http://morkovka.net
морковка
 
 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |


 Знакомства   Я Ищу от до в

рассказУроки рисования
автор: Прохоров Святослав
тема: инцест, подростки
размер: 57.58 Кб., дата: 05-02-2002 версия для печати
страницы: 1 2 3 4 5 6 [След.]

     Вроде ничего не изменилось в жизни Игоря Сергеевича, но неумолимо приближавшаяся дата возвращения дочери наложила на все суровую апокалипсическую печать. То, что подспудно дремало, отодвинутое на неопределенный срок, подступило и выложило на стол неоплаченные счета и просроченные векселя.
     Свешников серьезно поговорил с внучкой, строго-настрого предупредив о необходимости соблюдать максимальную осторожность и осмотрительность после возвращения матери. Девочка действительно очень сильно изменилась за эти месяцы, даже внешне. От обилия излитой на нее (в прямом к переносном смысле) любви и ласки, Наташа похорошела, расцвела, наполнилась сознанием ценности и прелести своего юного тела. У нее изменилась походка, жесты стали более женственными, по-кошачьи грациозными. Отпечаток чувственности и призыва плоти крепко легли на образ этой девочки. Она внимательно выслушивала и охотно соглашалась с дедом во всем, но сомнения не оставляли старого учителя.
     В первый же приезд Кругловых после рокового письма, они с Юрой, оставив девочек ласкаться и играть в гостиной, заперлись на кухне и долго обсуждали положение. Юрий успокаивал друга, как мог, и все его доводы были резонны, а покоя в сердце не приносили.
     16 декабря пришла телеграмма из Москвы: Лена прилетела и выезжает домой поездом. 1о-го утром Наташа не пошла в школу - это было их последнее утро, после последней ночи, проведенной в одной квартире, в одной постели. Игорю Сергеевичу казалось, что он, и девочка должны как-то отметить это, каким-то каскадом безумных эмоций и ласк, но все было до удивления как всегда, лишь грусть старика передалась и ребенку.
     Позавтракав и одевшись, чтоб ехать на вокзал, они коротали ожидание такси, усевшись на диване в привычной последней и прощальной близости. Игорь Сергеевич держал Наташу на руках, приспустив ниже колен ее колготки с трусиками, одетые поверх теплые гамаши и, отвернув подол темно-зеленого вязаного платья, нежно поглаживал испод слегка раздвинутых ляжечек, низ живота, мысок лобочка и, конечно же, складочку писи. В голове вертелась одна и та же мысль: Почему? Зачем? По какому праву у меня отнимут эту прелесть, это нежное трепетное существо, эту писечку, эта быстрые ладные теплые ножки, гладкий животик, маленькие ласковые губки, пуговку носика, который так приятно захватывать губами, вечно поражаясь: какое оно все настоящее, но маленькое, миниатюрное, игрушечное...
     Подошло такси. Водитель поднялся и позвонил, потом еще раз видно спешил парень. Они почти ничего не говорили, ни дома, ни в машине, ни на перроне, а когда, замедляя бег, поплыли вагоны, Наташа напряглась, вытягивая шею, сжатую шарфом, и, бегая по окнам глазами, искала маму.
     -Мама..! - Ее крик и рывок маленькой руки из плена его ладони заставили Игоря Сергеевича вздрогнуть, ухнуло и заныло сердце. Свершается должное, думал он, глядя на удаляющуюся, спину и прыгающий помпон шапочки Наташи.
     Он поцеловал загорелое, но осунувшееся, похудевшее лицо дочери, сказал нужные в таких случаях слова, изобразил на лице все нужные, эмоции и пошел рядом, помогая нести чемодан, и, слушая как внутри перекатывается холодная страшная пустота.
     Приехали сразу к нему. Все вещи, игрушки, бельишко девочки ждали заранее упакованные, готовые вернуться в родной дом, их хозяйку. Лена без конца расспрашивала и его, и дочь, которую не отпускала ни на минуту и, даже обедала, держа ее на коленях.
     А потом он проводил их до такси, долго-долго шел назад, в опустевшую, казалось выстуженную, лишившуюся своего маленького "сердечка" квартиру.
     Это была страшная и странная ночь. Первая за четыре месяца проведенная в одиночку, без теплого маленького комочка под боком. Никто не толкал эго острым локотком под бок, или круглым коленом в пах, никто не забрасывал на его бедра откинутую во сне стройную голую ножку .... Игорь Сергеевич долго ворочался, прижимал к лицу Наташину подушку, почти потерявшую (словно она увезла его с собой) неуловимый аромат девичьих волос. Нашел в шкафу трусики, чулочки, комбинашки, купленные им или Кругловым, нюхал, лежа в постели, прижимал к голому телу и плакал от бессилия что-либо изменить, вернуть. Он почти не спал, лишь на рассвете, когда за окном уже слышались шаги спешащих на работу людей, учитель забылся в полудреме, пронизанной мучительной печально дрожащей на одной горькой ноте, струной-мыслью: Наточки больше нет с ним.  
     Его разбудил телефон. Было около десяти часов, за окном - позднее серое декабрьское утро, в голове боль. Круглов прекрасно понимал состояние друга, долго не говорил и совершенно не успокаивал, а просто сказал, что едет к нему с Санечкой. Звонил из автомата. Игорь Сергеевич поставил чайник, нашел в холодильнике водку и, не дожидаясь никого, сам выпил рюмку, потом еще?. Увы... Причина "похмелья" была не в этом.
     Юрий зашел на минутку. Крепко пожал руку и с чувством заглянул в глаза. Этот взгляд сказал в сотню раз больше, чем любые слова, Свешников понял, что он не одинок в своем горе. А вдвоем - это уже не горе, а беда, проблема, неприятность... что угодно, но не горе. Горюют только одиночки.
     - Игорь, сейчас остаться не могу. Пойми - дела срочные, но к половине третьего заеду, тогда посидим, покалякаем...
     Он распрощался, оставив Свешникова с дочкой. Сняв с девочки шубку, Игорь Сергеевич обнаружил, что она в школьной форме, вся кругленькая от обилия теплой одежды - декабрь выдался морозный.
     - Тебя папка прямо из школы забрал?
     - Ага, прямо с урока...
     - А что сказал?
     - Ничего! - она удивленно пожала плечами. - А правда, что Наташа с Вами не живет больше?
     -Правда. Ее мама вернулась вчера, да ты и сама ведь знаешь.
     - Я думала, может останется.
     Игорь Сергеевич ничего ей не ответил, вздохнул, ласково потрепал волосенки и повел девочку в гостиную.
     - Ну, иди ко мне, моя маленькая, ласковая спасительница! Мой прелестный лесной эльф! - Саша тихонько засмеялась его необычному, грустно - поэтическому тону.
     - Сколько же на тебе всего надето! С ума можно сойти! - шутливо ворчал учитель, стаскивая по ее ножкам гамаши, теплые колготки, а следом тонкие.
     - Нет, так мы не справимся! Садись-ка на диван... Саша села и полуооткинулась на локти, отдавая дяде Игорю свои запутанные, полу оголенные ножки. Под платьем белья оказалось не меньше. Наконец, на девочке остались только беленькие в цветочках трусики. Игорю Сергеевичу раздеваться было не надо: с утра он лишь накинул халат на голое тело и теперь, распахнув его, усадил малышку на колени.
     - А трусики? - удивилась Саша.
     - А трусики пусть будут. Ну что это, все время без них, да без них. Давай теперь в штанишках попробуем, а?
     - Давай! - охотно согласилась девочка, чуя какую-то новую выдумку. Загадочно улыбаясь, Игорь Сергеевич внимательно оглядел сидящую верхом лицом к нему девочку: ее глазенкам сияли горяченьким интересом под густой русой чёлкой. Остальной волос был аккуратно зачесан назад и схвачен резинкой с бантиком в длинный хвост. Осторожненько, чтоб не дернуть и не причинить малышке боли, он освободил волосы, и они водопадом чистого шелка рассыпались по спине. Мужчина игрался пальцами с этими длинными невесомыми прядями, перекинул часть их на грудь, поднес к лицу и вдохнул знакомый пьянящий аромат.
     - Сашенька, а ты никогда с папой, или сама не пробовала играть, чтобы кончать, не дотрагиваясь до писи? - Нет, ни когда...
     - Давай попробуем? Я буду ласкать тебя везде-везде, где тебе приятно, а ты думай о чем-нибудь таком... Ладно?
     -Ладно!
     И они начали странную, мучительно-сладкую игру, выискивая на теле девочки те местечки, от прикосновений и щекотки которых наслаждение по капельке стекало к низу живота, нежным зудом отдавалось в маленьком лоне, скапливалось там, увлажняя губки и щелку. Вот дядя Игорь, чуть касаясь подушечками пальцев, пробегает по шейке, груди, пупырышкам сосочков (тут же окрепших и заострившихся) и вниз по животику, до самой резинки штанишек. Вторая рука проделывает тот же путь по спине. Приняв правила игры, девочка терпеливо переносит щекотку, и лишь вздрагивает, словно лошадка, да иногда вырвется полу проглоченный смешок. А чуткие как у слепца пальцы ощупывают детское личико, трогают прикрытые дрожащие веки, кнопку носика, пухлые губки, мягкий клинышек подбородка, щечки.. И снова их путь лежит вниз, к чуткому животику, к гладенькой внутренней стороне бедер, полностью открытых маленькими трусиками. Он проверяет, едва касаясь, насколько увлажнились между ног штанишки, - она уже мокренькие! Маленький бугорок набух нестерпимым желанием, истекает смазочкой. Санечке уже невмоготу, и она инстинктивно подается низом живота, стремясь прижаться писей к его пальцам. Но дядя убирает руку, и снова начинается медленная пытка.

страницы: 1 2 3 4 5 6 [След.]

 | м | новое - старое | эротические рассказы | пособия | поиск | рассылки | прислать рассказ | о |

  отмазки © XX-XXI морковка порно фото Понедельник 24.09.2018 08:13