восемнадцатилетний цыпленок, шарахающийся мужчин с их грубыми армейскими шутками. А он выбрал именно ее. Почему? До сих пор для нее загадка. Она же влюбилась сразу и без остатка.
     А потом они оказались вдвоем на прекрасных будапештских улицах. Эта часть города совсем не пострадала, хотя и здесь в замусоренности улиц, в заложенности окон чувствовалась, что еще недавно это был фронтовой город. Но дома венского барокко были все так же прекрасны своей красотой, шикарные виллы все так же утопали в зелени парков и газонов... И они ходили по городу, рассматривали дома, витрины лавочек и магазинчиков, ходили по чудесным осенним скверам и паркам Будапешта и говорили, говорили, читали друг другу стихи. Оказалось, они любили одних и тех же поэтов и часто даже одни и те же стихи этих поэтов были их любимыми - стихи Есенина, Ахматовой, Гумилева, переписываемые из одной тетрадки в другую. С ним она чувствовала себя так свободно, как никогда, и это было восхитительно. И его ласки и поцелуи на обсыпанных осенними листьями скамейках скверов обжигали ее и вздымали совершенно неизвестные ей доселе чувства во всем ее теле, в каждой клетке этого тела, чувства, которые метались в этих клетках, ища себе выхода и полного разрешения, и лишь девичья стыдливость с трудом удерживала ее от того, чтобы самой в ответ не наброситься с горячими поцелуями на эти жгучие цыганские глаза, на тонкие кисти рук с пальцами музыканта...
     А потом они оказались в каком-то баре при гостинице. По случаю военного времени гостиница, по-видимому, пустовала, им прислуживал сам хозяин, принимая их как дорогих и желанных гостей, как освободителей, прогнавших ненавистных наци и продажную свору Хорти, а, возможно, и как первых ласточек грядущего послевоенного процветания. Он сам наливал в тонкие почерненные бокалы густое вино и говорил, что это лучшее токайское его погреба, сохраненное им от нацистов, которое закладывал в погреб еще его дед еще до венгерского восстания, а для русских он готов сделать все. И они пили вино, и легкий нежный хмель ударял в голову, тело наполнялось теплом и легким непослушанием. А затем хозяин спросил:
     - Может русским господам нужна комната? У меня есть очень хорошие. Господа будут довольны.
     Он посмотрел на нее, и она не отвела глаз.
     - Да, нам сегодня будет нужна комната, - сказал он.
     Она до сих пор во всех подробностях и ощущениях помнит ту ночь в гостинице, ту первую ночь своей любви. Она помнит и свой девичий стыд, и как вместе они его преодолевали, и жар обнаженных касаний, которые жгли как угли, рассыпанные по всему телу, она до сих пор хранит память о тяжести мужского тела, помнит ту боль и капельки крови на белых простынях, и свои закушенные губы, и помнит безумие его слов и всю ту страстную и безумную ночь любви посреди войны в освобожденном городе в пустой гостинице...
     Утром он провожал ее на дежурство. Они проходили мимо ювелирной лавочки.
     - Зайдем, - сказал он. - Я хочу тебе подарить что-нибудь на память об этой ночи и нашей встрече.
     Хозяин лавочки встретил их прямо у двери и рассыпался в извинениях, что ничего ценного и достойного высоких русских гостей сейчас нет, все золото и драгоценности конфисковали наци. Остались одни безделушки да подделки. Если б русские гости зашли к нему до войны, он предложил бы им бриллианты, жемчуга и золотые изделия, достойные их. А сейчас, такое горе, осталась лишь эта рухлядь.
     Они долго рылись в грудах перстней и колец с громадными фальшивыми камнями, томпаковых браслетов, чего-то еще такого же безвкусного, пока не заметили серебряного колечка, украшенного лишь растительным орнаментом по наружной поверхности.
     - Увы, мадам, это все. что у меня не забрали наци из драгоценных металлов. Но приезжайте через пять, нет, через три года. Вы увидите на наших женщинах вновь заиграют украшения, и музыка чардаша вновь зазвучит на прекрасных улицах Буды и Пешта.
     Колечко пришлось ей на мизинец.
     - Может господа желают сделать на нем надпись на память? - спросил обходительный ювелир.
     - Да, выгравируйте, пожалуйста: "Сергей Чигаев.23.9.1944".
     Ювелир прямо при них выгравировал на внутренней поверхности колечка эту надпись.
     Он сам надел ей серебряное колечко на мизинец правой руки.
     - А здесь мы оставим место для золотого колечка, которое я тебе подарю после войны, - сказал он, мягко загибая ей безымянный палец правой руки.
     Затем он внимательно посмотрел на ее ладонь.
     - Я же на половину цыган. Мой папаша выкрал мою мать прямо из табора. Тебя ожидает большая счастливая жизнь, - сказал он, водя по линиям ее ладони. Затем он умолк, внимательно посмотрел на ее ладонь, поднося поближе к глазам, и ей показалось, что его брови насупились, а рука, в которой он держал ее руку, чуть заметно дрогнула.
     - Обещай мне никогда не снимать этого колечка, - сказал он затем. - Оно принесет тебе счастье.
     Она обещала.
     А затем была вторая ночь любви в той же самой гостинице. А на следующий день он уехал в часть. Они успели обменяться только по одному письму, а затем ей пришло сообщение, что лейтенант Чигаев Сергей Самсонович не вернулся с боевого задания. По сведениям очевидцев его самолет был подбит зенитным огнем и скрылся в шлейфе дыма в западном направлении. Есть все основания считать его погибшим.
     Она проплакала несколько дней подряд. А затем он долго являлся ей по ночам - молодой летчик цыган, первый мужчина в ее жизни, ее первая и, как она была искренне уверена, и последняя любовь.
     А потом пришел день победы. С грохотом стрельбы и салютов из всех видов оружия, со слезами счастья и, теперь уж, казалось, вечной радости, с объятиями всех со всеми, потом была демобилизация, учеба, работа на ответственных постах, была встреча с Ваней и новая любовь. Она уже была другой. Не той горячечной и безумной с предощущением смерти и гибели каждую минуту, она была другой, любовь людей, за плечами которых осталось очень многое, спокойная оттого высоко ценимая и дорожимая любовь людей, которые за свои годы испытали то, что другим могло бы хватить на несколько жизней. Потом пришел час, когда на загнутый когда-то во фронтовом Будапеште летчиком цыганом палец ее Ваня надел золотое обручальное колечко. И началась ее новая, уже семейная жизнь с этого золотого колечка. Но она сразу же рассказала Ване все об ее серебряном колечке - всю жизнь они прожили совершенно открытыми друг для друга - и он был достаточно чуток, чтобы понять, как много значит для нее эта память, память о летчике цыгане Чигаеве Сергее. И она никогда не расставалась с этим серебряным колечком.
     Жизнь с Ваней сложилась у нее вполне счастливо. Любовь со временем перешла в прочное взаимное уважение и полное душевное взаимопонимание, хотя вначале было всякое, пока их мысли, души, привычки, традиции и даже прихоти не притерлись друг к другу. Она родила ему двух мальчиков и дочку Зину, которая сейчас уже превратилась в Зинаиду Ивановну и мирно похрапывает в своей спальне. А потом случилась встреча.
     Однажды она ехала в командировку в один из далеких сибирских городов. Путь был длинный, но вагон был комфортабелен, проводники - внимательны и заботливы, и она приготовилась к приятному дорожному времяпрепровождению. На одной из остановок в ее купе вошел сравнительно молодой полковник. Лицо его ей ничего не говорило, хотя впоследствии она и ощутила в нем некоторую странность, какую-то неподвижность лицевой мускулатуры, как-то не вязавшуюся с его подвижным и общительным характером, очень быстро им проявленным. Поэтому встретила она его как обычного дорожного попутчика. Почти целый день они ехали вместе, вместе попивая чай из железнодорожных подстаканников с железнодорожным сахаром и сухариками да с тем, что выносила вся Россия на перроны вдоль Великого Сибирского пути. И вдруг она заметила, что попутчик-полковник все чаще останавливает свой пристальный взгляд на ее руки. Она не придала этому значения, когда вдруг полковник обратился к ней со странной просьбой.
     - Пожалуйста, извините меня, по-видимому, это бестактно, но не могли бы вы показать мне ваше серебряное колечко с правой руки?
     Она сняла колечко и, несколько удивившись странной просьбе, протянула его полковнику. Тот смотрел его снаружи и вдруг, к еще большему удивлению, стал рассматривать колечко изнутри, ибо обычно никто даже не догадывался, что там может быть вообще что-то.
     - "Сергей Чигаев. 23.4.1944", - прочел он. А затем медленно поднял на нее взгляд. - Таня, неужто ты не узнала меня?
     - Сергей! Сережа! Неужели?! Живой!
     - И ты не узнала меня?
     - Нет, извини. Я и сейчас не могу узнать тебя...
     - Не надо извиняться. Трудно узнать человека через пятнадцать лет. Еще труднее, если за это время он перенес три пластические операции.
     - Но как же, Сережа?! Мне сообщили, что ты погиб.
     - Что ж, сообщение было верное, но чуть преувеличенное, как видишь. Мне удалось дотянуть самолет на посадку по ту линию второго фронта. К американцам в Австрии. Спасибо им. Американские солдаты вытащили меня полуобгоревшего буквально за секунду до взрыва. Несколько месяцев меня лечили в американских госпиталях - в Вене, Реджо-Веккио, Риме. Американские врачи сделали мне три пластических операции, чтобы привести меня в более или менее человеческий вид. Только после победы я смог вернуться на родину. Я думаю, ты догадываешься, что первое время мне было не до поисков тебя. Мне самому пришлось трудно. А когда я смог начать поиски, никто о тебе ничего не мог сказать. Вот так, Танюша. А колечко ты храни. Помни, я цыган. Принесло оно тебе счастье?
     - Я не знаю, Сережа. Наверное, я счастлива. По крайней мере, у меня все хорошо.
     - Храни его и дальше.
     - Я берегу его Сережа. Ведь это память о тебе. О моем первом любимом. Память о нас молодых среди жестокой войны.
     - Хорошо ты сказала, Танюша.
     Они проговорили три дня и ночи без перерыва. Снова и о поэзии, и о том, что было у них раньше вместе, что произошло с каждым уже по отдельности. Какими они стали. Он сходил раньше ее и взял адрес.
     - Я напишу тебе, Таня, когда определюсь на новом месте службы. Где это будет - пока не знаю.
     Его письмо пришло через полгода. И она долго думала, то порываясь написать, то комкая написанное. Все, что было с ними вместе - осталось с ними навсегда. Но теперь жизнь развела их судьбы так далеко. И стоило ли оживлять то, старое, вовлекать в это, уже их новое и такое далекое от того. И она не решилась ответить. Пусть то останется навсегда в их памяти. Это уже навсегда. В этом серебряном колечке, в том числе. До сих пор она не знает, была ли она права. Но она была так рада и так счастлива, что ее цыган-лейтенант Сережа Чигаев жив, да еще сделал такую блестящую карьеру, дошел до "цыган-полковника". А что с ним сейчас, где он?..
     И вдруг она поймала себя на том, что все это она произносит по старой привычке. Ведь вот она память старушечья! Ведь сегодня она узнала о нем кое-что. И опять серебряное колечко, которое оказало и на ее жизнь, и на жизнь других близких ей людей такое влияние...
     Зика, ее младшенькая, подрастала и все чаще стала спрашивать маму, что это у нее за колечко на мизинчике, которое она с раннего детства любила рассматривать и целовать мамины пальчики с золотым и серебряным колечком. Кажется, дочери было около семнадцати лет, когда она рассказала ей всю историю этого колечка и своей первой любви. Та была ужасно взволнована этой романтической историей. Зика с детства, впрочем, это, по-видимому, было веянием того времени, была настроена весьма романтично. И со всей решительностью юного романтика тех лет, она заявила:
     - Мамочка, раз тебе принесло счастье серебряное колечко, ведь права же, папа, Игнат, Сеня, я - это твое счастье?
     - Да, дурочка.
     - Я тоже хочу, чтоб у меня было такое же. Знай, в тот день, когда ты увидишь у меня на мизинце серебряное колечко, значит в тот день я стала женщиной. Пусть у меня будет как у тебя.
     Она не придала очень большого значения девичьей клятве, хотя изредка и посматривала на ее руки. Они оставались девственно чистыми.
     Зика поступила в техникум. Вокруг нее собиралось всегда много молодых людей. В ней был природный дар лидера и организатора. К тому же она была весьма привлекательной девицей, тут у нее не было родительского пристрастия. Вокруг Зики всегда собиралось много молодежи, они наполняли их квартиру шумом молодых споров и звоном романтических песен о новых городах, о таежных тропах и северных метелях. На последнем курсе техникума Зика познакомилась с Петей. Был тот тогда долговязым и вечно голодным студентом-медиком. Что нашла в нем Зика было для нее загадкой. На ее вкус он был довольно занудлив, некоторые зикины обожатели нравились ей куда больше. Но, впрочем, тут дело было дочери, она не собиралась в это дело вмешиваться.
     Они поженились. Петя, как когда-то ей Ваня, надел Зике в ЗАГСе золотое обручальное колечко. Потом была у них в квартире свадьба, скромная свадьба по обычаям тех лет. Гости пели, веселились, кричали "Горько", молодожены смущенно и неумело целовались, а затем их проводили в спальню на их первую брачную ночь. Лишь глубокой ночью гости разошлись, до утра она убиралась, пока, наконец, не присела в чистой кухне на своем любимом месте, чтобы хоть немного отдохнуть от запарки последних дней. Ваня уже ушел на службу. Старшие сыновья уже не жили с нею. В квартире стояла тишина.
     И вдруг она услышала, как распахнулась дверь спальни молодоженов, и в кухню ворвалась Зика с вытянутыми вперед руками и растопыренными пальцами. И она сразу же заметила, как рядом с золотым обручальным колечком на ее мизинчике матово поблескивает серебряное колечко. Сзади она заметила, еле успевал за нею Петя.
     Зика бросилась к ней на шею и сказала: "Мамочка, теперь и у меня есть серебряное колечко. Оно тоже принесет мне счастье, не так ли?".
     Слезы невольно навернулись у ней на глаза. И тут, как всегда несколько занудливо, сказал Петя, выйдя из-за спины молодой супруги:

     - Я благодарю вас, Татьяна Яковлевна, что вы воспитали вашу дочь в таких твердых нравственных устоях...
     Он хотел еще что-то сказать, но смутился и лишь спросил:
     - Можно я буду называть вас мамой?
     Конечно, Петя.
     Напористая и решительная Зика и рассудительный , даже занудливый Петя оказались на удивление хорошей парой. Зика иногда подшучивала над Петей за его занудливость, иногда даже вскипала, когда тот погружался в дебри рассуждений по каким-то совсем уж пустяковым поводам, но тот не обижался, а сам подсмеивался в этом случае над этим свойством характера.
     Петя окончил институт и со временем стал довольно крупным психиатром. Сейчас он доктор наук, ведет несколько курсов и кафедр, где-то консультирует. В последние годы он увлекся модной теперь сексологией, часто выступает перед юношеством и молодежью на темы сексуального воспитания и имеет обширную почту от людей всех возрастов - от подростков до женщин климактерического возраста, жаждущих получить его совет по их сексуальным проблемам. Зика, которая уже стала Зинаидой Ивановной, перешла на работу во внешнеторговую организацию, часто выезжает за границу для торговли чем-то, толи часами, толи изобретениями. У них одна дочь, ее любимица Ириша, воспитание которой оказалось почти целиком на ее руках, у родителей, увы, времени на это почти не оказалось. Сыновья, Игнат и Сеня, также давно жили семьями, у них также вроде складывается все хорошо, хотя иногда она чувствует угрызения совести перед ними, что как-то они отдалились друг от друга. Нет, они, конечно, навещают друг друга с вполне приемлемой регулярностью, но все-таки не ощущает она с ними такой внутренней и неразрывной связи, как с Зиной, Иришей, даже с Петей. Впрочем, может это все нормально.

страницы: 1 2 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Вторник 17.07.2018 18:31