http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказИстория О. - Сова
автор: *без автора
тема: насилие, садо-мазохизм
размер: 42.02 Кб., дата: 03-02-2001 версия для печати
страницы: [Пред.] 1 2 3 [След.]

     Потом она подняла глаза и улыбнулась своему собеседнику. В этой улыбке было столько неги, страсти и желания, что О. казалось невозможным устоять против нее. Она ждала, что мужчина бросится на Жаклин и начнет целовать ее. Но нет. Он еще был слишком молод, чтобы знать, сколько подчас бесстыдства и похоти скрывается в женщинах под маской напускного безразличия. Он позволил Жаклин встать. Она протянула ему руку, сказала, что непременно позвонит ему, а сейчас должна идти. Он растерянно попрощался и долго еще потом стоял на тротуаре, под немилосердно палящим солнцем, глядя вслед удаляющемуся по широкому проспекту "Бьюику" и увозящему от него его богиню.
     - И он тебе что, нравится? - спросила О. у Жаклин, когда они выехали на шоссе, бегущее по высокому выступающему над бескрайним лазурным морем карнизу.
     - А тебе-то что с того? - ответила Жаклин.
     - Мне ничего, но это касается Рене.
     - Я полагаю, что если что действительно, касается Рене, сэра Стивена, и еще двух-трех десятков мужиков, так это то, что ты сидишь сейчас, закинув ногу на ногу и мнешь свою юбку.
     О. осталась сидеть, как сидела.
     - Чего ты молчишь? - зло спросила Жаклин. - Или я не права?
     Но О. уже не слушала ее. Неужели Жаклин хочет испугать ее, - подумала О. - Неужели пригрозив ей рассказать об этой маленькой провинности сэру Стивену, она всерьез думала помешать ей рассказать обо всем Рене? Глупо. О. не раздумывая ни секунды сделала бы это, но она знала, что известие об обмане Жаклин, может окончательно надломить его. К тому же О. боялась, и признавалась себе в этом, что ярость Рене может обратиться на нее, как на гонца, принесшего дурную весть. Чего О. не знала, так это, как убедить Жаклин в том, что если она и будет молчать, то только поэтому, а не из-за каких-то там глупых угроз и страха перед возможным наказанием? Как объяснить ей это?
     До самого дома они не обменялись больше ни словом. Выйдя из машины, Жаклин наклонилась и сорвала с клумбы, разбитой под самыми окнами дома, цветок герани. Она сжала его в ладони, и О., стоявшая рядом, почувствовала тонкий и сильный аромат цветка. Может быть, таким образом она хотела скрыть терпкий запах своего пота, пота от которого потемнел под мышками ее свитер и еще плотнее теперь прилипал к ее телу. Войдя в дом и поднявшись в гостиную - это был большой зал, с выбеленными стенами и покрытыми красной плиткой полом, - они встретили там Рене.
     - Однако, вы опаздываете, - сказал он, увидев их, и потом, обращаясь к О., добавил: - Сэр Стивен давно ждет тебя. Он, кажется, не в духе.
     Жаклин громко засмеялась. О. почувствовала, что опять начинает краснеть.
     - Ну, что вам другого времени не найти? - спросил недовольно Рене, по-своему понимая происходящее.
     - Дело совсем не в этом, Рене, - сказала Жаклин. - Ты знаешь, например, что ваша драгоценная девочка, не такая уж послушная, как вам кажется, особенно, если вас нет рядом. Ты только посмотри на ее юбку, и все сам поймешь.
     О. стояла посередине комнаты и молчала. Рене велел ей повернуться, но она не нашла в себе сил сделать этого.
     - Кроме того, она еще и сидит, положив ногу на ногу, - прибавила Жаклин. - Только не в вашем присутствии, конечно. Вы этого никогда не увидите, так же, впрочем, как и то, с какой ловкостью она подцепляет мужиков.
     - Это ложь, - не выдержав закричала О. - Это ты цепляешь их, а не я.
     Она в ярости бросилась на Жаклин, но Рене успел перехватить ее. Теперь она билась в его руках, испытывая удовольствие от того, что он рядом, близко, от того, что она снова в его власти. О. наслаждалась своим бессилием. Секундой позже подняв голову, она с ужасом увидела стоящего в дверях комнаты и смотрящего на нее сэра Стивена, Жаклин медленно пятилась к дивану. О. почувствовала, что хотя Рене держит ее, все его внимание обращено на блондинку. Она перестала вырываться и, не желая выглядеть виноватой еще и в глазах своего господина, тихо прошептала:
     - То, что она говорит - неправда. Все - неправда. Я клянусь вам. Клянусь.
     Сэр Стивен, даже не взглянув на Жаклин, знаком попросил Рене отпустить ее, и так же молча велел ей следовать за ним. Но едва она успела закрыть за собой дверь гостиной, как оказалась прижатой к стене и почувствовала, как губы и руки сэра Стивена начали страстно ласкать ее. Он хватал ее за грудь, сильно сжимая соски, засовывал в нее пальцы, целовал ее рот, приоткрывая его языком. Она застонала от счастья и наслаждения. Ей казалось, еще немного, и она истечет вся под его рукой. Хватит ли у нее смелости когда-нибудь сказать ему, что нет большего наслаждения для нее, чем она испытывает, когда он с такой свободой и откровенностью использует ее, когда он может, не обращая ни на что внимания делать с ней все что угодно, и нет для него никаких запретов. Уверенность в том, что он всегда думает только о себе, прислушивается только к своим желаниям, - жестоко порол ли он ее или нежно ласкал, - вызывала у О. такой восторг, что каждый раз, получая тому новые доказательства, сладострастный трепет охватывал ее, и она задыхалась от дикого ощущения счастья. Вжатая в стену, закрыв глаза, перекошенным страстью ртом, она шептала:
     - Я люблю вас, я люблю вас... люблю...
     Руки сэра Стивена воспламеняли ее все больше и больше. Перед глазами у нее поплыло. Ноги немели и отказывались держать ее. Она проваливалась в сладостное небытие. Но тут, наконец, сэр Стивен отпустил ее, поправил на ее влажных бедрах юбку и застегнул балеро на ее набухшей груди.
     - Пойдем, - сказал он. - Ты мне нужна.
     О. открыла глаза и поняла, что кроме них двоих в комнате был кто-то еще. В эту комнату можно было попасть и из сада, через широкую, в половину стены, стеклянную дверь. Сейчас она была приоткрыта, и на расположенной за нею небольшой террасе, в плетеном ивовом кресле, с сигаретой во рту, сидел огромного роста мужчина. У него был абсолютно голый череп и колоссальных размеров вываливающийся из брюк живот. Он какое-то время с интересом рассматривал О., потом выбрался из кресла и подошел к сэру Стивену. Англичанин подвел к нему О., и она заметила, что у мужчины из жилетного кармана, там где обычно носят часы, свисает цепочка, на конце которой был закреплен блестящий диск, с нарисованной на нем эмблемой замка Руаси. Сэр Стивен представил гостя, назвав его "Командором", не называя при этом имени, и гигант очень галантно поцеловал ее руку. Чем О. была приятно удивлена, поскольку это было впервые, если не считать сэра Стивена, когда кто-либо из имевших отношение к Руаси мужчин поцеловал ей руку. Потом все трое вернулись в комнату.
     Сэр Стивен взял с каминной полки колокольчик и позвонил в него. О., заметив на стоящем возле дивана маленьком китайском столике бутылку виски, сифон с содовой и стаканы, подумала, что значит он звонил не за этим. Тогда же ее внимание привлекла и большая из белого пластика картонная коробка, что стояла на полу у самого камина. Командор занял место в соломенном кресле. Сэр Стивен присел боком на круглый столик, свесив одну ногу и опираясь на пол другой. О. было велено сесть на диван, и она, подняв юбку, послушно опустилась на него своими голыми бедрами. Вскоре в комнату вошла Нора. Сэр Стивен попросил ее раздеть О. и унести одежду. Оказавшись голой, О., нисколько не сомневаясь в том, что сэр Стивен хочет продемонстрировать ее покорность, и не желая разочаровывать его, буквально застыла посреди комнаты, следуя вынесенному из Руаси правилу. Глаза опущены, ноги слегка расставлены.
     Неожиданно, она не столько увидела, сколько почувствовала, что в комнату, через открытую со стороны сада дверь, вошла Натали. Появившись в комнате, она, в черном, как у сестры костюме, с босыми ногами, подошла и молча остановилась перед сэром Стивеном. По-видимому, девочка уже знала о госте - его присутствие нисколько не смутило ее. Сэр Стивен представил ее гиганту и попросил ее приготовить им виски. Натали быстро налила в два стакана виски, добавила туда немного сельтерской и бросила по кубику льда. Потом она поднесла их Командору и сэру Стивену. Гигант поднялся со своего кресла и со стаканом в руке подошел к О. Она думала, что он хочет потрогать ее грудь или ягодицы, но он, так ни разу и не прикоснувшись к ней, лишь внимательно осмотрел ее, всю, от приоткрытого рта до разведенных коленей. Он несколько раз обошел ее, разглядывая ее зад, ноги, грудь, и это столь близкое присутствие гигантской плоти всколыхнуло в О. какие-то сильные чувства, определить которые она затруднялась. Она не понимала, хочется ли ей поскорее убежать, спрятаться от этого молчаливого гиганта, или наоборот - почувствовать на себе его тяжесть, задыхаться под ним, ласкать его. В растерянности она, словно ища у него поддержки, посмотрела на сэра Стивена. Он понял и улыбнулся ей. Подойдя к ней, он взял ее за руки, завел их за спину и там соединил их, держа оба ее запястья в своей правой руке. Она сразу успокоилась, закрыла глаза и, словно во сне или в бреду, услышала, как гость сэра Стивена выражает ему свои восторги от ее тела, особенно подчеркивая волнующее сочетание немного тяжеловатой груди и очень узкой талии и то, что ее кольца длиннее и заметнее, нежели это бывает обычно. Потом, насколько она поняла, сэр Стивен пообещал где-нибудь на следующей неделе предоставить ее своему гостю. За что мужчина его тепло поблагодарил. После этого, сэр Стивен тихо шепнул ей на ухо, что она должна будет сейчас пойти к себе в комнату и вместе с Натали ждать его там.
     Натали была явно не в себе от радости, узнав, что она сможет теперь увидеть нового мужчину, использующего О. Она смеялась и ликовала, а О. никак не могла понять, почему этот человек вызвал в ней такое смятение.
     - О, как ты думаешь, - приставала к ней с вопросами Натали, - он захочет, чтобы ты делала ему минет? Ты видела как он смотрел на твой рот? То-то. Какая же ты счастливая, тебя хотят мужчины. Он точно будет бить тебя плетью, я видела, как он разглядывал твои рубцы. - Девочка замолчала, а потом добавила: - Во всяком случае, ты не будешь тогда все время думать о Жаклин.
     - Глупая, я вовсе и не думаю все время о Жаклин. Кто тебе сказал это? - ответила О.
     - Так я тебе и поверила, - воскликнула Натали. - Я же знаю, что тебе ее очень не хватает.
     Что в общем было правдой. Хотя, О. скорее не хватало юного женского тела, которое она могла видеть и гладить руками, нежели собственно Жаклин. Если бы сэр Стивен не запретил ей трогать Натали, она бы взяла ее, и девочка вполне бы заменила сестру. Но она знала, что Натали скоро окажется в Руаси, и ей доставляло удовольствие думать, что это из-за нее девочка пойдет на все уготованные ей страдания и мучения. О. не терпелось разрушить эту стену, отделявшую ее от Натали, но в тоже время она находила и приятное в этом вынужденном недолгом ожидании. Она сказала об этом Натали, но та не поверила ей.
     - Приди сейчас сюда Жаклин, - с горечью в голосе ответила девочка, - и ты бы стала ласкать ее.
     - Конечно, - засмеявшись, ответила О.
     - Вот видишь... - она замолчала.
     О. услышала через стену шум, доносившийся из комнаты сэра Стивена. Он, наверняка, подглядывал за ними сейчас, и она была счастлива, от того, что была постоянно открыта для него, что ей негде было спрятаться ни от его рук, ни от его взглядов. Ей сладостна была эта темница. О., стоя перед комодом, заменявшем ей к тому же туалетный столик, смотрелась на себя в старое помутневшее зеркало, и думала о тех гравюрах давно ушедшего девятнадцатого века, которые ей довелось в свое время видеть и на которых было изображено лето и женщины, скрывающие свою томную наготу в полумраке богатых комнат. Услышав звук открываемой двери, О. так резко обернулась, что железные кольца, висевшие у нее между ног, задели за одну из медных ручек комода и громко звякнули. На пороге комнаты стоял сэр Стивен.
     - Натали, - сказал он, - там внизу осталась белая картонная коробка, возьми ее и принеси сюда.
     Девочка обернулась за минуту, и вот уже, поставив коробку на кровать, она не спеша вынимала из нее один за другим, завернутые в тонкую белую бумагу предметы. Она по очереди разворачивала их и передавала сэру Стивену. О. увидела, что это были маски. Точнее, нечто среднее, между шапочками и масками; они, по-видимому, должны были закрывать всю голову, но оставлять при этом открытой нижнюю часть лица: рот и подбородок. Ястреб, орел, сова, лиса, бык - это были маски, сделанные из звериных шкур или птичьих перьев. Отверстия для глаз, там где это было необходимо (как например у маски льва) обрамляли искусно сделанные ресницы, а мех или перья скрывали голову целиком и ниспадали до самых плеч человека, надевшего маску. Специальный широкий ремень, скрытый от глаз окружающих под покровом меха или перьев, стягивался на затылке, и маска плотно прилегала к лицу, а каркас из жесткого картона не давал ей деформироваться.
     Глядя на себя в огромное зеркало, О. примерила все маски и остановилась на одной из масок совы. Всего их оказалось две, но та, которая пришлась О. по вкусу, была сделана из светло-коричневых и серых перьев. Эти цвета хорошо сочетались с загаром на коже О., а перья полностью скрывали плечи женщины и доходили почти до самых сосков. Сэр Стивен попросил О. снять маску и стереть помаду с губ, а немного погодя добавил:
     - Теперь для Командора ты станешь совой. Но заранее хочу предупредить: тебя будут водить на цепи. Пожалуйста, Натали, зайди ко мне в комнату и найди в первом сверху ящике секретера цепь и необходимый инструмент.
     Спустя некоторое время Натали вернулась с цепью и плоскогубцами. Это оказалась одна из тех цепей, которыми привязывают сторожевых собак. Взяв плоскогубцы, сэр Стивен разомкнул последнее звено цепи и закрепил на одном из колец, вживленных в плоть О. Цепь была не особенно длинной - около полутора метров в длину и на свободном конце ее болтался карабин. Сэр Стивен попросил О. опять надеть маску, а Натали взять цепь и несколько раз пройтись по комнате, ведя О. за собой. Натали не заставила себя упрашивать. Она обошла вокруг сэра Стивена три раза, а голая, но отчасти скрытая под маской женщина, следовала за ней.
     - Командор оказался прав, - произнес наконец сэр Стивен. - Волосы на лобке нужно удалить, но это мы сделаем завтра. Тебе пока придется ходить с этой цепью, О.
     Тем самыми вечером О. обедала вместе с Жаклин, Натали, Рене и сэром Стивеном. Она была абсолютно голой, а цепь змеей обвивала ее бедра и была закреплена на талии.
     Им прислуживала только Нора, и О. старалась не смотреть служанке в глаза: за два часа до обеда сэр Стивен вызвал ее в комнату О.
     Девушку из дома красоты, куда пришла О. на следующий день, чтобы удалить себе волосы, потрясли не столько железо и клеймо на ягодицах, сколько множество свежих ран от хлыста. О. потратила немало времени, пытаясь убедить ее, что удалить волосы одним рывком, когда они скреплены отвердевшим воском - ничуть не больнее одного удара хлыстом. Напрасно она старалась успокоить девушку, объясняя, что совершенно счастлива и довольна своей судьбой. Увы! После этих слов жалость на лице девушки сменилась ужасом.
     Когда операция была закончена, О. вышла из кабины, где была распята во избежание непроизвольных рывков. И хотя она сердечно благодарила девушку (не забыв оставить ей значительную сумму), О. чувствовала, что ее не хотят здесь видеть. Но какое это имело значение?
     Она понимала, что густые перья ее маски составляют резкий, шокирующий контраст с отсутствием волос у нее на теле, а маска добавляет ей сходство с древнеегипетской статуэткой: широкие плечи, узкие бедра и длинные тонкие ноги. Этот имидж требовал, чтобы поверхность кожи была абсолютно гладкой.
     В древности искусные мастера оставляли на статуэтках богинь щель внизу живота, которая была открыта взглядам толпы и где виднелся двойной гребешок малых губ... Прокалывали когда-нибудь эту плоть кольцами? О. задумалась об этом и вспомнила рыжую пухлую девушку, которую видела у Анн-Мари, и рассказ о том, как хозяин девушки использует это кольцо... Он привязывает ее на ночь к кровати. Он также потребовал, чтобы ей удалили волосы, заявив, что только это делает ее совершенно голой.
     О. забеспокоилась о том, что сэр Стивен, который так любил притянуть ее к себе за этот пушок, теперь будет недоволен. Однако ее страхи оказались напрасными: сэр Стивен сказал, что она волнует его кровь еще больше. А когда О. облачилась в маску, он стал ласкать ее так робко, как ребенок ласкает животное, которое очень хочет приручить.

     Сэр Стивен ничего не сказал о том, куда и когда собирается с ней поехать, ни словом не обмолвился о тех людях, которые тоже отправятся в гости к Командору. Но он навестил О. в ее комнате и даже проспал все оставшееся до вечера время, лежа рядом с нею. Ужин он велел подать в эту же комнату.
     За час до полуночи они вышли из дома и сели в заранее приготовленный "Бьюик". Большой темно-коричневый плащ, напоминающий бурки кавказцев, скрывал ее наготу; она была обута в босоножки на высокой деревянной подошве. Натали оделась в брюки и черный свитер, а в руке держала цепь, конец которой с помощью карабина был прикреплен к браслету на ее запястье.
     Машину вел сэр Стивен. Луна освещала своим серебристым светом дорогу, кроны деревьев и дома в деревнях, мимо которых им приходилось ехать по блестящей и вьющейся ленте шоссе. Все, что оставалось в тени, было словно скрыто за слоем китайских чернил. Редкие жители, стоявшие у домов, провожали любопытными взглядами проносящуюся машину с закрытым брезентом верхом. В фантастическом лунном свете оливковые деревья казались им парящими в метре над землей серебряными облаками, а кипарисы напоминали сказочных птиц. Ночной пейзаж представлялся им абсолютно нереальным, будто в нем не осталось ничего материального, за исключением, разве что, запахов шалфея и лаванды.
     Дорога все круче шла в гору. Земля отдавала жар, накопившийся в ней за день, и поэтому О. скинула с плеч плащ, решив, что вряд ли здесь ее кто-нибудь увидит: дорога казалась совершенно пустынной.
     Через несколько минут машина въехала на холм, который обступила зеленая дубовая рощица, и сэр Стивен затормозил у высокой каменной стены с большими воротами, тут же распахнувшимися перед автомобилем. Они въехали внутрь.
     Сэр Стивен сразу же остановил машину и, выйдя из нее первым, помог выбраться Натали. Он потребовал, чтобы О. оставила плащ и босоножки в салоне, и когда она подчинилась, толкнул большую деревянную дверь.
     За дверью оказалось какое-то подобие внутреннего дворика, вымощенного каменными плитами и замкнутого между трех сводчатых аркад. Четвертая сторона двора выходила к широкой, с такими же каменными плитами, террасе. Во дворе танцевало около десятка пар. Некоторые женщины, одетые в очень декольтированные платья, и мужчины в коротких белых жилетах сидели за небольшими столиками, на которых стояли подсвечники с горящими свечами. Слева стоял проигрыватель, справа - стойка с закусками. Но лунный свет, не менее яркий, чем свет свечей, прекрасно освещал весь двор, и поэтому, когда обнаженная фигура, которую на цепи вела одетая в черное Натали, появилась в центре двора, прямо в полосе лунного света, сидевшие мужчины тут же встали, а танцующие пары одна за другой остановились. Стоявший у проигрывателя слуга насторожился и обернулся. Увидев вошедших во двор, он остановил пластинку.
     О. застыла в центре всеобщего внимания, сэр Стивен встал в двух шагах позади нее. Командор прошел к ним, раздвигая столпившихся вокруг О. мужчин и женщин, которые взяли со столов свечи - чтобы лучше ее рассмотреть.
     - Кто она? Откуда? Чья это женщина? - тут же послышались вопросы.
     - Она принадлежит тому, кто ее захочет, - ответил Командор сразу всем и подвел О. и Натали к самому краю дворика, где у ограничивающей его стены стояла каменная скамья, покрытая голубым тюфяком.
     О. тут же села, прислонившись к стене спиной и положила ладони на колени. Натали, ни на мгновение не выпускавшая из рук цепь, расположилась прямо на полу у нее в ногах. Командор вернулся к людям, столпившимся в центре двора.
     О. поискала взглядом сэра Стивена. Она распознала его фигуру среди остальных, но не сразу: он устроился в шезлонге с другой стороны, у самой террасы. О. успокоилась: он выбрал удобное место, чтобы не терять ее из виду. Вновь включили музыку и люди принялись танцевать.

страницы: [Пред.] 1 2 3 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Суббота 23.06.2018 18:48